A
A
1
2
3
...
52
53
54
...
72

– Вперед, – выкрикнула она, и бойцы тронулись неровным строем: шестеро впереди, остальные за ними.

По дороге Драккен по привычке высматривала, нет ли опасности. Однако мысли ее были далеко, поскольку она не знала, каким будет следующее задание. Интересно, есть ли черта, которую она еще не готова пересечь?

* * *

Они поехали кружным путем, чтобы убедиться в отсутствии слежки. Лишь к закату Девлин и его отряд присоединились к остальным в последнем лесном лагере. Драккен проследила, чтобы раненым оказали помощь, а тем временем Избранный отправился искать командира разведчиков. Она отрапортовала, что пока все спокойно, но предупредила, что ее чутье говорит о надвигающейся опасности. Девлин, чьи инстинкты уже не раз уберегли их от бед, выслушал серьезно, потом велел удвоить патрули на ночь. Утром они снимутся с лагеря.

Только завершив обход, он поспешил к своей палатке. Там круглолицая девчушка лет двенадцати подала ему холодной воды и грубое шерстяное полотенце. Чья-то сестренка или дочь, которая теперь путешествует с отрядом потому что дома стало небезопасно. Он поблагодарил ее и вздохнул. Не место здесь ребенку. Только в Коринте, да и на других оккупированных территориях не осталось мест, где можно чувствовать себя спокойно.

Девлин смыл копоть с лица и рук, потом прополоскал рот разбавленным вином. Когда он поднял глаза, перед ним стоял Стивен.

– Что случилось? – спросил Девлин.

– Есть новости из Сарны, – ответил менестрель.

Староста ближайшей деревни был одним из звеньев неофициальной цепи, по которой восставшие передавали друг другу сообщения. Они редко отправляли письменные послания, предпочитая довериться надежным людям. Зная, что Стивена взбудоражит зрелище выселения предательницы Эмилианы, Избранный дал ему поручение сходить в деревню и разузнать последние новости.

Девлин в сопровождении Стивена направился к кострам, на которых готовился ужин.

Наверное, охота была удачной, поскольку на вертеле над огнем жарился кабан. Группки людей, в том числе и те, кто был с Девлином в рейде, расселись у костров. Он кивнул в ответ на их приветствия, лишь слегка замедлив шаг, когда увидел Турлу, которая сидела в одиночестве.

– Как себя чувствует твоя дочь? – спросил он.

– Она отдыхает, но рана уже заживает, она сможет путешествовать, – торопливо уверила женщина.

– Хорошо.

Турла не умела обращаться даже с копьем, а вот у ее дочери проявились способности к бою на мечах. Увы, ее серьезно ранили в стычке два дня назад. Поскольку в отряде было ни одного настоящего целителя, пришлось просто забинтовать раны и надеяться на лучшее. Всех, кто оказывался не в состоянии следовать за отрядом, бросали. Считалось милосерднее перерезать им горло, чем оставлять умирать медленной смертью.

Повар взял деревянный поднос и, положив на него щедрую порцию, протянул Девлину.

– Ешь до отвала, его надолго не хватит, – посоветовал он. – И потом, возможно, мы не скоро теперь поедим мяса.

– Мы снимаемся с лагеря завтра, – сообщил Девлин, – Можешь передать остальным.

Отряд насчитывал уже пятьдесят воинов, поэтому им нужно было перемещаться с места на место по двум причинам: избегать стычек с противником и добывать еду. Ни одной из деревень не под силу кормить столько людей больше двух-трех дней. А отправляться за провизией в более крупные города слишком рискованно. Вероятно, пришло время захватить еще один караван с припасами для сельваратской армии.

Девлин поглощал пищу быстро, не замечая вкуса.

– Так что в Сарне? – снова обратился он к Стивену, возвращая поднос повару.

– Давай найдем капитана Драккен, чтобы мне не пришлось рассказывать одно и то же дважды, – отозвался менестрель.

Девлин пожал плечами и зашагал к небольшой полянке, на которой сидела Морвенна, прислонившись спиной к палатке со снаряжением. Увидев его, она сделала еще один глоток из бурдюка с вином.

– За успех, – провозгласила она.

Слова прозвучали бодро, однако ее лицо скривилось.

Избранный понимал, что Драккен не по душе то, что пришлось сделать. Дай бог, чтобы это было наихудшим из ее заданий.

