ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Толпа расступилась, пропуская Девлина к западной галерее. Встретиться с ним глазами не побоялся только один человек.

– Пусть тебе повезет, Избранный, – сказал мастер Дренг.

– В чем? В победе или в смерти?

– В победе, конечно, – улыбнулся маг. – Я на тебя поставил.

– Боюсь, ты снова потеряешь свои деньги, – рассмеялся в ответ Девлин.

– Не шути, – одернул его Стивен. – Сейчас неподходящее время для шуток.

– Наоборот, самое подходящее. Я не хочу, чтобы люди потом говорили, что Избранный встретил смерть, как хнычущий ребенок, испугавшийся темноты. Человек храбр, когда служит истине. Пусть все это видят.

Когда они приблизились к галерее, где стояли их друзья, Стивен коснулся руки Девлина, желая ему удачи.

– Тебя не забудут, – проговорил он осевшим голосом. – Если ты погибнешь, на твое место придут другие.

Девлина осенила внезапная догадка.

– Ты не должен становиться Избранным после меня, – твердо сказал он менестрелю.

Охнув, Сольвейг прикрыла ладонью рот, а все остальные в изумлении уставились на Стивена.

– Думаешь, я слишком молодой и слабый, да? – дрожа от обиды, спросил юноша.

– Нет. Думаю, ты слишком хорош для такой грязной работы, и у тебя слишком добрая душа, – возразил Девлин.

И откуда только в голове Стивена взялась эта безумная мысль? Менестрель и месяца не выдержит в этом клубке змей.

Девлин взял юношу за плечи, заставив его поднять глаза.

– У тебя доброе сердце. Прошу, не делай этого хотя бы из уважения ко мне. Путь Избранного не для тебя. Если хочешь сохранить память обо мне, сочини балладу – дюжину баллад, если надо, но не жертвуй своей жизнью понапрасну.

Стивен часто заморгал и сглотнул подступивший к горлу комок. Девлин смотрел в глаза юноше до тех пор, пока тот не кивнул. Только после этого Девлин отпустил его плечи.

– Избранный, – негромко окликнула его капитан Драккен и протянула руку. Он стиснул ее ладонь.

– Да, капитан. – Все, что он мог сказать.

– Мои гвардейцы шлют тебе привет и желают победы, – сказала капитан Драккен, и при слове «победа» рот ее чуть дернулся. – Многие хотели прийти вместе со мной, чтобы поддержать тебя, однако я не позволила этого, опасаясь беспорядков.

Капитан поступила мудро. Стражники отличались хорошей дисциплиной, но смерть друга – тяжелое зрелище. Девлин понимал их чувства. Еще неизвестно, смог бы он смотреть на поединок, ничего не предпринимая, или не удержался бы и обнажил меч сам, будь на его месте Дидрик, Стивен или даже капитан Драккен.

Девлин пожал руки Дидрику и Миккельсону и обменялся несколькими словами с теми из аристократов, кто, рискуя навлечь на себя гнев герцога, выказал ему поддержку.

Прозвенел серебряный колокольчик.

– Король Олафур, – объявила Сольвейг.

Девлин кивнул и, отстегнув пояс, передал его Стивену, потом снял серую шелковую рубашку и остался в свободной льняной сорочке. Вытащив меч из ножен, небрежно взял его в правую руку, держа острием вниз.

Король Олафур в сопровождении свиты вошел в павильон и занял место в центре галереи. Следом появились два герольда и в пышных фразах огласили вызов на поединок.

Девлин презрительно фыркнул. Что за глупость! Это же не праздничный турнир для развлечения королевского двора, а настоящий бой не на жизнь, а на смерть.

Стивен толкнул Девлина в бок: в павильон вошли герцог Джерард, его секундант, мастер оружейных искусств и священник в коричневой рясе. Паж расстегнул серебряную цепь между столбиками, пропуская дуэлянтов на площадку.

Девлин и Стивен двинулись вперед. Под ногами у них мягко хрустел белый песок, которым специально посыпали пол, чтобы противники не поскользнулись на пролитой крови. В то же время слой песка был неглубоким – он не позволял сражающимся увязнуть и потерять опору.

Соперники встретились у северной галереи, прямо перед королем и членами Совета. Герцог и Девлин смерили друг друга взглядами; ни один не выказал положенных знаков уважения.

