ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что ж, он неплохо потрудился, если теперь во имя Избранного джорскианцы учили своих детей убивать.

Никто из них раньше и подумать не мог, что война потребует такой стратегии. Даже Стивен, который прекрасно знал историю Джорска, не мог припомнить ничего похожего среди деяний прошлого. Ни в одной песне Джорска или Сельварата не говорилось о подобных жестокостях.

А вот в кейрийском языке много баллад, из которых Девлин черпал вдохновение, истории смертельной вражды и кровной мести, продолжавшейся не одно поколение. Уничтожались целые семьи. Из всех воюющих он один понимал, какое зло выпустил на волю, насколько высока будет цена. Пока джорскианцы не задумывались о далеком будущем, мечтая освободить землю от захватчиков. Однако даже если им удастся одержать победу, большинство не сможет забыть содеянного, да и вновь приобретенное военное искусство тоже останется с ними навсегда. Отголоски нынешнего восстания определят новую историю Джорска на многие десятилетия.

Будут ли потомки восхвалять его как освободителя? Или проклинать как разрушителя?

Сейчас Девлин не мог позволить себе углубиться в философствования. Не важно, что о нем думают. Не имеет значения, что принесет с собой далекое будущее. Важно только настоящее и вера, что каждый день, каждая маленькая победа приближают их к триумфу.

Пока все работало. Джорскианцам такая стратегия казалась в новинку, и все же они быстро усваивали уроки, а их нетрадиционная техника обескураживала сельваратцев. Армия Девлина все еще держалась, несмотря ни на что.

Дидрик стал одним из многих, сложивших голову в бою за долгие недели с начала кампании против сельваратского вторжения. Не один боец погиб от собственной руки Девлина, когда, отступая, приходилось убивать тех, кто был слишком серьезно ранен, чтобы продолжать путь. Каждая победа и неудача влекла за собой неизменные потери.

Девлин горевал о Дидрике. Верный товарищ и предположить не мог, что ему суждено умереть так далеко от Кингсхольма и гвардии, которым он отдал большую часть жизни. Дидрик когда-то стал одним из первых друзей Девлина на чужой земле. И все же скорбь его имела привкус вины. А как же те, кто умер безвестным, чьих имен и лиц он не узнал или не запомнил? Неужели они менее достойны его скорби?

Сколько еще должно погибнуть друзей и незнакомых ему людей, прежде чем закончится кровавый поход? Эта мысль привела его в уныние, поэтому Девлин просто отбросил ее, так же как отогнал горестные думы о погибших. Он не мог позволить себе роскошь печалиться о жертвах. Сейчас не время останавливаться и подсчитывать потери. Девлину требовалось отыскать в себе заново ту направленную целеустремленность, которую давали ему Узы. Способность сконцентрироваться на поставленной задаче и не думать ни о чем, кроме победы.

Была определенная ирония в том, что он прожил два года, отчаянно пытаясь избавиться от действия Заклятия Уз, и только сейчас осознал, что свобода влечет за собой другие проблемы. Все казалось проще, когда у него не оставалось выбора, все можно было свалить на всепоглощающее чувство долга. Освободившись от Заклятия Уз, Девлин утратил мнимое прикрытие. Ответственность за последствия лежит только на нем.

Девлин прищурился, выйдя из полутьмы дома на яркий свет. На улице собралась небольшая толпа, состоящая в основном из ребятишек. Избранный нетерпеливо растолкал их, пробираясь на площадь, где они оставили лошадей. Еще столько всего необходимо сделать! Он чувствовал, как летит время. Они и так уже слишком задержались здесь. До Треллеборга несколько дней пути, а отрядам нужно добраться туда раньше, чем начнут прибывать первые партии конфискованного урожая.

Лучник, тот, что занимался лошадью Девлина, подал ему кружку воды, завернутый в полотенце сыр и буханку хлеба – подарки хозяев.

– Еды всем хватит? – спросил Избранный.

Как правило, отряд путешествовал в составе менее пятидесяти человек. Это позволяло ехать быстро, а также гарантировало, что повстанцы не станут слишком большой обузой для жителей деревень и городов, в которые они заезжали за провизией. Вновь прибывшие добровольцы направлялись в один из партизанских отрядов, оставались немногие – кто-то должен был заменить погибших. Этот лучник находился в отряде уже по меньшей мере две недели, и все же Девлин не успел запомнить его имени.

