ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дойдя до конца шеренги, сержант крикнул:

– Стоп!

Стражники опустили мечи. Расходясь по шеренгам, почти все они утирали пот и тяжело дышали. Девушка, волочившая клинок по земле, немедленно навлекла на себя гнев сержанта Лукаса, который пригрозил ей месяцем ночных дежурств.

– Сменить пары! – приказал сержант, и все бойцы в шеренге сделали шаг влево, а последний перебежал на место первого. Таким образом, каждый стражник получал возможность упражняться с соперниками разного роста, силы и уровня мастерства.

– И на этот раз постарайтесь не забывать, чему я вас учил. Щиты не опускайте. Рубите сплеча, но мечом особо не размахивайте. И крепче держитесь на ногах. Понятно?

– Да, сержант, – отозвались две дюжины усталых голосов.

Капитан Драккен знала, что ее гвардейцы измотаны безжалостной муштровкой и что они не понимают, почему режим тренировок так ужесточился, хотя строевая подготовка проводилась и раньше. Но капитан гордилась своими подопечными. Пусть им и недостает того изящества, с которым владеют шпагой офицеры королевской армии, зато ее гвардейцам нет равных в умении обращаться с другими видами оружия: коротким мечом, дубинкой и церемониальным копьем. Кроме того, они стойко переносят многочасовые дежурства и знают, как справиться с уличными беспорядками.

С недавнего времени капитан Драккен приказала усилить подготовку. Двадцать пять лет службы в королевской страже научили ее доверять своей интуиции. Над королевством сгущались тучи, и надо достойно встретить грядущие трудности. Несмотря на то, что король и советники пребывали в безмятежности, она понимала, что напасти, которые терзают отдаленные провинции, все ближе подбираются к сердцу королевства и очень скоро докатятся и до столицы.

Когда придет тяжелое время, гвардейцы будут к этому готовы. Что ей сейчас нужно, так это сотня новобранцев. Под ее началом находились триста человек – их едва хватало, чтобы выполнять все обязанности городской стражи, не говоря уж о том, чтобы отразить нападение врага. Капитан Драккен считала, что ей необходимо минимум четыреста хорошо обученных бойцов, а лучше пятьсот, но снова и снова король и Совет отказывались выдать из казны деньги, вынуждая ее натаскивать своих людей так, чтобы каждый мог сражаться за двоих.

Однако, как бы жестко ни муштровала капитан Драккен подчиненных, к своим обязанностям она относилась еще строже. Она лично осматривала каждый сторожевой пост и оборонительные укрепления, встречалась с городской знатью, чтобы обсудить план действий в непредвиденных обстоятельствах, постоянно спорила с распорядителем замка, выбивая деньги на новые расходы, и обращалась к королевскому Совету за поддержкой. Каждое утро на рассвете она упражнялась с оружием, не желая уступать в умениях лучшим из ее гвардии. Вместо того чтобы подумывать об отставке, положенной по возрасту, она готовилась к войне.

– Вон тот долговязый с краю делает слишком глубокие выпады. Он плохо держит равновесие, – сухо заметил кто-то за ее спиной.

– Олува и сама это видит, – ответила капитан.

И в самом деле несколько секунд спустя Олува слегка опустила щит, будто утомившись. Ее противник тут же попытался ударить в открывшееся место, но девушка отскочила в сторону, ударом щита сбила его с ног и приставила острие деревянного меча к его шее.

– Молодец, – одобрил Избранный.

Капитан Драккен повернула голову.

– Ты говорил, что не владеешь мечом, а сам неплохо разбираешься в приемах.

– Я часто смотрел, как упражняются мечники. Со временем начинаешь отличать искусных бойцов от бездарных.

Еще один загадочный ответ. Так учился он сражаться на мечах или нет? Кто он? Фермер? Кузнец? И почему проводит много времени, наблюдая за тренировками? Капитан ничего не понимала. Этот Избранный вообще представлял для нее сплошную тайну.

Уголком глаза Драккен видела, что стражники вновь разошлись по шеренгам. Повернувшись лицом к площадке, она крикнула:

– Лукас! Еще четверть часа, и отпускай их.

Сержант Лукас кивнул. Капитан обратилась к Избранному:

– Ты хотел видеть меня?

