ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Лучше скажите, что своей жизнью вы обязаны капитану Драккен, которая отправила меня сюда, дабы найти бандитов, нападающих на путников. Вы остались живы еще и потому, что я не переношу серолиста, и благодаря слабости моего желудка зелье на меня не подействовало. Когда вот этот, – Девлин кинул тяжелый взгляд на Пааво, – пришел, чтобы заколоть меня кинжалом, я не спал и смог постоять за себя. Опасаясь, что главными жертвами бандиты выбрали не меня, а вас, я нашел ваши комнаты и увидел Ларса, который уже собирался войти и прикончить вас. Остальное вам известно.

Лорд Далкассар нахмурил брови.

– Если вы разыскиваете разбойников, где же ваши люди?

– Я пришел один, – ответил Девлин. – Бандиты, которые хорошо знают здешние места, легко укроются от отряда всадников, в то время как один-единственный бедный фермер для них не опасен.

– Но даже Избранный не одолеет целую шайку разбойников! – выпалил Эйлиф и, смутившись, добавил: – То есть… я не хотел вас обидеть…

Молодой дворянин был прав. У Избранного нет особой силы. Если бы Девлин столкнулся с бандой вооруженных разбойников, то, повинуясь заклятию уз, сражался бы с ними и в конце концов погиб. Но при этом он умер бы с мыслью, что выполнил свою и клятву, и вместе со смертью нашел бы желанное забвение. Увы, судьба сыграла злую шутку…

– Это уже не важно, потому что в лесу нет разбойников. Те, кого я искал, сидят здесь, – сказал Девлин.

Он посмотрел на трактирщицу и в отвращении плюнул на пол. В Дункейре такой жест вызвал бы кровную вражду, но здесь лишь выражал презрение, которое Девлин испытывал к этой женщине и ее проклятому дому.

– Стража давно подозревала, что разбойники – не просто кучка оборванцев. Они тщательно отбирали своих жертвы, нападая на проезжавших путников, у которых были деньги, но не настолько богатых или влиятельных, чтобы их исчезновение привлекло внимание короля. Те, кто ехал с секретными поручениями или заранее не оповестил о своем прибытии, тоже попадали в число таинственно пропавших. Разбойники с большой дороги не могли знать, кто и куда направляется, а вот хозяйке постоялого двора было известно все.

– Милорд, – горячо обратилась Хильда к Далкассару, не обращая внимания на Девлина, – я понятия не имею, о чем говорит этот человек и почему возводит на меня напраслину. Я – несчастная вдова. Если я и виновата, то лишь в том, что слишком доверяла своим сыновьям. Клянусь вам, я не знала, что Ларс задумал что-то худое против вас. Он, наверное, потерял рассудок да еще уговорил Пааво пойти с ним.

– Ну все, довольно! – прорычал Девлин.

– Избранный прав, – сказал лорд Далкассар. – Ужин, который мы ели, приготовил не Ларс и не Пааво.

– Я и не догадывалась, что в еду добавлено снотворное. Должно быть, сыновья подмешали его без моего ведома. Я ела то же, что и вы, поэтому так крепко спала. – Голос трактирщицы дрогнул, словно она вот-вот разрыдается. – Когда я увидела в руке Ларса меч, то подумала, что он встал на вашу защиту. Я ничего не знала о его черных замыслах, клянусь!

Ее мольбы тронули лорда Далкассара, и на лице пожилого дворянина отразилось беспокойство. Его племянник держался более уверенно, ведь это он обнаружил тело кучера и явно не испытывал сочувствия к Хильде.

– А что скажешь ты, Пааво? Твоя мать не лжет? – спросил Девлин.

Пааво облизал губы и покосился на трактирщицу. Под свирепым взглядом матери он съежился и, втянув голову в плечи, пробормотал:

– Я не знаю… Я ничего не помню.

– Совсем ничего?

– Совсем.

Девлин пришел в отчаяние. Он был убежден, что на совести этой троицы лежит не только сегодняшнее покушение, но и гораздо более худшие злодейства, а что он мог пообещать им в обмен на признание? Они понимают, что их судьбы находятся на чаше весов. За попытку убийства представителя знати Ларсу придется заплатить жизнью, но двое других могут выкрутиться. Впрочем, оставался еще один человек, которого пока не допросили.

– Приведи Яна, – попросил Эйлифа Девлин.

