ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тяжелый боевой меч можно было использовать как двуручное оружие для усиления атаки, и тогда обычный удар превращался в смертельный. По-настоящему искусный мечник мог перекладывать клинок из одной руки в другую, нанося удары с обеих сторон и сбивая с толку противника. Девлин пользовался техникой стражников, которых учили в правой руке держать меч, а в левой – щит.

Меч герцога, напротив, предназначался именно для дуэлей. Он был почти на шесть дюймов длиннее, чем клинок Девлина, и держал его герцог обеими руками, потому что в поединках придворных аристократов щиты не использовались. Длинное лезвие давало Джерарду преимущество дистанции и позволяло наносить мощные удары. Вкупе с огромным опытом это делало герцога смертельно опасным соперником.

Внезапно клинки замелькали в череде молниеносных ударов и блокировок. Когда противники разошлись, капитан Драккен заметила на правом боку Девлина пятна крови. В следующее мгновение, когда меч герцога нашел брешь в защите Девлина, такие же пятна заалели и на левом боку Избранного. Начали сказываться мастерство и более удобный клинок Джерарда. С жестокой усмешкой герцог усиливал натиск, снова и снова нанося Девлину поверхностные раны.

– Джерард попросту играет с ним, – прошептал лейтенант Дидрик.

Капитан Драккен молча кивнула. За последнее время Девлин, конечно, прибавил в умении обращаться с мечом, но в соперники признанному чемпиону, вот уже пятнадцать лет неизменно побеждавшему во всех турнирах, не годился. Герцог и вправду несколько раз упустил возможность нанести решающий удар, предпочитая смотреть, как кровоточат мелкие раны Девлина. Герцог Джерард хотел, чтобы его заклятый враг как следует помучился; Избранного ждала смерть от тысячи царапин.

Сорочка Девлина превратилась в окровавленные лохмотья. Клинок герцога скользнул по ключице соперника и распорол сорочку надвое. Публика испуганно ахнула, когда пропитанные кровью куски ткани упали на пол, и взорам зрителей открылись шрамы. Даже капитан Драккен, видевшая их прежде, была потрясена. Она успела забыть, как ужасно они выглядят. Спина и левый бок Девлина представляли собой жуткое переплетение изломанных белых шрамов, которые еще ярче выступили в подтеках алой крови, сочившейся из множества ран.

Девлин недобро ухмыльнулся.

– Тебе придется постараться, чтобы убить меня, – язвительно бросил он герцогу. – Твои булавочные уколы досаждают мне не больше комариных укусов. Все эти выверты с мечом хороши только на белом песочке, а на поле битвы ты не выстоял бы и пяти минут и обмочил бы свои красивые панталоны, едва завидев тех, с кем мне пришлось сражаться.

Герцог Джерард побагровел и пробормотал беззвучное проклятие.

* * *

Девлину наконец-то удалось всерьез разозлить герцога. Избранный продолжал улыбаться, стараясь не показывать, чего ему это стоит. По спине струился пот, он тяжело дышал и чувствовал, что мелкие, но многочисленные раны делают свое дело, и силы иссякают. Если у него и есть какой-то шанс, то надо использовать его сейчас, прежде чем герцог возьмет себя в руки. Нужно только, чтобы противник подошел поближе, и Девлин смог бы до него дотянуться.

– Ну же, давай, – подозвал он герцога, взмахнув свободной рукой. – Или ты боишься?

Герцог Джерард рванулся вперед и обрушил на Девлина стремительный удар, целясь в шею. Девлин поднял меч, и, столкнувшись в воздухе, оба клинка яростно зазвенели. Меч герцога медленно заскользил вниз по лезвию клинка Девлина, и мускулы Избранного вздулись от напряжения. Обхватив правую руку, державшую меч, левой, Девлин сделал резкий выпад и оттолкнул от себя герцога.

Девлин потерял равновесие лишь на долю секунды, но его противнику хватило и этого. Боковым ударом из-под низа герцог Джерард выбил клинок из рук Девлина. Меч отлетел в сторону и упал в нескольких шагах от Избранного. Девлин измерил глазами расстояние и начал медленно двигаться влево.

Джерард засмеялся.

– Это тебе за твои слова. Теперь все видят, какой ты жалкий дурак, – проговорил он, приближаясь к Девлину, вытянув вперед руку с мечом. – Считай, королевство от тебя уже избавилось.

