ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Граф нахмурился.

– Вы многое теряете. Настоящие скаковые лошади – благороднейшие из животных. В моей стране они ценятся очень высоко. Видите вон ту серую кобылу с краю, с наездником в красном камзоле?

Девлин кивнул.

– Ну разве она не красавица? Ее предок был рожден в Сельварате и подарен нашим императором королю Олафуру в честь рождения его дочери Рагенильды. От этого сельваратского жеребца произошло немало отличных скакунов.

– Забава для богатых. Только богатые могут позволить себе держать ненужную вещь, – заметил Девлин. – Тонкие ноги этой кобылы не годятся для труднопроходимых мест, да и к чему нужна лошадь, побеждающая на скачках, когда требуются сильные боевые кони?

Граф Магахаран в ужасе посмотрел на Девлина.

– У вас нет души, – громко сказал он.

В толпе поднялся шум, и, оглянувшись, Девлин увидел, что забег начался. Его поразил азарт, с которым публика подбадривала своих любимцев. Даже граф Магахаран не остался равнодушным, выкрикивая: «Вперед, Ласточка, вперед!»

Через несколько мгновений все увидели, что серая кобыла пришла первой, на несколько корпусов обогнав остальных лошадей. Кое-кто разочарованно вздохнул, но большинство зрителей радостными криками приветствовали победу фаворита.

– Ну вот, я же говорил вам, что она быстрее всех, – гордо объявил граф.

– Джорскианцы с вами согласны. – Девлин кивнул в сторону зрителей, которые вскочили со своих мест и окружили победившую лошадь с наездником в седле. – У них много общего с вашим народом.

– Это так, хотя только при императоре Джеффруа мы осознали неразумность нашей вражды и решили заключить мир.

– Сельварат и Джорск – союзники, не так ли?

– Теперь уже да, – сказал граф. – Хотя так было не всегда. Почти сто лет прошло после того, как мы позабыли старые обиды и объединились с королем Акселем, чтобы разбить Нерикаатский союз. Славная была битва, и с той поры Джорск и Сельварат – надежные друзья.

Девлин пожал плечами. Его касалось только настоящее Джорска, а не прошлое. Он рассеянно обвел взглядом шатер, примечая знакомых.

– Я уверен, что такое великое событие вошло в вашу историю. Вам наверняка рассказывали об этом, еще когда вы были ребенком, – сказал граф Магахаран.

– Это их история, а не наша, – поправил его Девлин. – Я родом из Дункейра.

– Ах да, провинция на юге страны, не так ли? Если я правильно припоминаю, Джорск аннексировал ее во времена деда нынешнего короля.

– Дункейр не аннексировали, а захватили, – сдавленным от гнева голосом произнес Девлин и сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться.

– Похоже, вы не очень-то любите джорскианцев, – заметил граф. – Как же получилось, что представитель покоренного народа стал Избранным? – Тон графа был небрежным, но в глазах вспыхнул неподдельный интерес. Девлин понимал, что его пригласили в надежде побольше узнать о нем. Для придворных новый Избранный оставался такой же загадкой, как и они для него, а граф, будучи иностранным послом, несомненно, желал собрать как можно больше сведений о подданных короля-союзника.

– Считайте меня наемником.

– В таком случае вы – самый высокооплачиваемый наемник за всю историю Джорска, – сказал граф со слабой улыбкой.

– Пока еще нет. Но скоро буду, – уточнил Девлин, хотя вознаграждение, которого он ждал, было совсем не тем, которое мог представить себе граф. Даже если бы Девлин попытался все объяснить графу, вряд ли тот бы его понял. Да и кто поверит, что он и в самом деле ищет не денег и славы, а смерти? Только тот, кто выстрадал не меньше Девлина, поймет его жгучую жажду саморазрушения. – Благодарю вас за радушие, но, боюсь, я отнял у вас много времени и потому должен оставить вас с гостями.

– Благодарю и вас, – учтиво сказал граф Магахаран. – Надеюсь, мы еще побеседуем.

– Все в руках Богов, – ответил Девлин.

Если Владыка Хаакон наконец смилостивится и примет жертву Девлина, они с графом больше не встретятся, пока тот сам не отправится в царство Бога Смерти.

