ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты правильно сделал, что пришел ко мне, – сказала капитан Драккен. По лицу Дидрика было видно, что у него буквально гора с плеч свалилась. – Скажи писцу, чтобы подготовил новый приказ. Отныне за Избранным будет присматривать кто-то из стражи. И днем, и ночью. Он должен держаться на расстоянии, но если с Избранным что-то случится, я хочу, чтобы рядом с ним был наш человек. И объяви, что разбойников я приказываю брать живьем – конечно, по возможности. Необходимо выяснить, кто их посылает.

– Девлину это не понравится, – заметил Дидрик.

Капитан знала: Девлин просто придет в ярость. Она и сама бы разозлилась, если бы к ней приставили телохранителя. Но…

– Мы не обязаны доставлять Избранному удовольствие. Наша задача – следить за порядком в городе, и если среди нас завелся предатель, мы должны его найти. Это понятно?

– Да, капитан, – четко ответил лейтенант Дидрик. Он отдал честь, прижав кулак правой руки к левому плечу, и вышел.

Капитан Драккен почувствовала удовлетворение. Наконец-то у них появилась первая ниточка. Плохо, что Девлин убил нападавшего, прежде чем того успели допросить, ну да ладно. В следующий раз они будут готовы к встрече.

XIX

Наступила зима. Придворные, которые не уезжали на это время из Кингсхольма, сменили шелк и бархат на шерсть и меха. Снег – большая редкость в Дункейре – шел здесь почти каждый день и вскоре укрыл столичные улицы белым одеялом. Жизнь во дворце замерла, и Девлину почти не приходилось появляться при дворе. Все свое время он посвящал оттачиванию боевых навыков, но постепенно пришел к выводу, что раньше весны ничего чрезвычайного не произойдет.

После того как он продемонстрировал свое мастерство, метание ножей превратилось в повальное увлечение среди стражников. Глядя на их неуклюжие попытки, Девлин стал обучать их этому искусству. Со временем они обрели ловкость в обращении с ножами, и те уже не представляли угрозу для них самих. Стражники научились довольно точно метать ножи, хотя уровня Избранного не достиг никто.

Когда лейтенант Дидрик предложил Избранному брать у него уроки владения мечом, Девлин согласился лишь от скуки. Он не привык бездельничать, а тренировки с мечом – не худший способ убивать время. Лейтенант начал с того, что показал Девлину основные комбинации. Тщательно отработанные приемы Дидрика напомнили Девлину о долгих часах, которые он провел, наблюдая за упражнениями Керри. Он быстро выучил эти комбинации и так много тренировался, что скоро его движения приобрели автоматизм.

С учебными поединками дело оказалось сложнее. Девлин обнаружил, что размахивает мечом, словно топором, или пытается нанести сопернику удар плашмя, как будто держит в руках дубинку. Однажды, когда Дидрик разозлил его в поединке, Девлин отбросил меч, схватил ошеломленного лейтенанта за плечи и принялся трясти его. Наблюдавшие за ними стражники просто катались по полу от смеха.

В тех редких случаях, когда ему хотелось побыть в компании, он проводил часы в павильоне стражи или выходил в старый город и заглядывал в таверну, где играл Стивен. Люди привыкли к Избранному и уже не шарахались, когда видели его на улицах, хотя особого почтения или дружелюбия по-прежнему не выказывали. Только стражники и Стивен видели в нем живого человека, а не просто громкий титул.

В ночь, когда произошло нападение, Девлин сидел в «Поющей рыбе», куда заглянул проведать менестреля. За ужином они обменялись новостями и поболтали о том о сем, обсудив последние слухи, ходившие при дворе. Девлин расслабился – и, пожалуй, даже чересчур, потому что утратил бдительность. В мгновение ока грабитель набросился на него и обхватил его шею тонкой кожаной удавкой. Будь нападавший чуть повыше или попроворней, Избранному не миновать бы смерти. Но грабитель накинул удавку слишком низко, и она зацепилась за пряжку на плаще, которая не дала туго сдавить горло. В этот момент сработали боевые рефлексы Девлина. Судорожно вдохнув, он схватил удавку правой рукой, а локтем левой резко двинул нападавшему под ребра. Тот застонал и ослабил хватку. Девлин снова глотнул воздуха, напряг мышцу предплечья, и нож лег ему в ладонь. Перевернув кисть, он нанес удар назад и, почувствовав, что лезвие вошло в плоть, рванул его вверх. Теплая кровь хлынула ему на руку. Грабитель отпустил удавку и рухнул на мостовую, воя от боли. Девлин сдернул кожаный шнурок с шеи и, хватая ртом воздух, согнулся пополам в приступе кашля.

