ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Многие были бы рады, если бы он вообще не выходил из своей комнаты и оставался инструментом, который можно убрать на полку и держать там, пока он не понадобится снова. Но Девлин был живым человеком, а не инструментом – несмотря на все, что сделал он и что с ним сделало заклятие уз. Он не мог сидеть сложа руки, без конца ждать и думать, потому что каждый раз, закрывая глаза, видел перед собой лица умерших близких. А теперь к ним присоединился еще один мертвец, безмолвно осуждавший его, – маленький Ян.

Девлин начал изучать окрестности замка. Он нашел тренировочную площадку и, наблюдая за четкими упражнениями стражников, ощущал смутную близость с ними. Хотя их оружие отличалось от кейрийского, принципы обучения были теми же; Керри наверняка встретила бы здесь немало родственных душ.

Глядя, как стражники тренируются с короткими мечами, Девлин вспомнил схватку в трактире.

Топор не годился для сражения в таком узком пространстве. Победу ему принесло не умение, а удача, но, может быть, в следующий раз он сам постарается привлечь удачу на свою сторону. Он не научился владеть мечом, однако существуют и другие виды оружия для ближнего боя. Когда-то он умел пользоваться таким оружием; теперь надо восстановить прежние навыки.

Девлин еще раз заглянул в кузницу мастера Тимо. Как он и думал, тот принял его довольно холодно. Тем не менее Девлин мог рассчитывать, что королевский оружейник сделает то, что нужно, и будет об этом помалкивать – пусть о его планах пока никто не знает. Пользуясь своим положением, он настоял, чтобы мастер Тимо изготовил для него особые ножи.

Через пару дней Девлин осмотрел первый готовый нож и объявил, что полностью доволен работой. Мастер Тимо пообещал, что остальные ножи будут готовы уже завтра.

Вернувшись в свою комнату, Девлин сделал шаг и остановился у двери. Кто-то приходил во время его отсутствия: на кровати была аккуратно разложена его форма, а рядом лежал пергаментный свиток, перетянутый лентой.

Шелковая лента, завязанная затейливым узлом, явно указывала на то, что отправитель послания весьма силен в этом придворном искусстве. Девлин покончил с изысканной безделицей одним движением нового ножа, развернул свиток и начал читать.

«Его светлость герцог Джерард, Первый рыцарь Его Величества, Генерал королевской армии, Защитник Трона, приглашает вас в Большой павильон на рыцарские состязания между претендентами из Джорска и Сельварата. Начало в два часа ».

Рыцарские состязания. Полдюжины разодетых в пух и прах вельмож помашут мечами перед носом друг у друга. Девлин отпустил край свитка, и он тут же свернулся обратно. Девлин уже почти смял его, как и все предыдущие приглашения, но что-то заставило его остановиться. Вспомнилось предупреждение капитана Драккен о клубке придворных интриг. Присутствие на турнире позволит ему поближе рассмотреть членов королевской свиты, в то время как их внимание будет привлекать не он, а зрелище на арене. А если герцогу Джерарду суждено потерпеть постыдное поражение в поединке, Девлину хочется увидеть это собственными глазами. Герцог чем-то не понравился ему с первой встречи; приятно будет посмотреть на то, как Первый рыцарь получит взбучку.

* * *

В назначенный час Девлин отправился в Большой павильон. Он обнаружил его несколько дней назад, когда бродил по окрестностям. Тогда павильон пустовал, и Девлин провел в нем несколько минут, изумляясь, сколько дорогого стекла потрачено для такой глупой цели.

Павильон имел вид одного прямоугольника внутри другого. Меньший прямоугольник составлял пятьдесят шагов в длину и двадцать в ширину, а деревянный пол в нем был посыпан чистым белым песком. Каменные колонны, соединенные изящно выкованными железными цепями, отделяли собственно арену от зрительских мест, расположенных по периметру помещения. Солнечный свет, лившийся из окон, растворялся в ярком пламени факелов, которые были укреплены на колоннах. Все четыре стены были отделаны зеркальными панелями высотой в два человеческих роста. Девлин не ожидал, что эффект окажется столь впечатляющим. Теперь, когда помещение заполнили роскошно одетые люди, вся эта пестрая толпа отражалась в зеркалах бессчетное число раз, так что у Девлина чуть не закружилась голова. Уловив краем глаза какую-то неясную тень, он резко обернулся и понял, что его испугали отражения тех, кто стоит с другой стороны павильона.

