ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Канжти, – объявил Девлин.

Брат Арни кинул взгляд на мага.

– Канжти сойдет не хуже других, – успокоил священника Дренг. – Дайте ему меч, и можно приступать.

Священник взял с алтаря меч.

– Возьми его обеими руками и подними перед собой острием вверх, – приказал он Девлину. – И повторяй за мной клятву верности.

Меч был явно сработан мастером. Длинное лезвие, заостренное в старинном стиле, рукоять из эбенового дерева с узорами из серебра… В отблесках пламени свечи на лезвии мерцала вязь древних рун.

Девлин принял меч от священника. Держать клинок в левой руке было неудобно, и, пытаясь переложить меч в правую руку, он нечаянно уронил его. Меч упал на мраморный пол с обычным звоном стали о камень. Повинуясь интуиции, Девлин поднял меч и внимательно осмотрел лезвие. Слабый блеск металла свидетельствовал о том, что клинок сделан из отличной стали. И все-таки что-то было не так.

Он понимал, что остальные смотрят на него с нетерпением и беспокойством, но не спешил. Он провел большим пальцем по острому лезвию, прилагая ровно столько силы, чтобы не порезаться до крови, затем левой рукой вытащил из ножен свой кинжал и ударил рукоятью кинжала по лезвию меча. В звуке удара Девлин снова услышал нотку фальши. Он вложил кинжал в ножны и смущенно покачал головой. Стоит ли высказать свои подозрения и раскрыть себя или лучше промолчать в ответ на пренебрежение, с которым к нему отнеслись?

Какое-то мгновение Девлин боролся со своей совестью, но в итоге решил, что не сможет смолчать. Честь – единственное, что у него осталось.

– Я не буду приносить клятву на этом мече, – сказал он и положил меч на алтарь, так что половина клинка оказалась на весу.

– Почему? Ты зашел слишком далеко, и отступать уже поздно, – с неодобрением сказала капитан Драккен.

– Потому что любая клятва, принесенная на этом мече, будет такой же фальшивой, как и он сам.

Девлин положил левую руку на рукоять меча и прижал ее к алтарю. Сжав ладонь правой руки в кулак, он поднял его над головой. Со свистом рассекая воздух, кулак ударил по лезвию. С отвратительным треском меч раскололся надвое.

– О Боги, сохраните нас! – испуганно воскликнул брат Арни.

Капитан Драккен побелела и закусила губу, представив, что случилось бы с тем, кто доверил бы свою жизнь этому мечу в настоящем бою.

Придворного мага происшедшее, казалось, позабавило. Он посмотрел Девлину в лицо – впервые за все время – и произнес:

– Теперь я понимаю, почему тебя называют Стоунхенд. <Stonehand (англ. ) – каменная рука.>

На самом деле Девлин позаимствовал это имя у своего отца, который был каменщиком. Не все ли равно, на какое имя отзываться в чужой стране?

– Как ты догадался? – потребовала объяснений капитан Драккен.

– Вы назвали меня фермером, но когда-то я работал кузнецом. Кое-какие секреты остаются в памяти навсегда.

– Но что нам теперь делать? – заволновался священник. – Нельзя же завершить ритуал без меча.

Капитан Драккен сняла с пояса свой меч.

– Этот подойдет?

Девлин взял клинок. Меч был самый обыкновенный, солдатский. Зазубрины на лезвии говорили о том, что меч не щадили в бою, однако лезвие было острым, а когда Девлин легонько стукнул им о камень, оно отозвалось звоном истинной стали.

– Да, этот мне подойдет.

Брат Арни подал знак, и Девлин поднял меч над головой, чувствуя себя немного глупо. Но как только мастер Дренг взмахнул обеими руками и на незнакомом Девлину языке принялся нараспев читать заклинание, чувство неловкости исчезло. Прогоняя тьму, вокруг Девлина начало разгораться сияние, будто само Солнце спустилось с небес, чтобы посмотреть, достоин ли он стать Избранным. Хотя капитан Драккен внешне оставалась спокойной, когда круг света подобрался к ее ногам, она поспешно отступила вправо.

Священник приступил к чтению молитвы; его высокий голос резко отличался от глубокого баса Дренга.

Девлину показалось, что с начала молитвы прошла целая вечность. Он так долго удерживал меч в воздухе, что заболели руки.