– Рейд прошел успешно? – поинтересовался Стивен.

Девлин взял бурдюк из рук Морвенны и сделал несколько глотков, прежде чем усесться на землю рядом, подстелив свернутый плащ.

– Да, удачно. Владения Эмилианы уничтожены, а сама она ушла, взяв лишь то, что смогла спрятать под накидкой, проклиная нас на чем свет стоит.

– Мы кого-нибудь потеряли? – спросил менестрель.

– Ничего серьезного, – успокоила его капитан. – Том обжег левую руку, и немного опалило кожу булочнице, когда из-за ветра огонь неожиданно изменил направление.

– Анна. Булочницу зовут Анна Карлсвайф, – заметил Стивен. Он легко запоминал лица и имена людей.

– Это полезная тактика и хороший урок тем, кто надумает связать судьбу с захватчиками, – убежденно продолжал Девлин. – Нужно сообщить другим отрядам.

– Мы должны напомнить им об осторожности, – сказала Драккен.

– Ты права, если бы ветер изменился, пожар мог выйти из-под контроля и повернуть к лесу, – согласился Девлин.

Морвенна сурово посмотрела на него.

– Нужно передать им, чтобы осторожнее выбирали мишени. Я понимаю, мы обязаны вершить правосудие над предателями, но невинные не должны пострадать.

– Тогда сама и составь текст сообщения, – решил пойти на уступку Девлин. – Какие все-таки новости из Сарны?

Он не очень хорошо представлял себе, что такое Сарна, человек или место.

– Сарна – городок на востоке, немного дальше того места, где сейчас отряд Эджеслика. Дидрик кое-чего добился в окрестностях города, поэтому местный командующий решил принять меры. Он отправился в Сарну, выбрал наугад три дюжины местных жителей и казнил их в отместку за набеги.

Голос Стивена звучал ровно, однако глаза блестели от еле сдерживаемых эмоций.

Избранный протянул руку, и Драккен вложила в нее бурдюк. Он сделал еще глоток, хотя прекрасно понимал, что во всем лагере не найдется достаточно вина, чтобы утолить его гнев.

– Неужто тебе нечего сказать? – взорвался Стивен. – Это же наш народ! Среди убитых трое детей!

– Я прекрасно тебя слышал. – В его голосе тоже чувствовался гнев. – Что я могу поделать? Я скорблю об их смерти, только они не первые невинные жертвы и не последние. По крайней мере их гибель не будет напрасной.

– Какую же пользу можно извлечь из смерти людей? – с сарказмом спросил Стивен.

– Теперь больше нет невинных, – пояснил Девлин. – Только не после случившегося. Бертранд заставил всех сделать выбор. Либо они поддерживают протекторат, либо присоединяются к повстанческим войскам. Больше нет смысла придерживаться нейтралитета.

– Да, но… – начал Стивен.

Девлина удивило возмущение менестреля. Джорскианская армия с самого начала применяла тактику уничтожения заложников для контроля населения Дункейра. Что ж, настало время и для них испробовать те же меры на своей шкуре.

– Ты, похоже, забыл, как Коллинар сохраняет порядок в Дункейре. Или все выглядит по-другому, когда жертвами становятся свои?

Девлин швырнул бурдюк Стивену. Тот неловко поймал его левой рукой, однако пить не стал.

– А ты, видимо, забыл, что я выступал против казней. Зло есть зло, независимо от того, кто его совершает, – отозвался менестрель.

Девлин прикусил язык, не дав проклятию сорваться с губ. Он ждал этого дня, знал, что он неминуемо настанет, однако продолжать участие в стычке у него не было сил. Лучше бы он позволил менестрелю присоединиться к рейду, тогда новость из Сарны пришла бы поздней. Таким образом, он получил бы возможность подольше сохранить свои иллюзии.

– Ты ведь сам уговаривал меня вести за собой людей, – устало проговорил он. – Ты постоянно напоминал мне, что я – Избранный. Именно ты обещал следовать за мной, какие бы меры я ни посчитал необходимыми для изгнания врагов.

Девлин понимал, что его слова звучат резко, но за ними он прятал свой гнев. Стивен печалится по убитым в Сарне всего несколько часов. Сам Девлин скорбит обо всех погибших и о тех, кому еще предстоит умереть, уже несколько недель. С самого начала восстания он знал, что погибнут невинные, а ответственность за их кровь ляжет на него.

53
{"b":"4664","o":1}