Нападавший истек кровью и умер еще до того, как прибежали стражники. На этом бы все и кончилось, однако на следующее утро Девлин узнал, что капитан Драккен приставила к нему постоянную охрану. Как только он выходил из помещения, поблизости обязательно оказывался кто-то из гвардейцев. Сначала он не обращал внимания на путавшихся под ногами стражников, но потом убедился, что они повсюду следуют за ним – иногда в форме, иногда нет. Девлин словно обрел вторую тень.

Как он ни ругался с капитаном Драккен, та не собиралась отменять приказ. Она была уверена, что нападение – не просто случайная попытка ограбления и что ниточка ведет к предателю, который, как они оба знали, затаился где-то в городе. Девлин соглашался с логикой капитана, но не с ее методами. Он стал действовать хитростью, стараясь избавиться от своих телохранителей. Увы, они только еще крепче в него вцепились. Для стражников это превратилось в своеобразную игру: охранять Избранного всю смену, ни разу не выпустив его из виду, стало делом чести.

* * *

Через три дня после нападения мастер Дренг прислал Избранному записку, сообщая, что хочет поговорить с ним. Девлин отправился к магу. На этот раз старый слуга не мешкая впустил гостя в дом и проводил к лестнице, ведущей в кабинет Дренга. Взбираясь на верхний этаж, Девлин заметил, что в отличие от его предыдущего визита комната ярко освещена.

– А, ты получил мою весточку, отлично! – воскликнул придворный маг, когда голова Девлина показалась над полом. – Хорошо, что ты пришел так быстро. – Мастер Дренг отложил свиток, который читал, и подошел к Девлину, протянув ему руку.

Девлин пожал ее, удивляясь этому дружескому жесту. Пытаясь прочесть мысли мага по выражению его лица, Девлин заметил, что впервые за время их знакомства глаза мастера Дренга чистые и ясные, а рука не дрожит. Для человека, который, как известно, дня не мог прожить без бутылки, перемена была разительной.

– У тебя появился новый шрам. Я слыхал, ты с кем-то подрался, но, судя по шраму, дело серьезнее, чем я думал.

– Ерунда, – отмахнулся Девлин, хотя в душе знал: кто бы ни подослал убийцу, он сделает это снова. Капитан Драккен была того же мнения, потому что и сейчас переодетый гвардеец незаметно для других дежурил на площади, ожидая, когда Девлин выйдет на улицу.

Мастер Дренг покачал головой, но спорить не стал.

– Иди сюда, – сказал он, махнув рукой на стопки книг и груды свитков на столе. – Я хотел рассказать, что мне удалось узнать об элементале.

– Ты знаешь, кто послал его?

– Нет, – ответил маг. Из-под самого низа стопки он вытащил небольшую книгу в красном кожаном переплете и раскрыл ее на странице, заложенной алой лентой. – Но я знаю, что это было. Вот послушай: «Чародей способен придать элементу тьмы любую форму. Чем сильнее маг, тем больше вещества тьмы он в состоянии связать. Порождение мрака всегда имеет черный цвет, который поглощает любые другие оттенки. Чаще всего появляется в форме человека или зверя, хотя может быть и бесформенным. Оружие не причиняет ему вреда. Уязвима лишь воля чародея, его создавшего: когда концентрация воли начинает слабеть, элементаль теряет очертания и исчезает из видимой плоскости бытия».

– Это все? – разочарованно спросил Девлин, ожидавший большего.

Мастер Дренг захлопнул книгу.

– Далее автор говорит о том, что создание тьмы можно уничтожить, если в нужное время маг первого ранга произнесет заклинание света Микаэлы.

– А что мне пользы от того? – пожал плечами Девлин. Неужели мастер Дренг позвал его только за тем, чтобы прочесть это? Девлину прекрасно известно, что во всем королевстве нет мага первого ранга. Если враг вызовет еще одного элементаля, Избранному придется рассчитывать только на себя. Как и раньше.

48
{"b":"4665","o":1}