ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увы, присутствие предателя также означало, что деревня Магнильды первой попадет под удар. В качестве меры предосторожности все малыши и подростки были эвакуированы во временный лагерь в лесу. Из оставшихся сформировали военные отряды. Благодаря потраченным предыдущим летом усилиям каждая деревня могла похвастаться хотя бы одним или двумя тренированными бойцами, которые помогали теперь передавать знания остальным. Кое у кого нашлись луки для охоты на мелкую дичь, но их мощи хватало, чтобы свалить человека с близкого расстояния. Остальные вооружились топорами, грубо выточенными копьями или же заостренными кольями.

С каждым днем ряды пополнялись новыми добровольцами, однако одновременно рос и риск быть обнаруженными вражескими войсками. Спустя две недели после собрания совета капитан Драккен решила, что так больше продолжаться не может.

– Риск слишком велик. Здесь больше оставаться нельзя, – объявила она, когда Девлин пришел разделить со всеми чашку легкой кавы и черствого пирога.

Теперь, когда в деревне прибавилось сто рекрутов, с едой становилось сложно.

– Согласен, – кивнул Девлин.

Драккен, которая собиралась привести еще массу доводов немедленно замолчала, осознав, что и так добилась своего.

– Олува, сколько у нас готово отрядов? Семь?

– Уже восемь. Прошлой ночью приехал Вальтир Криплтанг, он будет командовать новым отрядом, – сообщила Олува.

Традиционная военная стратегия требовала сосредоточить как можно больше войск в одном месте, но капитан Драккен и Девлин решили применить совершенно другую тактику. Каждого вновь прибывшего записывали в отряд численностью не более дюжины человек. Малый состав позволял отряду передвигаться быстро и незаметно для врага.

Командир каждой группы нес ответственность за определенную территорию, что позволит бойцам рассредоточиться, когда они покинут деревню. Даже если сельваратцы обнаружат один из отрядов и уничтожат его, остальные будут в состоянии продолжить борьбу.

– Я бы хотел встретиться с Вальтиром – нужно убедиться, что он понимает поставленную задачу, – продолжал Девлин.

– Я лично обучала его в прошлом году, – ответила Олува. – Он знает, что от него требуется. Вальтир не станет бездумно бросаться в бой, в основном он планирует устраивать засады, чтобы застигнуть врагов врасплох. С ним прибыли шестеро бойцов, все вооружены мечами.

Девлин удивленно вскинул брови, услышав такую новость. Шесть мечей – невиданная роскошь и похвальное проявление инициативы.

– А они случайно не ограбили солдат сельваратской армии? – полюбопытствовал он.

– Патрулю наемников оружие все равно больше не понадобится, – ответила Олува, сдерживая улыбку.

– Вот молодец! – похвалила капитан Драккен. – Несомненная заслуга тренера.

Оказалось, что Олува неплохо разбирается в людях, поэтому те, кого она обучала, первыми присоединились к войску. По-своему она тоже вдохновляла людей, как и Девлин, и он собирался использовать ее лучшие качества в общих интересах.

– Магнильда, будь добра, созови командиров. Хочу еще раз поговорить с ними, отдать последние приказы, прежде чем мы рассредоточимся, – попросил Девлин.

Он подождал, пока Магнильда отойдет на достаточное расстояние, и только тогда обратился к друзьям.

– Дидрик и Олува, когда Магнильда отправится на восток, вы будете сопровождать ее, – сказал он.

Дидрик отрицательно покачал головой.

– Я не оставлю тебя без прикрытия, – упрямо поджал он губы.

– Если мы будем держаться вместе, то станем лакомым куском для врага, – продолжал Девлин.

Восстание еще не набрало силу. Если все они погибнут, маловероятно, что найдутся другие лидеры и займут их место.

– Олува и Магнильда пойдут в сторону моря, по дороге собирая новые отряды и обеспечивая постоянную связь, – пояснил он. – Мне нужно, чтобы ты взял на себя командование на востоке.

