ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На лбу Стивена выступил пот, он стал часто и тяжело дышать.

Следующая серия более глубоких надрезов пришлась на грудь. Мучитель закончил и начал снимать с менестреля кожу.

Стивен застонал.

Девлин забился в своих путах. В первый раз за долгие годы он обратился с молитвами к богам.

– Я сделаю все, все, что бы вы ни попросили, – пообещал он. – Я приму судьбу, которую вы уготовили мне в образе Избранного, только освободите моего друга от мучений.

Он отчаянно молился, умоляя Канжти, который стал покровителем Девлина, когда он давал клятву Избранного. Однако боги отвернулись от него. Им не было никакого дела ни до несчастий смертных, ни до человека, чье дыхание перешло в заглушенные всхлипывания, когда он извивался от боли под ножом Арнауда.

Девлин продолжал вырываться из своих пут, пытаясь освободить руки и ноги.

– Прекрати! – прокричал он.

– Ты изменил свое решение? – оторвался от своей работы принц. – Клянешься, что дашь мне доступ к своей душе?

Девлин открыл рот, умоляя богов, чтобы те дали ему силы солгать, однако не смог произнести ни одного слова.

– Вижу, что нет, – издевался Арнауд. – Подумай хорошенько, что ты больше ценишь. Я могу продержать твоего друга живым в таком состоянии в течение многих дней.

– Пожалуйста, – взмолился Стивен.

Девлин заставил себя взглянуть на менестреля.

– Пожалуйста, – повторил он.

Он просил Избранного спасти его? Стивен всегда смотрел на Девлина как на волшебного героя, и теперь ему приходилось расплачиваться за свою наивность.

Не стоило Девлину заводить друзей. Он не должен был позволять привязываться к себе. Неужели трагический случай с семьей ничему его не научил? Он – проклят, он приносит смерть всем, кто его любит.

Принц отложил один нож и взял другой. Приложил его к правой руке Стивена, затем последовал резкий удар, и Девлин услышал громкий крик друга.

Арнауд держал в руке отрубленный большой палец руки.

– Он уже не будет менестрелем после того, как я поработаю с ним. Пообещай, и ты еще сможешь спасти ему жизнь.

Лицо Стивена сморщилось, судорожные рыдания вырвались из его горла.

Принц точно ненужный мусор швырнул на стол отрубленный палец, затем прошелся по комнате и встал с другой стороны, ближе к Девлину.

Арнауд взял левую руку менестреля.

Избранный больше не мог выносить этого. Нужно остановить врага любой ценой. Он высвободил все эмоции, позволив гневу и ярости выплеснуться. Потом передал свою волю безрассудному позыву Заклятия Уз.

Заклятие Уз направило все его бешенство в мощь, не подвластную ни одному смертному. Одна нога высвободилась, и, все еще привязанный к креслу, Девлин сумел встать.

Спина принца была впереди, и, пошатываясь, пленник устремился к нему.

Стражник выкрикнул предупреждение, но слишком поздно. Избранный уже налетел на принца. Они повалились на пол.

Арнауд неподвижно лежал, придавленный весом Девлина и тяжелого дубового кресла, которое весило по крайней мере столько же, сколько человек. И если бы удача сопутствовала пленнику, принц напоролся бы на свой нож.

Девлин продолжал вырываться, и ему удалось освободить правую руку. Он нащупал шею мучителя и сдавил ее. Охранники попытались оттащить тяжелое кресло. Он почувствовал пульс жертвы под своими пальцами и усилил хватку. Больше ничего не имело значения – ни крики охранников, ни острая боль, пронзившая его бок. Вся воля сконцентрировалась на том, чтобы выбить жизнь из врага.

Но когда пульс принца стал замедляться, добыча ускользнула из его рук. Сильный удар по голове отправил Девлина в темноту.

* * *

Шум дождя, барабанящего по крыше, разбудил Девлина. Успокаивающий звук. Звук детства, когда они вместе с братом в спальне слушали, как капает дождь. Он зацепился за воспоминание и образ ливня, чувствуя, как тяжело просыпаться.

Однако когда он открыл глаза, то увидел, что находится в комнате пыток.

И он слышал не шум дождя, а звук крови Стивена, капающей на пол. Девлин на мгновение задержался взглядом на медленно стекающих каплях, зачарованный разрастающимся багровым пятном. Потом поднял глаза.

