ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Прикажите расседлать лошадей и договоритесь, чтобы хозяйка таверны приготовила вам комнаты. Мы выступаем с рассветом.

– Я предупрежу остальных, – сказала Саския. – Мы будем готовы.

– Ты остаешься здесь, с Дидриком, – ответил Девлин.

– Я еду с вами.

– В этом нет необходимости, – сказал Девлин и пристально посмотрел ей в глаза.

– Предлагаю оставить в деревне Стивена. Он ваш друг, ну а я поклялась защищать вас, – произнесла Саския на языке своего народа. – Я пообещала Дидрику, что доставлю вас к королю в целости.

Девлин ожидал подобного поворота событий. Дидрик в свое время поклялся подчиняться любым приказам, однако дал понять, что его главной обязанностью является обеспечение безопасности Девлина. Кажется, он привлек Саскию на свою сторону.

Стивен – друг и проверенный воин, который проливал за Девлина кровь, тем не менее у него нет инстинкта убийцы и твердости, которыми обладает Саския. И она, и Дидрик – тренированные бойцы. Если отряд попадет в ловушку, Саския распознает ее раньше всех. Девлин не сомневался, что она проявит себя в любой битве.

– Я принимаю твою просьбу, – произнес он на родном языке.

Командир нахмурился, обеспокоенный тем, что собеседники игнорируют его присутствие.

– Саския поедет вместе с нами, – предупредил Девлин, переходя на обычный язык Джорска.

Стивен вряд ли обрадуется тому, что его оставляют с Дидриком, но кто-то должен убедиться в том, что больной не будет вставать до тех пор, пока его не вылечат, даже если ради этого его придется привязать к кровати.

– Избранный, нет никакой нужды в помощи чужестранки. Я и мои люди поклялись защищать вас ценой жизни, – промолвил командир Сандгрен.

– Саския родом из того же города, что и я, – сказал Девлин, наблюдая, как командир краснеет, понимая, что совершил ошибку. – И она тоже дала клятву. Будем надеяться, что путешествие пройдет без осложнений, и никому не придется подвергаться испытаниям.

– Конечно, милорд.

Девлин вздохнул. Предстояла нелегкая поездка.

* * *

Они выехали ранним утром, как только на небе начали гаснуть звезды. Дороги оставались влажными после вчерашнего дождя, но за ночь земля не замерзла. Девлин посчитал это добрым знаком, надеясь, что путь займет меньше времени.

Действительно, они сразу взяли стремительный темп, намного быстрее, чем Девлин позволил бы себе, путешествуя с прежними спутниками. Когда барон Мартелл получил сообщение от короля, он не только послал своих всадников на поиски Девлина, но и обеспечил их почтовыми лошадьми, которые ожидали в городах на протяжении всего маршрута следования. Девлин и его свита меняли коней каждый день. Когда же не находилось почтовых лошадей, командир Сандгрен забирал лучших скакунов в деревне, не спрашивая разрешения у деревенских жителей.

Девлин не имел таких полномочий, поскольку он не являлся вассалом барона, но как Избранный имел право поступать по собственному усмотрению. Однако в душе он оставался все тем же крестьянином и не мог не испытывать угрызений совести. Поэтому за каждого скакуна давал по монете за беспокойство и следил за тем, чтобы владелец мог потребовать свою лошадь на следующей станции.

Если командир Сандгрен и считал поведение Девлина странным, то никак не высказывал своего мнения. Он вообще старался не вдаваться в лишние разговоры, за исключением вопросов, касающихся непосредственно путешествия. Сандгрен проявлял предельную учтивость, всегда прибегая к обращению «милорд» или «Избранный», несмотря на протесты Девлина. Такое жесткое подчинение правилам больше подходило королевским придворным, чем небольшой группе всадников.

Отряд сопровождения следовал указаниям Сандгрена во всем. Воины не разговаривали с Девлином, если тот не обращался к ним, и отвечали как можно короче. Они не высказывали собственного мнения, полагаясь на мудрость командира. Такое поведение разительно отличалось от всего, к чему привык Девлин. Даже в армии короля, где служили офицеры дворянского происхождения, церемонии не соблюдались с такой тщательностью.