Избранный старался не запоминать имен и уж тем более не хотел привязываться к кому-либо. Его и так по ночам мучили кошмары, поэтому он не имел ни малейшего желания увеличить число людей, упрекавших его в своей смерти.

– Да, генерал, всех накормили, Лирна расплачивается за провизию, – ответил лучник.

– Хорошо.

Когда было чем расплатиться за продукты, они всегда рассчитывались сполна, чтобы быть уверенными – народ в этом районе будет хорошо к ним относиться, если вдруг понадобится вернуться. Несколько дней пришлось попоститься, однако отряд не голодал. Эта ситуация тоже скоро изменится, поскольку подступало время сбора урожая. В каждой деревне, где партизаны останавливались, Девлин отдавал тот же приказ, который велел передать всем через Ульмера. Все, что не удастся спрятать для повстанцев, должно быть уничтожено. Нельзя допустить, чтобы хоть зернышко попало в руки оккупантов.

Когда захватчиков отрежут от поставок провизии и окажется, что в окружающих поселениях пусто, вражеским подразделениям придется сдаться или умереть от голода.

План дерзкий, к тому же он повлечет за собой лишения и страдания людей, которых Девлин старался спасти. Отряды меньшей численности прокормятся охотой, и все же предстоящая зима будет тяжелой для всех.

25

Крошечные снежинки падали со свинцово-серого неба, быстро запорашивали плащ Стивена тонким слоем, не успевая таять. Булыжники под копытами лошадей были мокрыми от подтаявшего снега, местами дорога обледенела. А зима еще не наступила.

Стивена била дрожь. Однако причиной было скорее нетерпение, чем холод. Он посмотрел налево, где ехал Девлин с непокрытой головой, несмотря на погоду. Он поседел – напоминание о днях пребывания в плену у Арнауда. Произошли и другие существенные перемены, незаметные случайному наблюдателю.

Стивен так и не узнал, что произошло с Девлином в плену. Избранный, верный своей скрытной натуре, помалкивал о пережитых испытаниях. Друзьям пришлось выстраивать цепочку событий по отрывочным фразам, которые все же иногда слетали с его уст. Они узнали, что Арнауд – тот самый колдун, который ранее пытался погубить его и свести с ума. Он, несомненно, воспользовался своим искусством, чтобы пытать Избранного, однако Девлину удалось одержать над ним верх и сохранить рассудок.

Или по крайней мере остаться в здравом уме. Были и такие, кто сомневался в целесообразности восстания, считая эту идею признаком нездорового сознания. Однако если им управляло безумие, оно было необычным, поскольку вопреки всем ожиданиям Девлин и его армия одерживали победу за победой. Стивен тоже сыграл немалую роль в войне, хотя и не принимал участия в героических сражениях, как воображал себе когда-то.

Четыре месяца назад, когда менестрель вместе со всеми уговаривал Девлина возглавить восстание, чтобы прогнать сельваратских оккупантов, он не вполне сознавал, чего просит. Избранный предупреждал всех об ужасах войны, которую они собирались начать, но Стивен не обратил внимания на его слова. Он не понимал, что цена победы, возможно, будет не отличаться от цены поражения.

Окажись Стивен перед тем же выбором сегодня, он уже не мог бы с уверенностью сказать, каким бы стало его решение. Уговаривать Девлина начать народную войну? Необдуманно подталкивать необученных крестьян к борьбе, не зная, кому из них суждено погибнуть. Пожилые, молодые, мужчины, женщины, ветераны войн, крестьяне, которые едва могли отличить наконечник копья от древка. Стивен сбился со счета – гибель многих людей произошла у него на глазах. Возможно, уже нескольких сотен.

Сам он тоже убивал, его меч отправил на встречу с Хааконом по меньшей мере дюжину вражеских солдат. У других на счету было больше, однако Девлин оберегал Стивена, не позволяя ему принимать участие в опасных рейдах или даже просто надолго пропадать из его поля зрения. Кроме того, менестрелю ни разу не приходилось брать на себя последнюю милость – предавать смерти товарищей, чтобы они не попали в руки врага.

63
{"b":"4664","o":1}