Он не знал, как поступить с парнишкой, юный возраст которого делал его единственным невиновным из всей семьи. Девлин запер мальчика в чулане, чтобы он не смог пробраться к Ларсу и помочь ему скрыться. Девлин не боялся, что Ян попытается сбежать. Куда ему деваться? Здесь его дом, а кроме этих мерзавцев – матери и братьев, – он никого не знает.

Мальчик вошел в комнату, шаркая ногами. Он был бледен, его глаза опухли от слез, но он поднял голову и посмотрел Девлину в лицо.

– Подойди сюда, – негромко сказал Девлин, точно подзывал пугливого зверька.

Ян пересек комнату и встал между Девлином и трактирщицей. Он украдкой посматривал на мать, надеясь на ее поддержку, но у женщины не нашлось и слова для младшего сына.

– Смотри мне в глаза, Ян. Ты знаешь, что сегодня ночью твои братья пытались убить лорда Далкассара и его племянника?

Мальчик кивнул.

– Да, – еле слышно произнес он.

– Ты знал, что они собираются это сделать?

Еще один быстрый кивок.

– А откуда ты знал? Это случалось и раньше, верно? С другими путешественниками, которые останавливались в вашем трактире и уже не выходили отсюда?

Глаза Яна расширились от ужаса.

– Я понимаю, что тебе очень трудно об этом говорить, но ты должен нам все рассказать.

– Молчи! – приказала Хильда.

– Скажи нам правду, Ян. Ты добрый мальчик и сам знаешь, что они поступали дурно. Расскажи мне, чем занимались твои братья.

Мальчик обреченно сгорбился.

– Да, они делали это много раз.

Девлин почувствовал волну жестокого удовлетворения – он получил необходимые доказательства.

– Прости, мамочка, – пролепетал Ян, повернувшись к трактирщице.

– Змееныш! Ты мне не сын! – злобно заорала та и, размахнувшись, с силой ударила мальчика кулаком по лицу. Он отлетел назад и стукнулся головой об угол очага. Послышался тошнотворный хруст.

Девлин вскочил, но было поздно. Скрюченное тело ребенка лежало на полу, из-под его головы вытекла лужица крови. Не помня себя, Девлин схватил мальчика, прижал ладонь к его тонкому горлу, пытаясь нащупать пульс, потом приложил ухо к груди ребенка в безумной надежде, что он еще дышит… Все было кончено.

– Что я наделал? – прошептал Девлин. Лорд Далкассар привстал из-за стола и встревоженно спросил:

– Он сильно ушибся?

– Он мертв.

Лицо лорда потемнело от гнева.

– Убийца!

Девлин вздрогнул, словно от удара хлыстом, но потом понял, что слова лорда обращены к Хильде.

– Только бездушная тварь убивает своих детей, – продолжал лорд. – Нет греха страшнее этого!

Девлин встал и, сверля трактирщицу взглядом, медленно произнес:

– Я позабочусь, чтобы к утру ты болталась на виселице. Ты и твои выродки.

– Ты все равно бы прикончил нас! – дерзко выкрикнула Хильда.

– Это верно. Но теперь я сделаю это с удовольствием.

* * *

– Вот и все. Я похоронил мальчика, а на следующее утро повесил трактирщицу и ее среднего сына. Старший к этому времени умер от потери крови. Я попросил племянника лорда сходить в Скарнс за магистратом, а тот привел с собой могильщиков, и я ушел, как только убедился, что дело сделано.

Девлин Стоунхенд, Избранный, пожал плечами, будто стряхивая с себя воспоминания о случившемся, и потянулся за кружкой. Двумя быстрыми глотками он осушил ее.

Капитан Драккен смотрела на Девлина, поражаясь его хладнокровию. Первые вести из Скарнса были настолько страшными, что она приказала стражникам у всех городских ворот немедленно, в любое время дня и ночи, прислать к ней Избранного, как только он вернется в Кингсхольм. И вот он сидит перед ней – его взгляд так же спокоен, а голос ровен, как если бы он рассказывал об обычной поимке уличного воришки.

Капитан подняла кувшин с цитрином.

– Хочешь еще?

Девлин кивнул.

Наполняя его кружку, капитан Драккен улучила момент и рассмотрела его лицо. Избранный устал с дороги, но его спокойствие не могло объясняться только этим. Точно так же он выглядел и до того, как она отправила его с этим дурацким заданием, которое нежданно-негаданно обернулось так серьезно. Капитан задавалась вопросом, в чем причина невозмутимости Девлина – только ли в его молодости, позволявшей быстро восстанавливать силы, или же кошмары, которые он видел своими глазами, просто не оставляют следа в его душе.

22
{"b":"4665","o":1}