ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто такая Регинлейвер? – спросил Девлин. Имя показалось ему смутно знакомым.

– Королева Регинлейвер правила Джорском два столетия назад, когда в Коринт вторглась армия Сельварата. Королева вела кровопролитную войну с захватчиками и через три года изгнала их со своих земель, – сказал Миккельсон.

– Это одна из самых славных страниц нашей истории, – прибавил Стивен. Больше дюжины баллад из его репертуара восходило к тем героическим временам.

– Вашей истории, а не моей, – поправил его Девлин. – Так, значит, Джорску угрожает Сельварат?

Стивен отрицательно покачал головой.

– Нет. Сельварат уже не один десяток лет принадлежит к числу самых надежных наших союзников. Многие знатные семейства Джорска и Сельварата породнились за это время. Мои мать и сестра сейчас находятся там в знак дружбы между нашими государствами.

– Разбойники из Нерикаата давно не дают покоя стражам западных границ. Пока что им не удавалось прорваться в глубь страны. Если же они отправят свое войско по морю, то без труда захватят ослабленный Коринт, – высказал мнение Миккельсон.

– Напасть на Джорск могут и с Зеленых Островов, где, по слухам, скрываются морские пираты, – возразил лейтенант Дидрик.

– Хватит, – оборвал их Девлин. – Не важно, откуда враги. Важно, что они замышляют и что мы можем сделать для защиты провинции.

– До Праздника Летнего Солнцестояния еще шесть недель, – сказал Дидрик. – У нас есть время, чтобы подготовиться.

– Не думаю, – нахмурился Девлин. – Разве Зигфус не упомянул, что барон со дня на день ждет чужеземных гостей? Не исключено, что эти гости – первый неприятельский отряд, который начнет захват Коринта. Это объясняет самонадеянность барона и его нежелание разговаривать с нами.

– Тогда надо послать за подкреплением, и немедленно, – сказал прапорщик Миккельсон.

– Согласен, – добавил Дидрик.

– Где его взять? – возразил Девлин. – В Розмааре своих бед хватает. Ближайшее крупное подразделение – гарнизон королевской армии, который стоит в Калларне, но герцог Джерард ни за что не отпустит своих солдат, как бы я ни просил.

В словах Девлина заключалась горькая правда. Ненависть герцога к нему была всем известна. Он не станет и читать донесений Избранного.

Девлин встал со стула и принялся мерить шагами небольшую комнату.

– Мы должны как-то убедить короля в необходимости послать в Коринт войска. Кроме того, надо проследить, чтобы сообщники барона не освободили его. Отправим Эгеслика в столицу. Под конвоем. Там его допросят и убедятся, что он изменник.

– Тогда нам придется уйти отсюда? – спросил лейтенант Дидрик. – А что будет с Коринтом и его жителями?

– Мы никуда не уходим. В Кингсхольм поедешь ты, – твердо сказал Девлин. – Ты, барон и трое самых надежных гвардейцев.

– Но если вы останетесь, вам потребуется каждый клинок, чтобы удержать замок, – запротестовал лейтенант. – Я не могу уйти да еще забрать с собой нужных вам людей.

– Ты можешь и должен, – спокойно отозвался Девлин. – Плюс-минус четыре меча ничего не решат. Успеха в Коринте можно добиться только с помощью целой армии.

– Но почему я, а не он? – обиженно спросил Дидрик, указывая на Миккельсона.

Прапорщик выпрямил спину и напрягся.

– Для меня будет честью выполнить приказ Избранного.

– Нет, вы нужны мне здесь, чтобы командовать солдатами, – возразил Девлин. – Они хорошо стреляют из луков и принесут больше пользы в замке, чем на дороге, охраняя барона.

Девлин был прав, и лейтенант Дидрик нехотя уступил. У Стивена, однако, в ушах стояли слова прапорщика, сказанные им в деревне: Девлин держит его при себе, потому что не доверяет. Сегодня Миккельсон спас жизнь Избранному, но, судя по всему, даже после этого Девлин еще сомневается в преданности офицера.

Послышался топот бегущих ног, и через мгновение в покои барона ворвался стражник Бейра.

– Получилось! – выпалил он, хватаясь за бок и тяжело дыша. – Прапорщик Миккельсон ведет сюда главного из них.