– Итак, я спрашиваю вас перед лицом всех собравшихся, согласны ли вы примириться? – вопросил Кенраад, мастер оружейных искусств.

– Нет, – одновременно ответили Девлин и герцог Джерард.

– Тогда выслушайте правила. Вы начнете дуэль по моему сигналу, не раньше. Это смертельный поединок, поэтому прошу вас сражаться по законам чести, пока один из вас не будет убит или не попросит пощады. Ваша светлость, вам понятны условия? – обратился Кенраад к герцогу.

– Да, – небрежно ответил тот со скучающим видом аристократа, желающего поскорее покончить с формальностями, разделаться с противником и вернуться к обычным делам при дворе. Он явно давал понять, что не считает Девлина серьезным соперником.

– Девлин, бросивший вызов герцогу, вам понятны условия?

– Да. Будем биться, пока он не сдохнет, – презрительно бросил Девлин с нарочитым провинциальным акцентом.

По галереям прокатился вздох изумления. Стивен спрятал усмешку. Мастер оружейных искусств, казалось, остолбенел от столь грубого нарушения этикета.

Бравада Избранного произвела должный эффект. Герцог Джерард изучающе смотрел на Девлина, и глаза его сузились, как будто он пытался отыскать, в чем источник уверенности наглеца.

– А сейчас…

– Подождите, – поднял руку герцог, останавливая Кенраада.

Мастер оружейных искусств замолчал.

– Простите мне отступление от церемонии, но этот человек, – герцог указал на Девлина, – известен тем, что пользуется оружием убийц. Пусть докажет, что собирается сражаться только мечом, без всяких там фокусов с ножами, запрятанными в рукаве.

Часть сознания Девлина вспыхнула от оскорбления, но холодная логика подсказывала ему, что он все-таки немного сбил спесь с герцога. Эта мысль принесла Девлину истинное наслаждение. Должно быть, Джерард думает, что Избранный так уверен в себе, потому что припрятал какое-то тайное оружие. И как же герцог отреагирует, узнав, что у Девлина ничего нет?

Девлин протянул меч Стивену и заявил:

– Мне нечего скрывать.

Он взялся за правый рукав сорочки, коротко дернул и оторвал его, затем проделал то же самое с левым рукавом, отдал оба куска ткани Стивену и взял обратно клинок.

– Достославный рыцарь удовлетворен? А может, мне снять сапоги и показать, что в них нет камней, которыми я собираюсь закидать генерала королевской армии?

Лицо Джерарда осталось непроницаемым, но уши его залились краской. Кенраад перевел взгляд с Избранного на герцога, и поспешно сказал:

– Честь более чем удовлетворена. Секунданты могут покинуть площадку.

Стивен вышел за ограду и присоединился к зрителям на галерее. Девлин даже не оглянулся; все его внимание было приковано к герцогу.

Девлин и герцог Джерард вышли на середину посыпанного песком прямоугольника и встали на места, которые им указал мастер оружейных искусств. Король Олафур кивнул. Священник в коричневой рясе, которого Девлин вспомнил по церемонии посвящения, вышел вперед, воздел руки к небесам и произнес:

– Благодарим Семерых Богов за покровительство, ибо всегда проявляли они справедливость свою в испытаниях кровью. Да свершится воля Богов!

– Да свершится воля Богов! – эхом откликнулась публика.

Мастер оружейных искусств взмахнул рукой. Поединок начался.

* * *

Сжав кулаки, капитан Драккен наблюдала, как Избранный и Первый рыцарь короля стали медленно кружить по площадке, стараясь выиграть преимущество. Герцог Джерард нанес удар первым, и как только Девлин отразил его, сделал низкий выпад, который Девлин тоже блокировал, хоть и не столь изящно.

Движения герцога были плавными, почти ленивыми, словно он пробовал мастерство противника, нащупывал его слабые места, но каждый раз Девлин парировал удары Джерарда или в последний момент увертывался. С точки зрения оружейного искусства его техника была сплошным кошмаром, и тем не менее она срабатывала. По крайней мере пока.

– Он хорошо двигается, – заметила капитан Драккен, – однако держит клинок одной рукой.

73
{"b":"4665","o":1}