ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Инкарнация Вики
Кремль 2222. Одинцово
София слышит зеркала
Десерт из каштанов
Кровь деспота
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Стеклянная ловушка
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
A
A

Он посмотрел на свое отражение в зеркале возле шкафа. Ну просто шут гороховый. Может, для лорда наряд и подходит, но вот обветренное лицо и разбитые башмаки выдают в нем простолюдина.

В дверь постучали.

– Милорд? Нужно поспешить, иначе вы опоздаете, – послышался голос.

– Я готов, – отозвался Девлин.

Служанка проводила его по коридорам дворца. Он узнал холл, который видел утром; вместо того чтобы свернуть направо, на половину челяди, его провожатая двинулась прямо. Наконец они свернули за угол, и, не успев опомниться, Девлин уже вошел в огромный зал. В дальнем конце зала на возвышении стоял длинный стол, обращенный к гостям. Внизу размещались остальные столы, выстроенные в десять линий под прямым углом к возвышению. Зал освещался люстрами, подвешенными к высокому потолку. Стены украшали яркие флаги, на столах блестела серебряная утварь. В зале могло одновременно обедать больше сотни людей… Впрочем, оглядевшись, Девлин понял, что недооценил величину помещения. Пожалуй, за столы можно усадить и четыре сотни гостей, не считая бесчисленной прислуги.

Спутница Девлина не позволила ему медлить.

– Идемте же, – сказала она и потянула его за рукав, видя, что он застыл в нерешительности. – Распорядитель велел мне привести вас в комнату для сбора гостей, где вы присоединитесь к остальным.

Комната для сбора гостей оказалась скромным помещением слева от Большого зала. Завидев Девлина, стражник у входа вытянулся по стойке «смирно» стукнул в дверь один раз и отворил ее. Девлин вошел внутрь и, оглянувшись, обнаружил, что служанка исчезла.

В комнате находились около дюжины гостей. Разбившись на группы, они о чем-то беседовали. При появлении Девлина несколько человек повернули головы в его сторону, но, небрежно скользнув по нему взглядом, снова занялись разговорами.

– Наконец-то! Вы что, не знаете, который час? Его величество вот-вот прибудет, – недовольным тоном обратился к Девлину королевский распорядитель, отделившийся от группы беседующих. Он посмотрел на Девлина, оценивая его с головы до ног, и, задержав взгляд на разбитых башмаках Избранного, поджал губы.

– Хотя могло быть и хуже… – пробормотал распорядитель, качая головой. – Пойдемте, нужно выполнять свои обязанности.

Он подвел Девлина к небольшой кучке придворных, которые образовали полукруг, устремив все внимание на стоявшего в центре мужчину, чей наряд сверкал ослепительной белизной. Мужчина рассказывал какую-то историю; кто-то из слушателей вежливо улыбался, кто-то потягивал из высоких бокалов светлое вино. Не отпуская от себя Девлина, распорядитель дожидался, пока вельможа закончит рассказ и умолкнет смех гостей. Увидев главного распорядителя, мужчина в белом вопросительно поднял брови.

– Ваша светлость, – обратился к нему распорядитель с легким поклоном, – долг велит мне представить вам Девлина Стоунхенда из Дункейра, нового Избранного. Избранный, перед вами герцог Джерард, Первый рыцарь его величества и генерал королевской армии.

Герцог мельком взглянул на Девлина.

– Приветствую вас, Избранный. Добро пожаловать на королевскую службу.

Несмотря на любезные слова, в глазах герцога не было и намека на радушие.

Девлин решил, что этот человек не заслуживает положенного приветствия, поэтому использовал фразу, которую привык произносить в пути.

– Это честь для меня, – сказал он и отвесил короткий поклон по обычаю Джорска.

Герцог Джерард ответил на его поклон едва заметным кивком и отошел.

С видом человека, выполняющего неприятную обязанность, распорядитель представил Девлина остальным присутствующим. На каждое приветствие Девлин отвечал со сдержанной учтивостью, после чего имена придворных немедленно вылетали из его головы. Все разодетые аристократы казались ему на одно лицо.

Даже встреча с королем вызвала у Девлина разочарование. Изысканные одежды не скрывали, что правитель Джорска перешагнул порог молодости. У него были редеющие волосы и уже наметившееся брюшко. Король производил впечатление беспокойного и снедаемого тревогами человека. Девлина он приветствовал всего лишь взмахом руки, унизанной кольцами. Возможно, взмах служил не более чем сигналом, потому что в следующую минуту распорядитель властно кивнул, и два королевских стражника распахнули двойные двери. Король в сопровождении свиты прошествовал в Большой зал.

