ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я выезжаю на рассвете. Встретимся у дворца. Если опоздаешь, уеду один.

– Не опоздаю, – заверил его Стивен и, направляясь к выходу, добавил: – Спасибо.

– Вряд ли ты будешь благодарить меня, когда все закончится, – предупредил Девлин, но юноша уже исчез.

XI

Избранный пришел в королевские конюшни, когда в небе забрезжила бледная полоска рассвета. Если он и удивился, что Стивен опередил его, то ничем этого не выдал. Он спокойно дождался, пока конюх подведет к нему лошадь, затем тщательно осмотрел ее от уздечки до хвоста и убедился в прочности подков на всех четырех копытах. Проверив подпругу, он пристегнул обе сумки спереди седла, а сзади приторочил мешок со снедью и бурдюки с водой. Там же привязал скатанное одеяло и плащ.

Стивен уже проверил сбрую своей лошади, но Девлин не поленился сделать это снова, осмотрев каждый ремешок. Менестрель поначалу хотел запротестовать, однако потом закрыл рот, решив не ссориться с Избранным, пока тот еще может отправить его обратно.

Они выехали за ворота замка и спустились к докам, где сели на плоскодонную речную баржу. Хотя баржа была заполнена пассажирами лишь наполовину, нескольких слов, которые Избранный шепнул раздраженному хозяину, оказалось достаточно, чтобы отплыть.

Вниз по течению плыли целую неделю. Пассажиры и команда не обращали на Избранного внимания, и он платил им той же монетой. Он также игнорировал попытки Стивена поговорить о том о сем и вообще завязать дружеские отношения. Девлин ел в одиночестве и проводил почти все время, вновь и вновь проверяя оружие, или возился с полосками кожи, мастеря из них некое подобие ремней. От вопросов менестреля о предназначении ремней Девлин только сердито отмахивался.

Такое начало не предвещало ничего замечательного, и менестрель уже начал сомневаться, стоило ли ему навязывать свое общество. Как и большинство жителей Кингсхольма, Стивен пришел в удивление, когда Избранный вышел из Аставардского леса целым и невредимым. Двое предшественников Девлина не вернулись с первого же задания. Однако по мере того как начали всплывать зловещие подробности, становилось ясно, что Девлин обязан жизнью не столько своим боевым навыкам, сколько удаче, и этот подвиг едва ли мог сравниться со славными деяниями Избранных прошлых эпох. Свершить правосудие над подлыми убийцами было необходимо, но даже самый одаренный бард не сумел бы воспеть такое жалкое событие.

С другой стороны, битва с озерным чудовищем обещает стать отличным приключением. Победит ли Девлин монстра или погибнет в схватке – сага выйдет превосходная. Она принесет Стивену славу и признание, которых он жаждет, ведь все эти месяцы, проведенные в столице, дались ему очень нелегко. Его пение и игра на лютне, так высоко ценимые в родном Эскере, оказались весьма заурядными в сравнении с талантами столичных музыкантов. Нужно чем-то выделиться среди остальных; нужна баллада, которую будут исполнять другие менестрели, повсюду прославляя его имя. А дабы написать балладу, нет ничего лучше, чем сопровождать Избранного в его походе и узнать о нем как можно больше.

Замечательный план!.. Только вот Избранный не хочет иметь со Стивеном дела. Остается надеяться, что Девлин станет более общительным, когда плавание закончится и его не будут отвлекать речные пейзажи.

Через восемь дней они сошли на берег в маленьком селении. Кроме них, никто здесь не высадился, так как все пассажиры направлялись в морской порт Безек. Пока они ехали через Кальвланд, Девлин упорно не замечал юного менестреля, обращаясь к нему только в случае крайней необходимости. Когда сгустился вечерний сумрак, путники нашли небольшую опушку и устроились на ночь.

Девлин расседлал лошадей, а Стивен, взявший на себя обязанности повара, приготовил ужин: вскипятил на костре воду, опустил в нее сушеное мясо и, когда оно размягчилось, поджарил вместе с мелко нарезанными клубнями. Девлин принял из его рук тарелку, пробурчав лишь невнятное «спасибо», и съел свою порцию с мрачной сосредоточенностью. После ужина Стивен достал из чехла лютню и принялся ее настраивать.