– Надо поговорить. Наедине.

– Пойдем ко мне. Там нас никто не побеспокоит.

Они прошли через внутренний двор. Украдкой посматривая на Избранного, капитан Драккен заметила, что в его волосах прибавилось седины, а на лице от усталости залегли морщины. И все же для человека, который целую неделю провел между жизнью и смертью – о чем свидетельствовал Камень Души, – Девлин выглядел просто отлично.

– Насколько я понимаю, ты победил?

– Кого?

– Озерного монстра, – с намеренной невозмутимостью отвечала она.

– А, вы об этом, – пожал плечами Избранный. – Да, скримзаль мертв, и рыбаки могут без опаски плавать по озеру.

У входа в штаб королевской стражи гвардеец с копьем отдал им честь. Капитан Драккен рассеянно ответила на приветствие. Поднявшись по ступенькам, они вошли внутрь. Писец, сидевший за столом у двери в кабинет, был занят переписыванием приказа, но при их появлении оторвался от работы и поднял голову.

– К нам никого не пускать, – приказала капитан Драккен.

– Даже самого короля, – добавил Девлин.

Писец вопросительно посмотрел на начальницу королевской стражи. Та не поняла, шутит Избранный или говорит всерьез, но промолчала. Вряд ли королю зачем-то понадобится приходить в штаб.

Кабинет был обставлен на удивление просто. Угол большого стола занимала яркая лампа, при свете которой капитан допоздна читала донесения. Два стула стояли перед столом и один – за ним. На стене висели две карты – королевства и города, причем последняя была разбита на патрульные секторы. У противоположной стены располагались небольшой камин и полка для оружия.

Капитан жестом указала Девлину на стул, но он покачал головой.

– Я ненадолго.

Поколебавшись, капитан Драккен присела на краешек стола.

– Что ты хотел сказать мне?

Избранный провел рукой по волосам, затем потер шею.

– Кажется, я обзавелся врагом.

– Врагом?

Девлин медленно кивнул.

– В первую ночь после отъезда из Эскера на нас напало… нечто. Магическое существо. Оно охотилось за тем, кто носит перстень Избранного.

Эти слова привели капитана Драккен в замешательство. Ей показалось, что Избранный нарочно изображает из себя простака.

– Магическое существо? Вроде скримзаля?

– Нет. Скримзаль был живым созданием, из плоти и крови, а это… целиком состояло из магической субстанции. Мастер Дренг назвал его элементалем.

Элементаль? Капитан не слыхала ни о чем подобном; да, с некоторых пор странные вещи стали происходить в Джорске.

– А почему ты мне об этом рассказываешь? Если ты здесь, значит, сумел победить?

– Я уничтожил существо, но не убил мага, который его послал. Чародей может нанести новый удар. Своим присутствием во дворце я подвергаю риску других людей, поэтому я пришел предупредить вас. Я не хотел говорить об этом при посторонних, чтобы не поднялась паника.

Капитан Драккен сочла предосторожность не напрасной. Страх перед чарами способен сковать сердца даже самых мужественных. Кроме того, стражникам не по силам выстоять против зла, порожденного волей колдуна.

– Но ведь мастер Дренг наверняка взял тебя под свою защиту.

– Мастер Дренг выразил свое сожаление, – жестко усмехнулся Девлин. – Похоже, только маг первого ранга мог вызвать такое существо, поэтому наш любезный Дренг сказал, что этот враг ему не по зубам.

– И что ты будешь делать?

– Ничего. Ждать и наблюдать. Маг либо снова попытается убить меня, либо нет. Все в руках Богов.

Капитан Драккен не понимала, как Избранный может сохранять спокойствие перед лицом новой угрозы. Ее саму мало что пугало; как-то в молодости ей вдвоем с напарником пришлось противостоять разъяренной толпе крестьян. Но сейчас даже она почувствовала холодок: чародей, переметнувшийся на темную сторону, – это не шутки. Если верить легендам о магах, смерть – самое меньшее, чего стоит бояться Девлину.

42
{"b":"4665","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Танго смертельной любви
Потерянные девушки Рима
Никита ищет море
Струны любви
Четырнадцатая золотая рыбка
Реплика
Красный шторм. Октябрьская революция глазами российских историков
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Всегда кто-то платит