Саския отнеслась к своей роли с должной серьезностью и не отходила от Девлина ни на шаг. В свою очередь командир Сандгрен и его войско делали все от них зависящее, чтобы не замечать ее. Саскию не ставили в караул, командир не предлагал ей проскакать вперед и проверить, безопасна ли дорога. Девлина не очень смущали сложившиеся в отряде отношения. Он знал, что Саскии можно доверять.

Поступки Сандгрена иногда казались странными, но Девлин не мог не обратить внимания на результат. Путешествие протекало стремительно и без происшествий. Через девять дней после того, как они покинули мельницу Кронна, Девлин увидел впереди освещенные фонарями стены Кингсхольма. Несколько воинов проехали вперед и теперь ожидали их на развилке, где большая дорога разделялась на три. Отсюда можно было ехать на восток или на запад по первому из главных окружных путей города. Основная дорога вела в город через южные ворота. Однако Сандгрен повернул налево.

– Подожди, – приказал Девлин, придержав своего коня.

– Милорд, мне приказали привезти вас в город через западные ворота, – объяснил командир.

Девлин от удивления приподнял брови. Он впервые слышал о подобном приказе.

– Может, есть еще какие-то распоряжения, которыми ты забыл поделиться со мной?

Девлин не повышал голоса, зная, что Сандгрен уловил скрытую угрозу. Правда, поездка прошла без происшествий, но это совсем не означало, что командиру следует безоговорочно доверять. По пути во дворец могло произойти все, что угодно, и Девлин не чувствовал себя в безопасности.

Теперь командир Сандгрен стоял по стойке «смирно», как туго натянутая струна, если такое было возможно.

– Солнце село, милорд, – попытался объяснить он. Лицо оставалось бесстрастным. – Другие ворота уже заперты. Только проход в западных стенах всегда открыт для путников.

– Да, конечно, – произнес Девлин.

Ему следовало догадаться самому, но усталость и неотступное желание добраться до Кингсхольма ослепили его, и он не подумал о том, как пробираться в охраняемый город после наступления темноты. Южные ворота ближе, но много времени уйдет на то, чтобы открыть деревянные двери и поднять массивные металлические ставни.

Девлин кивнул командиру и ударил лошадь коленями в бока. Через мгновение все выстроились за ними в цепочку.

Два городских стража стояли на карауле у западных ворот, и хотя Девлин не узнал охранников, они явно поняли, кто перед ними, и стали открывать боковые двери, как только заметили путешественников.

Проход был узким, и Девлин поборол желание пригнуться, когда они проезжали под каменной аркой. Путников приветствовала женщина в форме с нашивками капрала. Лицо было Девлину незнакомо, тем не менее она производила впечатление опытного воина. Видимо, в рядах городской стражи за время его отсутствия произошли значительные изменения.

Капрал ждала, пока путешественники пройдут через ворота и боковая дверь закроется за ними.

– Избранный, – поприветствовала она, – мне приказано отвести вас и ваших спутников прямо во дворец. Король ожидает встречи.

– В столь поздний час? – удивился Девлин. Несмотря на срочный вызов, лучшее, на что он мог надеяться, – это аудиенция у короля Олафура ранним утром.

– У меня приказ, – произнесла она.

Девлин выпрямился в седле и потер лицо, пытаясь избавиться от усталости. Каждая кость в его теле болела, он почти не спал последние несколько дней. Утешением не могло служить и то, что подопечные утомились не меньше. Командир Сандгрен и остальные могли отправиться спать, пребывая в полной уверенности, что выполнили свой долг. А Девлину придется поднапрячь мозги и подготовиться к разговору с королем.

Он опустил ладонь на рукоятку Меча Света и почувствовал, как силы восстанавливаются при мысли о том, что он успешно выполнил задание. Девлин – Избранный. Обычная усталость не должна отвлекать его.

– Ведите, – приказал Девлин.

8
{"b":"4664","o":1}