Девлин вынул из седельной сумки сверток из кожи; там оказались шесть узких ножей. Подошел к молодой сосне и на уровне глаз вырезал в коре дерева косой крест. Затем развернулся, отсчитал четырнадцать шагов и снова встал лицом к сосне.

Он поднял руку, в которой держал нож, к плечу и сделал резкое движение. Нож вонзился в дерево примерно в четырех футах от земли. Дюймом левее – и Девлин промахнулся бы совсем.

Стивен завороженно наблюдал за Избранным, позабыв про свою лютню. Ничего подобного он раньше не видел.

В воздухе сверкнул второй нож и, вращаясь, полетел в цель. Этот бросок получился ближе к центру и немного выше первого. Девлин метнул один за другим еще четыре ножа, последний из которых почти точно попал в мишень.

– Здорово! – одобрил Стивен.

Девлин покачал головой и подошел к сосне, чтобы вытащить ножи.

– Слишком низко. К тому же я промазал почти на ладонь, а то и больше.

В следующий раз он переложил ножи в правую руку и приготовился метать их левой. Первой нож улетел куда-то в кусты.

– Проклятие! – глухо выругался Девлин. Он стиснул зубы и сделал вторую попытку. Нож ударился о ствол сосны рукояткой и упал на землю. Третий бросок вышел удачнее. Метнув все шесть ножей, Девлин собрал их и начал все заново.

Он тренировался, пока не стемнело, а потом, вернувшись к костру, принялся очищать ножи куском ткани.

– Можно посмотреть? – спросил Стивен.

Девлин сделал неуловимое движение рукой, и нож воткнулся острием в землю рядом с ногой Стивена. Менестрель вытащил его и рассмотрел со всех сторон, восхищаясь формой. В длину нож был таким же, как обычный кинжал, однако имел более узкое лезвие, и в отличие от кинжала у него не было рукоятки. Нож представлял собой цельный кусок металла, который при броске нужно держать между пальцев.

Стивен зажал нож так, как это делал Девлин, повернулся к ближайшему дереву и попробовал метнуть его. Нож закувыркался в воздухе и упал всего в нескольких футах от того места, где сидел менестрель. Сконфуженный, он поднял нож, радуясь, что Девлин ничего не сказал о его неуклюжей попытке.

– Я слыхал, что ножи бросают в цель, но никогда не видел этого своими глазами. Ты, должно быть, искусный метатель.

Девлин отрицательно покачал головой.

– Вовсе нет. Я много раз промахнулся и попадал в мишень чисто случайно. А это всего лишь дерево; движущаяся цель – совсем другое дело. Но если я буду упражняться, то, наверное, смогу восстановить прежние навыки.

Девлин за один раз сказал больше, чем за целый день.

– Выходит, ты и раньше метал ножи?

– Очень давно. В Альварене есть люди, которые следят за порядком – у вас их называют стражниками, – и они превосходно владеют этим искусством. Когда я был молод и глуп, я восхищался ими и тоже стал учиться метать ножи. Десять лет назад я бы попал точно в цель шесть раз из шести, причем с закрытыми глазами.

Значит, Девлин жил в Альварене, столице Дункейра, и дружил с городскими стражниками. Может быть, поэтому ему так легко общаться с сержантом Лукасом и капитаном Драккен. И, конечно, он выказывает капитану Драккен намного больше уважения, чем всем остальным.

– Но зачем нужно такое оружие? По-моему, арбалетные стрелы ничем не хуже.

– Ни арбалет, ни лук нельзя использовать в замкнутом пространстве или в переполненном людьми помещении. Умелый метатель способен поразить противника, прежде чем тот успеет моргнуть глазом.

– А почему ты не носишь меч? – задал следующий вопрос менестрель. Он-то взял с собой свой клинок – подарок отца. Когда он считал Девлина фермером или подмастерьем, ему казалось естественным, что Избранный вооружен арбалетом и боевым топором, как все крестьяне. Но чем больше юноша узнавал о Девлине, тем сильнее подозревал, что он – далеко не простой фермер. Человек, который тренировался вместе с городской стражей, непременно должен владеть мечом.

29
{"b":"4665","o":1}