В отличие от командующих королевской армией Девлин не мог рассчитывать, что, рассылая приказы, добьется их исполнения в своих отрядах. Разбросанные по всей провинции группы во многом автономны; принимая решения самостоятельно, они будут следовать только общей намеченной стратегии. У них нет привычной цепочки для передачи приказов, а это означает, что Сельварату будет труднее с ними справиться. С каждым отрядом придется возиться по отдельности. А поскольку они рассредоточены, вполне логично подстраховаться и разделить командование, чтобы всех не могли уничтожить одним точечным ударом.

– Я же не вездесущ, поэтому мне нужны доверенные лица в разных районах. Вы все знаете о наших планах, вам известен ход моих мыслей. Вы станете командовать вместо меня на востоке.

– С этим и Олува справится, – возразил Дидрик.

– Если ты погибнешь, она займет твое место. Если же убьют ее, ты возьмешь на себя командование. Вы будете приглядывать друг за другом, – настаивал Девлин. В случае его гибели любой из них справится с задачей и поведет за собой восстание.

– А я буду прикрывать Избранного, – вставила капитан Драккен.

С Морвенной он проиграл спор. Огромный опыт командования делал ее незаменимой на поле боя. Однако капитан продолжала настаивать, что кто-то должен страховать его со спины, а когда этот аргумент он тоже отмел, она заявила, что ему не обойтись без ее знания техники ведения боя.

– А как же я? – спросил Стивен.

– Ты останешься со мной, – решил Девлин.

Возможно, это не самое безопасное место, и все же с тех пор как Девлин снова увидел менестреля, ему не хотелось с ним расставаться, и он не выпускал его из виду. Наводящий ужас искалеченный труп Стивена преследовал его во сне. Он понимал, что это всего лишь трюк, но в душе Избранный опасался, что такое может произойти и в реальности, если он не предотвратит беду.

Возможно, придет время и Стивену отдать жизнь в борьбе. Однако этот день придет, лишь когда самого Девлина уже не будет на свете.

20

Капитан Драккен вытерла пот со лба и, прикрыв ладонью глаза, осмотрела поля, на которых поспевало зерно под слепящими лучами летнего солнца. Убедившись, что бойцы заняли свои позиции и готовы остановить наступление неприятеля, она направилась вдоль восточного окопа до его пересечения с дорогой.

Девлин уже появился с двумя десятками всадников. Она лично отбирала их из прибывающих каждый день добровольцев. Только лучшие из лучших удостаивались чести охранять Избранного.

– Все готово, – сообщила Драккен. – Ты уверен, что мы не совершаем ошибку? Переговоров не будет?

– Сборщица налогов сделала свой выбор, – ответил Девлин.

Его лицо помрачнело, как часто случалось в последнее время независимо от того, сообщали ли ему хорошие новости или плохие. Глядя на него, можно было подумать, что восстание доживает последние дни. В действительности же дела обстояли не так уж плохо. Вопреки всем препонам они не только выживали, но и становились сильнее.

Девлин продолжал следовать своей простой, но жестокой тактике. Они не затевали масштабных боевых действий, в основном нападая из засады и уничтожая командиров. Когда подворачивался шанс убить захватчика, его оружие распределялось среди бойцов все увеличивающегося отряда повстанцев.

Цена победы высока. Неопытные бойцы скоро обнаружили, что противник во многом превосходит их, и если удавалось уничтожить вражеского солдата, потеряв лишь одного партизана, это считалось удачей. Как правило, они теряли двоих, троих, а то и четверых повстанцев, чтобы одолеть одного врага.

Однако у Девлина было численное преимущество, а со временем и его бойцы стали хитрее и опытнее. Противник больше не решался отправлять патрули, состоящие всего из четырех воинов. Теперь они осмеливались передвигаться только группами по двенадцать – пятнадцать человек, однако и отряды восставших выросли соответственно.

Сначала они убивали без пощады, потом Девлин предложил оставлять одного пленника в живых для допроса, когда представлялся случай. После допроса солдату отрубали правую руку и отпускали, используя как предупреждение остальным.

51
{"b":"4664","o":1}