– Повторяй за мной слова клятвы, – обратился к нему брат Арни и одним духом отбарабанил фразу на Высоком наречии Джорска.

Девлин произнес незнакомые слова с легкой запинкой. Он не говорил на Высоком наречии и не знал, в чем именно сейчас клянется.

– Теперь то же самое, только на торговом наречии, которое ты понимаешь, – сказал священник. – Повторяй за мной: я, Девлин из Дункейра, клянусь защищать короля и народ Джорска против всех врагов, из мира земного и адской бездны…

– Я, Девлин из Дункейра, клянусь защищать короля и народ Джорска против всех врагов, из мира земного и адской бездны… – повторил Девлин, хотя и сам не знал, что сможет сделать против врага из адской бездны.

– Клянусь вершить правосудие именем короля, следить за выполнением всех законов и исполнять волю Богов. Клянусь своей жизнью и душой, что не нарушу данной клятвы.

Ни один человек не мог бы выполнить всего, о чем говорилось в клятве, но Девлин послушно повторил слова.

– Я призываю Владыку Канжти в свидетели моей клятвы и прошу его покровительства, – проговорил брат Арни, кинул быстрый взгляд на Девлина и опустил глаза в пол. Капитан Драккен и придворный маг тоже избегали смотреть в сторону Девлина. Он понял: они боятся того, что сейчас может произойти. Наверное, наступила минута, когда Боги проявляют свое недовольство и отвергают претендента.

Девлин глубоко вздохнул и проговорил:

– Я призываю Владыку Канжти в свидетели моей клятвы и прошу его покровительства.

Едва он произнес последние слова, как волна холодного пламени пробежала по клинку, вошла в руку и пронзила тело. На короткий миг Девлина обожгло ледяным огнем, а потом все кончилось. Он больше не ощущал ничего, кроме тупой боли в висках.

В храме стояла тишина. Придворный маг закончил читать заклинание и теперь разглядывал Девлина с легким недоумением.

Девлин опустил меч и спросил:

– Это все?

Сам не зная почему, он чувствовал себя обманутым.

– Церемония окончена, – ответил священник, искоса посмотрев на Девлина и вновь обратив взгляд на алтарь. – Теперь ты – Избранный, рыцарь Богов, защитник королевства и народа, до самой твоей смерти.

Судя по тону, брат Арни был уверен, что Девлин не протянет и недели. Он подал Девлину золотое кольцо, которое во время церемонии лежало на алтаре.

– Надень.

Девлин надел кольцо на средний палец левой руки. Скорее это был перстень, так как в центре его находился какой-то темный камень.

– Теперь скажи: «Я – Избранный», – подсказал священник.

– Я – Избранный, – произнес Девлин, и камень в перстне начал светиться красным.

– Забавный фокус, правда? – сказал Девлину маг. – Во время церемонии перстень получил связь с твоей душой. Никто, кроме тебя, не может повелевать им. Это символ твоей власти.

– Он перестанет светиться?

– Да, постепенно.

Брат Арни задул свечи и принялся укладывать предметы, использованные во время церемонии, обратно в коробочку. Среди них Девлин заметил второй камень, который теперь слабо мерцал красноватым светом, но священник убрал его, прежде чем Девлин успел спросить, что это такое.

Мастер Дренг изобразил нечто вроде полупоклона.

– Избранный, признаюсь, твое посвящение было весьма… любопытным. Надеюсь услышать о твоих подвигах. Брат Арни, капитан Драккен, я удаляюсь, чтобы предаться вполне заслуженному отдыху.

– Вы забыли о нашем споре? – напомнил о себе Стивен.

Взгляды всех четверых обратились к нему, и юный менестрель, сконфузившись, тут же сделал шаг назад.

Маг улыбнулся и пошарил в кошельке, висевшем у пояса. Достав оттуда большую серебряную монету, он кинул ее Стивену.

– Отведи нового Избранного в трактир и закажи хорошей выпивки, она пойдет ему на пользу.

Девлин повернулся к капитану Драккен и протянул ей меч.

– Спасибо за то, что одолжили мне его.

– Теперь он твой, – покачала головой женщина.

5
{"b":"4665","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Человек без дождя
Мститель Донбасса
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Чудо любви (сборник)
Одно целое
#Как не стать лягушкой в кипятке, или Искусство быть счастливой
Мир пауков: Башня. Дельта (сборник)
Фактор Мурзика (сборник)