ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Коринт, – сказал он. – Я отправляюсь в Коринт.

– Но зачем? – удивился Дидрик. – Они ведь не просили о помощи.

– Потому что я не верю в милость Богов. Должна быть какая-то причина, по которой в Коринте все тихо и гладко, а вокруг – сплошные невзгоды. И эту причину надо выяснить.

– Пустая затея, – недовольно пробормотала леди Фальда.

– Я сделал свой выбор. – Девлин и сам не мог объяснить почему, но чувствовал, что поступил правильно. – Королевский Совет заседает сегодня?

– Да, – ответила Сольвейг.

– Тогда я сообщу им о своем решении.

– Вы не можете заявиться на Совет вот так, без приглашения. Следует подождать, пока король сам вызовет вас.

– Еще как могу, – безрадостно усмехнулся Девлин. – Если на то пошло, всем известно, что я – неотесанная деревенщина, простолюдин с дурными манерами.

– Он просто позорит королевство и всю аристократию, – фальцетом прибавил Стивен, язвительно пародируя надменный тон леди Венделы.

Девлин на секунду задумался.

– Дидрик, скажи капитану Драккен, что я хочу взять с собой дюжину стражников. Мы назовем это учебным выездом, так что пусть подберет надежного сержанта и гвардейцев помоложе, которым полезно потренироваться. Скажи ей, что я выезжаю через пару дней.

– Будет сделано, – отсалютовал лейтенант Дидрик.

– Я тоже соберусь, – заявил Стивен.

Девлин заморгал. Он не рассчитывал, что менестрель захочет сопровождать его в рискованном путешествии. То, что оно будет рискованным, Девлин чувствовал нутром. Как только Избранный выедет за ворота замка, убийцы, подстерегавшие его в Кингсхольме, тут же осмелеют. И это самое меньшее, чего следует опасаться, не говоря уж о том, что ждет его в Коринте. Но раз Стивен желает ехать с ним, Девлин не станет ему запрещать. Менестрель уже доказал, что он храбрый и преданный друг.

– Буду очень рад твоей компании, – улыбнулся Девлин.

* * *

Обычно Девлину было все равно, во что одеваться, однако в этот раз он облачился в серую шелковую сорочку, штаны из замши и серую куртку – парадную форму Избранного. Вместо положенных при дворе туфель он обул сапоги, из которых по бокам угрожающе торчали кинжалы. А в качестве последнего штриха добавил перевязь и прицепил к ремню меч, подаренный капитаном Драккен в день посвящения в Избранные.

Девлин пришел к выводу, что символы имеют большое значение. Разве сам Избранный – не живой символ всех джорскианцев, испытывающих одновременно страх и надежду? Пора напомнить королю и советникам, что им придется смириться с реальностью его существования.

Лейтенант Дидрик и Стивен ждали в коридоре. При виде Избранного в парадной форме лицо Дидрика приобрело озадаченное выражение, а его глаза задержались на перевязи.

– Заседание уже началось? – спросил Девлин.

– Вот-вот начнется.

– Отлично. Посмотрим, что можно добавить к их обсуждениям.

Когда Девлин приблизился к залу Совета, двое стражников у дверей скрестили копья, показывая, что Совет заседает.

– Пропустите, – потребовал Девлин. Стражники посмотрели на него, потом бросили вопросительный взгляд на лейтенанта Дидрика.

– Нам приказано никого не пускать, – объяснил старший по званию стражник.

– Ваши приказы ко мне не относятся, – отчеканил Девлин. – Я, Избранный, под страхом смерти приказываю вам пропустить меня. – Правая рука Девлина будто случайно скользнула к рукояти меча, но он знал, что его напускная небрежность никого не обманула.

– Но… – запротестовал стражник.

– Делайте, как вам говорят, – посоветовал лейтенант Дидрик. Видя, что охранники по-прежнему колеблются, он добавил: – В случае чего отвечать буду я.

Стражники переглянулись, потом развели копья в стороны.

– Жди меня здесь, – бросил Девлин лейтенанту и, толкнув тяжелые двери, распахнул их настежь.

При его появлении советники все как один замолчали. Девлин обвел глазами зал Совета: герцог Джерард прятал хитрую усмешку, леди Ингелет явно была рассержена, а на лице короля, как всегда, застыла неуверенность.