Подошедший слуга отвесил поклон.

– Милорд Избранный, я провожу вас к вашему месту.

Как и прочие, он старательно избегал смотреть в глаза Девлину.

Король и его приближенные заняли стол на возвышении, Девлина же слуга подвел к столу в дальнем правом углу зала. Усевшись, Девлин принял из рук слуги бокал и, неторопливо потягивая вино, принялся рассматривать придворных, постепенно заполнявших зал. Накрыта была лишь половина столов, и, глядя на незанятые места, Девлин вдруг понял причину. То ли двор в последнее время сильно уменьшился, то ли многие аристократы оставались в своих владениях, предпочитая, чтобы в столице о них забыли.

Двое вельмож в великолепных камзолах подошли к столу Девлина, остановились как вкопанные, пошептались и сели на дальнем конце. Вскоре к ним присоединились немолодая дама в простом темном платье и юноша в мундире цвета летнего неба.

– Лейтенант Олафсон, адъютант герцога Джерарда, – представился юноша, усаживаясь слева от Девлина. Он единственный из всех открыто признал общество Избранного.

– Да, лейтенант, – холодно кивнул Девлин.

Как и все его соотечественники, он не любил солдат. Даже после пятидесяти лет в составе Джорской империи жители Дункейра так и не приняли новую власть. Солдаты королевской армии, отправленной в Дункейр, прекрасно знали, что их прислали сюда не столько для охраны границ, сколько для того, чтобы держать под контролем местное население.

Кроме лейтенанта Олафсона, сидящие за столом игнорировали Девлина, как будто не замечая его. Девлин понял, что своим присутствием смущает их, как на его месте смущал бы их любой, кому вынесен смертный приговор. Для них он уже мертв.

Грубость придворных показалась ему нелепой, но такая мелочь не могла его ранить. Те, чье мнение что-то значило для Девлина, находились за сотни лиг отсюда, и он слишком хорошо знал, что они о нем думают.

В самом деле, чудно здесь обходятся с Избранным. Девлина-чужестранца в Джорске встретили холодно, однако в качестве Избранного ему оказали просто ледяной прием. Эти странные люди наградили его титулом лорда, а теперь обращаются без всякого уважения. Показная вежливость скрывает под собой одно лишь презрение.

Слуги суетились, разнося первое блюдо – речную рыбу с овощным гарниром. За ней последовали ракушки из теста, фаршированные мясом не то куропатки, не то другой птицы – Девлин так и не понял. Он съел, сколько мог, но не оценил изысканную пищу, хотя соседи по столу в полной мере отдали должное искусству повара. Молодой лейтенант поглощал каждое блюдо с такой жадностью, словно ужинал в последний раз.

За едой Девлину удалось поймать обрывки разговоров.

– Настоящий дикарь…

– А чего вы ожидали? В наше время…

– Я слыхал, мастер Дренг ставит семь к одному, что…

Похоже, среди придворных уже заключаются пари на то, сколько он продержится. Стало быть, проигрыш не излечил мага от глупости. Интересно, на что ставит Дренг – на то, что Избранный выживет, или на его скорую смерть?

Ужин прошел спокойно. Девлин наелся досыта, после чего отказался от предлагаемых блюд. Слуги подали кубки с легким белым и крепким красным вином, но Девлин ограничился двумя бокалами. Он больше не хотел провести ночь с отяжелевшей от вина головой. Его взгляд упал на люстры, на длинных цепях подвешенные к высокому потолку. По виду металл, из которого были сделаны цепи, напоминал серебро, но такую тяжесть могло выдержать только железо или сталь. Хотя, возможно, цепи просто посеребрили. Девлин решил, что как-нибудь при случае рассмотрит их поближе.

Он снова начал разглядывать придворных. Сборище казалось ему странным. Поначалу он думал, что это с непривычки – он никогда не видел столько роскошно одетых людей, – однако потом понял: в зале нет детей. В Дункейре такое было бы просто невозможно. Даже в самых торжественных случаях дома оставляли только грудных младенцев, а все дети, отметившие свои первые именины, обязательно приглашались в гости вместе с родителями. Здесь же Девлин видел только подростков-пажей, которые прислуживали за королевским столом. Он покачал головой, спрашивая себя, какие еще нелепые обычаи распространены в Джорске.

14
{"b":"4665","o":1}