Девлин повернул налево и начал прохаживаться по залу, ловя на себе любопытные взгляды придворных, которых привлек серебристо-серый камзол Избранного. Впрочем, как он и рассчитывал, предстоящие состязания занимали публику больше, чем новое лицо, поэтому, взяв с подноса у проходящего мимо слуги бокал золотистого вина, Девлин продолжил свою неторопливую прогулку. До его ушей долетали обрывки разговоров.

– Поэтому леди Хельга отказалась выйти за него замуж…

– Нет, нет, это все его отец. Сын никогда бы…

– Какой-то мелкий дворянин из Мирки. Так, ничего особенного. Думаю, никто бы и не заметил его отсутствия.

Девлин навострил уши, сообразив, что речь идет о недавнем происшествии на постоялом дворе. Он повернул голову и увидел говорящих: дородную пожилую даму и мужчину средних лет. Пользуясь тем, что со всех сторон его окружал водоворот толпы, Девлин осторожно приблизился.

– И как унизительно – быть спасенным от трактирщицы!.. Признаюсь, я и сам пару раз имел дело с влюбчивыми хозяюшками, но всегда справлялся без посторонней помощи, – хихикнул мужчина.

– Балдур, вы не понимаете, – настаивала дама, выразительно похлопывая собеседника по руке. – Унизили именно нас, а не кого-то еще. Этот человек – чужак, простолюдин, который годится лишь на то, чтобы махать кулаками в кабацкой драке. Я бы не взяла его даже в услужение, а между тем мы должны называть его «милорд» и оказывать ему почести, соответствующие титулу Избранного. И о чем только думала капитан Драккен? Этого оборванца ни в коем случае нельзя было допускать к испытанию Богов. При старом короле такого никогда бы не произошло. Пора уже намекнуть королю Олафуру, что капитан Драккен слишком много на себя берет.

– Леди Вендела, я уверен, что, будь вы до сих пор в королевском Совете, безобразия не случилось бы. Но можно попытаться извлечь выгоду из этой истории. Несомненно, после такого позора король увидит наконец нелепость положения и поймет, что всякая необходимость в Избранном отпала.

Леди Вендела ответила так тихо, что Девлин не разобрал слов. Согласилась ли она с Балдуром? Девлин рискнул подойти еще ближе, но тут придворные, которые загораживали его от обоих собеседников, двинулись дальше, и Девлин вдруг оказался на виду у этой парочки. Балдур первым заметил его и что-то зашептал на ухо леди Венделе, которая обернулась и принялась рассматривать Девлина. Тот спокойно выдержал ее взгляд, и лицо дамы побледнело от гнева, а может быть, стыда. После долгой паузы Девлин развернулся на каблуках и пошел прочь.

Зазвенели серебряные колокольчики, и придворные начали собираться у заграждений вокруг площадки. Девлин встал посередине у торцевой стены, прислонившись плечом к колонне. Слева от него никого не было. Только сейчас он заметил, что у противоположной стены на возвышении стоят три кресла. Колокольчики прозвенели еще раз, король Олафур вошел в павильон и занял кресло в центре. Вслед за ним появилась девочка, которая уселась справа, а место слева от короля занял высокий человек в темно-зеленой парчовой мантии. Девлин узнал в нем графа Магахарана, сальваратского посла, который на последнем обеде у короля присутствовал в качестве почетного гостя. Девочка – должно быть, принцесса Рагенильда, единственная дочь и наследница короля. Издалека трудно было разглядеть выражение ее лица, но Девлину показалось, что она чересчур серьезна.

Герцог Джерард вышел на середину павильона и произнес:

– От имени нашего великого короля Олафура я приветствую всех гостей. Добро пожаловать! Кроме того, мы выражаем признательность графу Магахарану, который милостиво разрешил своим личным телохранителям участвовать в состязаниях.

24
{"b":"4665","o":1}