– Как следует понимать ваше вторжение? – произнесла леди Ингелет, поднимаясь со своего места. – Немедленно покиньте зал, иначе я позову стражников.

– Можете не трудиться, они стоят за дверями, – невозмутимо ответил Девлин. – Избранный имеет право обратиться к королю и его Совету, не так ли? Разве я не выполнил задание, которое вы поручили мне летом? По вашему распоряжению я уничтожил чудовище, наводившее ужас на жителей Эскера. На вашу благодарность рассчитывать глупо, но полагаю, что хотя бы несколько минут вашего внимания я вполне заслужил.

Леди Ингелет снова села в кресло.

– Что ж, говорите. Но не ждите, что мы одобрим ваш нелепый план.

Девлин посмотрел на леди Ингелет, и глаза его сузились. Что-то в тоне советницы подсказывало ему: она знает больше, чем говорит.

– Вижу, Эрлинг не терял времени, – пробормотал он.

Леди Ингелет побледнела от гнева, и Девлин понял, что его догадка верна. Значит, Эрлинг их предал. Интересно, что ему посулили взамен – расправу над разбойниками? Деньги на возмещение убытков?

– Почему вы упомянули этого, как его… Эрлинга? – подал голос герцог Джерард.

– Потому что моим доверием пытались злоупотребить, – с намеренным безразличием пожал плечами Девлин. – Не Эрлинг, так кто-то другой. Впрочем, к вероломству джорскианцев я привык.

Один из советников, пожилой лорд, возмущенно зашипел.

– Сами видите, ваше величество, – обратился к королю герцог. – С этим человеком невозможно разговаривать.

– Я пришел сюда не для того, чтобы вести разговоры, просить о чем-то или даже спорить с вами, хотя и дураку ясно, что ваша политика губительна для королевства, – сказал Девлин, обойдя вокруг стола и приблизившись к королю. – Я всего лишь пришел сказать, что через два дня уезжаю.

– Кто дал вам поручение? – спросил лорд Балдур.

– Никто, то есть я сам, – ответил Девлин. – Не вижу смысла сидеть в Кингсхольме. Если грянет беда, в первую очередь пострадают приграничные провинции. Поэтому я поеду туда и постараюсь сделать все, что в моих силах.

Король Олафур недовольно покачал головой.

– Это против всех традиций. Лучше вам подождать в столице, пока не выяснится, где вы больше нужны.

– Нет, – возразил Девлин. – Я слонялся без дела всю зиму, и теперь пришла пора действовать. Я решил взять с собой отряд стражников и устроить для них учебный выезд.

– Избранный боится за свою жизнь? – язвительно спросил седовласый советник.

– Я готов рисковать, но, по-моему, нигде не сказано, что Избранный должен быть легкой мишенью, – парировал Девлин.

– Мне это не нравится, – медленно произнес герцог Джерард.

По всей вероятности, Джерард просто проявлял осторожность и поддерживал мнение короля, и все же у Девлина поведение герцога вызывало необъяснимую неприязнь. Девлин невольно искал в словах Первого рыцаря тайные намеки и гадал, какой заговор кроется за благообразной внешностью и вкрадчивыми манерами.

В этом-то и заключалась вся сложность. Избранный не сможет уехать без разрешения короля, но убедить нужно не его, а герцога Джерарда и леди Ингелет. Король Олафур последует их совету.

Девлин подошел к герцогу так близко, что при желании мог коснуться его рукой, и посмотрел ему прямо в глаза.

– Герцог Джерард, я не раз слышал, как вы называли должность Избранного пустым пережитком и утверждали, что в таком Избранном, как я, нет проку. Если все мои усилия тщетны, то какая вам разница, останусь ли я в Кингсхольме или уеду на окраины королевства? – Девлин обратил взор на старшую советницу. – Леди Ингелет, вам, разумеется, известно о расколе среди придворных. Многие из недовольных только и ждут, когда найдется предводитель. Кто знает, какую малоприятную личность они выберут для осуществления своих планов? Конечно, с таким, как я, они связываться не станут, однако не кажется ли вам, что в наше неспокойное время мое отсутствие в столице принесет больше пользы, чем вреда?

53
{"b":"4665","o":1}