Стивен был мертв. Его глаза невидяще уставились в потолок, грудь была неподвижна. Больше никогда он не посмотрит на него с просьбой о спасении.

В какой-то степени это милосердие. Девлин был слишком потрясен, чтобы что-то чувствовать. Ни злость, ни отчаяние, только непомерное оцепенение.

– Ты убил своего друга.

Избранный повернулся и увидел, что принц сидит в кресле недалеко от него. Его одеяние было запятнано кровью. На горле просматривались тени, которые в скором времени проявятся в синяки, и тем не менее он остался живым и невредимым.

Девлин потерпел неудачу.

– Твой безрассудный рывок подтолкнул мою руку. И вместо того, чтобы просто порезать твоего друга, я погрузил нож в его грудь. Он умер прежде, чем я смог позвать целителя.

– По крайней мере он освободился от тебя, – ответил Девлин.

Это служило ему слабым утешением.

Он взглянул на Стивена, на мгновение свет в его глазах померк, и Девлин увидел две фигуры, одну поверх другой. Он моргнул, и когда снова посмотрел туда, образ закрепился.

Должно быть, удар по голове повредил мозг. Правая рука стала пульсировать, и когда Девлин посмотрел вниз, то заметил, что его запястье вывернулось под невероятным углом. Он попытался пошевелить пальцами, однако опухшая конечность больше не повиновалась ему.

– Я предупреждал тебя о том, что произойдет, – начал Арнауд. – Рука – всего лишь начало твоего наказания. Хотелось бы сохранить все остальное к тому времени, когда ты начнешь осознавать все, что произошло с тобой.

Девлин поставил на карту все и проиграл. Принц остался в живых, и, что еще хуже, никто из тюремщиков не нанес Девлину смертельной раны. Он проведет последние дни в плену у Арнауда, как беспомощный калека, не способный влиять на собственную судьбу.

Только смерть может спасти его, но он знал, что вряд ли ему даруют подобную милость. Не ранее, чем его мучитель откроет секреты Заклятия Уз.

До сих пор Избранный надеялся, что сможет каким-то образом найти выход из ловушки. Он старался проявить силу, напрячь волю и быстро реагировать при представившемся случае. Но теперь, после смерти Стивена, Девлин понял, что сам себя обманывал. Чудесного спасения не будет. Нет шансов превратить ужасное поражение во что-то, хоть отдаленно напоминающее победу.

Отчаяние захлестнуло его.

Дверь открылась, и в комнату вошла сержант, держа в руках длинный тонкий предмет, завернутый в кожу. Принц встал и забрал у нее сверток.

Девлин почувствовал зов и тягу к свертку. Даже не разворачивая его, он мог догадаться, что находится внутри. Меч Света, оружие Избранных. По словам старцев, меч изготовлен потомком бога-кузнеца Эгилом. Столетиями им обладали мужчины и женщины, чьи имена стали легендой для жителей Джорска.

Меч был утрачен во время битвы при Иннисе, когда армии Джорска завоевали народ Дункейра. Но до этого соплеменники Девлина убили Избранного Зигмунда, чей Меч Света исчез. Преданная забвению в течение сорока лет сила оружия иссякла до того дня, когда Девлин впервые взял его в руки. С тех пор его участь связана с этим мечом. Он невольно задумался о своей судьбе, которая привела его на тропу Избранного, а позднее направила в Дункейр, чтобы вернуть джорскианское сокровище.

Очень высокую цену Девлин заплатил, чтобы привезти Меч назад в Кингсхольм. А теперь, так же, как и его самого, реликвию передали в руки страшного врага королевства.

При помощи этого Меча король Олафур мог найти нового Избранного, выбрать человека, который смог бы собрать народ для защиты. Но монарх предпочел избавиться от артефакта, как он избавился и от Девлина. Олафур отбросил подальше от себя все то, что могло спасти его трон.

– Меч Света чувствует тебя, – сказал Арнауд.

Действительно, камень, расположенный на рукоятке меча, теперь мерцал тусклым красноватым огнем, такой же свет исходил и от кольца Избранного. Пальцы его правой руки беспомощно цеплялись за ручку кресла. Легенда гласила, что Меч придет к Избранному, если он призовет его, но хотя Девлин напряг всю свою силу воли, тот не сдвинулся даже на дюйм.

42
{"b":"4664","o":1}