* * *

Через три дня после скачек Девлин получил приказание срочно явиться на Совет. Курьер ясно дал понять, что дело не терпит отлагательства, и, шагая по коридорам замка в сопровождении посыльного, Девлин гадал, что же могло случиться. Теперь, когда при дворе собрались все члены свиты, Совет заседал ежедневно, но присутствия Избранного не требовалось еще ни разу. Неужели для него есть какое-то задание? Враг, с которым надо сразиться? Он будет рад любому предлогу, лишь бы покинуть этот чужой ему город.

Вход в зал Совета охраняли два стражника в ливреях. Узнав Избранного или, может быть, королевского курьера, они развели в стороны копья, распахнули двери и низко поклонились. Как только Девлин вошел, двери за ним закрылись.

– Ну наконец-то, – послышался чей-то возглас.

Все внимание Девлин устремил на короля Олафура, который сидел во главе овального стола из отполированного до зеркальной гладкости ядрового дерева. За последние несколько недель Девлин не раз видел короля, но тот почти не замечал Избранного. До сегодняшнего дня. Сейчас, как и при первой встрече, Девлин ощутил странное разочарование в этом человеке, которого он поклялся защищать ценой собственной жизни. Король Олафур был среднего роста, с редеющими светлыми волосами и вечно хмурым от забот лицом. Если бы не тонкий золотой обруч, стягивающий лоб короля, его можно было бы принять за обычного торговца или мелкого фермера, переживающего тяжелые времена.

Слева от короля сидел его Первый рыцарь, герцог Джерард; справа – графиня Ингелет, старшая советница. Далее за столом расположились двенадцать советников и придворных, среди которых Девлин узнал главного распорядителя и болтливого лорда Балдура, слова которого нечаянно подслушал на турнире.

Капитан Драккен на Совет не пришла; вместо нее за столом сидел лейтенант в форме королевской стражи. Место на противоположном от короля конце стола пустовало.

Девлин шагнул вперед и в нерешительности остановился, сообразив, что не знаком с правилами этикета. Как поступить: приветствовать короля или подождать, пока монарх обратится к нему сам? Просто поклониться или встать на одно колено, как делают чужеземные гости?

Король слабо взмахнул рукой, и Девлин принял этот жест за разрешение садиться. Учтиво кивнув, он опустился в кресло. Глядя на кислую мину леди Ингелет, Девлин понял, что нарушил как минимум одно правило приличия. Ну и ладно. Его позвали сюда не для того, чтобы он демонстрировал им хорошие манеры.

– Вы желали меня видеть, ваше величество? – спросил Девлин.

Король Олафур вздохнул и потер подбородок.

– В этом не было нужды, – вполголоса произнес пожилой советник.

Графиня Ингелет бросила испепеляющий взгляд на советника, затем повернулась к Избранному.

– Его величество получил прошение из Гринхольта, что на Долгом озере. Гринхольт – небольшая деревня у озера, жители которой зарабатывают на пропитание рыбной ловлей. По их словам, кто-то или что-то нападает на рыбаков и пожирает рыбу в озере. Люди обратились к лорду Бринйольфу, барону Эскера, но он не смог им помочь, поэтому они подали прошение королю.

Леди Ингелет говорила совершенно спокойно, будто описывала мелкую неприятность.

– Уверяю вас, это все выдумки хитреца Бринйольфа, – вмешался главный распорядитель. – Он и так задержался с уплатой налогов в казну, а теперь хочет найти повод, чтобы не платить ежегодный налог на урожай. Нечего туда и ездить. В Гринхольте нет никакого чудовища, а есть только ленивые крестьяне и бестолковый барон.

Так, по крайней мере мнение главного распорядителя известно.

– Не понимаю, почему лорд Бринйольф не послал в Гринхольт свой отряд вместо того, чтобы докучать королю? – возмутился лорд Бандур. – Даже мелкий барон вполне мог бы справиться с таким пустяком.

Лейтенант королевской стражи откашлялся и сказал:

– Разрешите вам напомнить, господин советник, что лорд Бринйольф уже отправил половину своих людей в Рингштадт, чтобы помочь местным стражникам патрулировать границы. Тех, кто остался, едва хватает для охраны владений барона.

27
{"b":"4665","o":1}