Девлин понимал, что не успеет дотянуться до меча. У него осталось только одно оружие, которым можно воспользоваться. Впервые за все время службы Девлин полностью отключил свою волю и подчинился власти заклятия уз. Перед ним больше не стоял выбор, и на его душу снизошел мир. Он сделал еще один шаг в сторону меча и остановился, повернувшись лицом к герцогу. Он спокойно ждал, опустив руки по бокам и чуть сжав кулаки. Герцог Джерард держал меч в классической позиции нападения. Он стоял так близко, что Девлин видел капли пота на его лбу и торжествующий блеск глаз. Жди, приказал себе Девлин. Жди. Герцог напрягся для решающего движения и нанес удар, который должен был оборвать жизнь Избранного.

В последний момент Девлин изогнулся влево и сделал нечто невероятное. Резко подавшись вперед, он голой рукой схватил клинок герцога. Лезвие вспороло его ладонь огненным поцелуем, разрезая мышцы и сухожилия. Нестерпимая боль пронзила все тело Девлина. Ни один смертный не удержал бы этой хватки, но Девлином управляло беспощадное заклятие уз, не признающее границ между жизнью и смертью. Вцепившись в лезвие, Избранный рванул клинок на себя, и герцог, по инерции двигавшийся вперед, споткнулся и лицом вниз полетел на землю.

Когда Джерард упал, Девлин разжал искалеченную руку и отпустил меч герцога. Быстрым движением он подхватил свой собственный клинок в левую руку и, перекатившись, встал на колени. Герцог попытался подняться, но Девлин нацелил острие меча ему на горло. Джерард лежал неподвижно, в его глазах сверкали ненависть и презрение. Едва удерживая меч трясущейся рукой, Девлин неуклюже поднялся на ноги и встал над противником.

– Сдавайся, – прохрипел он, откашлялся и повторил громче: – Сдавайся или умри.

Герцог не произнес ни слова. Тишину нарушало только свистящее дыхание Избранного и звук капающей на его сапоги крови.

– Сдавайся или я убью тебя, – в третий и последний раз произнес Девлин.

– Ты еще поплатишься, – выплюнул в ответ герцог. – И я увижу тебя в аду.

– Ты выбрал смерть. Да будет так, – кивнул Девлин и с размаху вонзил меч в грудь герцогу. Острие клинка наткнулось на ребро, а затем глубоко вошло в сердце.

Тело герцога дернулось, изогнувшись в дугу над полом. Девлин сильнее надавил на меч, воткнув острие в песок. Герцог Джерард снова рухнул вниз, и густая темно-красная кровь начала медленно вытекать из раны. Глаза герцога все еще были открыты, и, пока тело сотрясали предсмертные конвульсии, во взгляде его застыл не столько гнев, сколько удивление. Вскоре агония прекратилась.

– Мертв, – объявил Девлин, выпуская клинок из рук.

Случилось невозможное. Вопреки обстоятельствам, вопреки всем ожиданиям Избранный победил искуснейшего мечника королевства и доказал свою невиновность. Однако сам Девлин не ощущал ничего – ни радости, ни скорби, как будто все его жизненные силы ушли на поединок и от него осталась лишь высохшая оболочка.

Он опустил взгляд на кисть правой руки, словно удивляясь, что она еще на месте. Обхватив запястье, Девлин прижал израненную руку к груди, чтобы унять кровотечение.

– Мечом и кровью я доказал свою невиновность, – провозгласил он, стоя лицом к королю и членам Совета. – Кто-нибудь еще сомневается в том, что я Избранный? Если такой человек есть, пусть выйдет и приготовится защищать свои слова сталью. – Девлин медленно повернулся и обвел взглядом публику. Зрители безмолвствовали, хотя все понимали, что Избранный не только не в силах сражаться, но и вообще едва держится на ногах.

Боль пульсировала в каждой клеточке тела, и единственным его желанием было лечь на песок и тихо умереть от ран. Но Избранный не мог, не имел права так поступить, пока не завершил начатое.

Краем глаза он уловил какое-то движение. Толпа расступилась, и в центре пустого пространства Девлин увидел лорда Эгеслика.

74
{"b":"4665","o":1}