– Отлично. Теперь возьми себя в руки или скройся куда-нибудь, – сказал Девлин. – Мы не должны показывать, что торопимся или чего-то боимся.

– Да, сэр, – ответил Бейра и, отдав честь, убежал обратно на свой пост.

Девлин, беспокойно ходивший из угла в угол, сел за массивный стол, принесенный из комнаты смотрителя замка. «Спокойно, – твердил он себе. – Надо убедить посланников, что Коринт полностью в наших руках».

Известие о том, что лорда Эгеслика повезут в столицу и будут судить за измену, чудесным образом изменило настроения в замке. Слуги, чиновники и даже несколько стражников барона выразили готовность поддержать Избранного и тем самым доказать свою верность королю. Когда число сторонников Избранного выросло, Девлин и Миккельсон придумали план, который на четверть был дерзким, а на три четверти – отчаянно безрассудным: поместье барона должно выглядеть так, будто жизнь в нем идет своим чередом. С этой целью солдаты, охранявшие стены замка и главную лестницу, переоделись в форму коринтских стражников.

Центральный двор украсили якобы для предстоящего праздника. На вертеле жарился огромный бык, в ярких шатрах пирующие играли в кости и наслаждались вином, а бродячий менестрель развлекал людей своим пением и игрой на лютне. Несмотря на то, что на лицах мнимых бражников застыло напряжение, а вино было сильно разбавлено водой, издалека казалось, что веселье в полном разгаре. С настоящим воодушевлением свою роль играл один Стивен.

План заключался в том, чтобы заманить посланников во двор замка. Как только они войдут, на стенах появятся лучники, нацелят на них арбалеты и заставят сложить оружие. Всего набралось шестьдесят стрелков, большую часть из которых составляли слуги, переодетые в солдатскую форму. Для сражения они, конечно, не годились, однако выглядели весьма внушительно.

Три дня отряд Девлина и челядь замка старательно изображали торжества, но только на четвертое утро Избранному доложили о приближении гостей. Девлин облегченно вздохнул – жареное мясо ему порядком надоело. Он поднялся на парапет, чтобы самому посмотреть на чужеземцев и сосчитать их. Двенадцать, как и говорил Зигфус; не передовой отряд захватчиков, а делегация послов.

Девлин вернулся в покои барона и стал ждать, пока запыхавшийся Бейра не доложил, что ловушка захлопнулась.

Сопровождая главного из посланников по коридорам замка, прапорщик Миккельсон зорко следил, чтобы все часовые и слуги барона, переодетые в форму стражников, стояли по местам.

В дверь постучали.

– Войдите, – отозвался Девлин.

– Милорд, к вам гость, – сообщил Миккельсон, отвесив низкий поклон. Учтивым жестом он пригласил чужестранца войти.

Перед Девлином предстал мужчина средних лет, смуглый и темноволосый, в одежде сельваратского дворянина. Девлин не верил своим глазам – Сельварат считался надежным союзником Джорской империи. Какую роль в заговоре мог играть сельваратский аристократ? С другой стороны, если джорскианский лорд пошел на измену, почему бы выходцу из Сельварата не быть предателем?

Девлин встал.

– Благодарю вас, прапорщик. Оставьте нас. – С любезным поклоном он произнес: – Я – Девлин, Избранный Джорского королевства. Счастлив познакомиться с вами.

– Взаимно, – ответил сельваратец и в свою очередь поклонился, сделав замысловатые движения руками. Когда он выпрямился, на его лице играла ироническая усмешка. – Позвольте спросить, вы отбираете оружие у всех гостей?

– Прошу прощения, если вам доставили неудобства. Мои люди неустанно пекутся о безопасности Избранного. Пожалуйста, присаживайтесь. Не желаете ли вина?

Посланник кивнул. Девлин подошел к буфету, достал бутылку вина и наполнил два бокала. Поставив их на середину стола, он уселся напротив сельваратского посланника. Тот придвинул бокал к себе, однако пить не стал.

Сделав глоток, Девлин заметил:

– Вино не самого лучшего урожая, но можете быть спокойны – оно не отравлено, и сонного зелья в нем тоже нет.

67
{"b":"4665","o":1}