ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Древний. Час воздаяния
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Думай медленно… Решай быстро
Код да Винчи
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
A
A

– Эгеслик из Коринта, – громко сказал Избранный. – Я обвиняю тебя в заговоре с врагами королевства, которые замышляли вторжение на землю Джорска. За измену королю и народу ты будешь казнен и умрешь завтра на рассвете. Ты арестован и эту ночь проведешь под стражей.

По рядам пробежал гул голосов, но оспорить вердикт Избранного не посмел никто.

Красный туман поплыл перед глазами Девлина, однако он снова повернулся к королю и советникам. Осталось сделать последнее.

– Леди Ингелет. Лорд Рикард. Советник Арнульф, – обратился он к представителям трех соперничающих в Совете групп. – У меня есть основания подозревать, что герцог Джерард также причастен к заговору. В вашем присутствии капитан Драккен и гвардейцы королевской стражи проведут обыск в замке герцога с целью найти доказательства его измены. Это понятно?

– Я уверен, что герцог… – робко начал король.

– Боги покарали герцога, – резко оборвал его Девлин, хотя в большей степени заслуга эта принадлежала не Богам, а четырехфутовому стальному клинку, торчащему из груди Джерарда. – В том, что доказательства найдутся, я не сомневаюсь. Поскольку члены Совета и стражники будут наблюдать друг за другом, на этот раз никаких случайностей не произойдет.

Король Олафур вжался в спинку кресла.

Леди Ингелет вышла вперед и учтиво кивнула Девлину, приветствуя его как равного.

– Я принимаю эти условия, – с достоинством сказала она.

Вслед за ней свое согласие выразили лорд Рикард и советник Арнульф.

Плечи Девлина поникли, он пошатнулся. Силы, которые поддерживали его, иссякли, как только он осознал, что выполнил все, что был должен сделать. Веки отяжелели, в голове возник глухой и низкий шум, похожий на рокот моря. Кто-то коснулся его израненной ладони, и он едва не закричал от боли.

– Владычица Гейра! – раздался чей-то возглас. Девлин открыл глаза и увидел перед собой испуганное лицо священника.

– Быстрее! – приказала капитан Драккен. – У нас мало времени!

Она ошибалась. Времени впереди было много, очень много, ведь свой долг Девлин все-таки исполнил. Он хотел что-то сказать, но губы ему не повиновались. Свет померк перед ним, и бархатистая тьма накрыла Избранного своим крылом.

ХХVII

Хор голосов становился то громче, то тише, но слов Девлин разобрать не мог. Постепенно сознание его прояснилось, и он снова услышал голоса, на этот раз совсем близко.

– Бог Удачи благоволит к нему, – проговорил кто-то незнакомый.

– Он просто слишком упрям, чтобы умереть, – сказала капитан Драккен.

Девлин открыл глаза и в тусклом свете разглядел над головой деревянный потолок.

– Хоть бы раз очнуться после сражения и знать, где находишься, – хрипло произнес он.

– Он пришел в себя! – воскликнул Стивен, хотя все и так это поняли.

Друзья Девлина столпились в изножии кровати, а пожилой мужчина в зеленой мантии целителя положил руку ему на лоб, другой рукой взяв его за левое запястье.

– Меня зовут мастер Освальд. Ты находишься в обители Владычицы Гейры. – Подержав руку Девлина еще немного, он удовлетворенно кивнул и спросил: – Что ты чувствуешь?

– Удивление, – на секунду задумавшись, ответил Девлин.

Мастер Освальд обхватил его за плечи и с неожиданной легкостью посадил в кровати. Девлин обнаружил, что правая рука его не слушается, поэтому он обхватил ее левой и поднял, чтобы рассмотреть. Запястье, ладонь и пальцы были перевязаны чистой белой тканью. Точнее, повязка закрывала только три пальца, а безымянный и мизинец отсутствовали.

Девлин не отрывал взгляда от искалеченной кисти. Никогда уже не создать ему ажурного узора из металла, и все же потеря двух пальцев – небольшая цена за одержанную победу.

– Нам повезло, что удалось сохранить хотя бы остальные пальцы, – произнес мастер Освальд, словно оправдываясь.

Девлин поспешил принести извинения:

– Нет-нет, я знаю, что твое искусство велико, ведь я думал, что смерть уже пришла за мной. Отрезанные пальцы – ерунда по сравнению с тем, что ты спас мне жизнь.

– Это не только моя заслуга, – возразил целитель. – Многие помогали мне. Но все наши усилия были бы тщетны, если бы не брат Арни, который боролся за твою жизнь, пока не позвали нас. – Мастер Освальд помолчал. – Этот человек – целитель по призванию.

– Ты перепугал нас до смерти, – укорил Девлина Стивен. – Я был уверен, что герцог Джерард убьет тебя. А когда мы увидели твои раны, то решили, что он все-таки сделал свое черное дело.

– Я действительно думал, что мне не выжить, – признался Девлин. – Но теперь рад, что не умер. – Раньше он считал, что смирился со смертью, и даже искал ее, чтобы избавиться от бремени страданий. Но теперь он понял, что все это время обманывал себя. Он больше не спешит встретиться со своей семьей в царстве Владыки Смерти. В этом мире у него есть цель, есть радость жизни. Какая странная ирония – он стремился стать Избранным только ради скорой гибели, а вместо этого нашел свое предназначение, ради которого стоит жить.

– Что выяснили о герцоге?

– Он и вправду оказался изменником, как ты и подозревал, – сказала капитан Драккен. – Обыск длился два дня, под конец в его замке мы нашли тайную комнату. Там герцог держал бумаги, в которых описывались все планы заговорщиков. – Капитан презрительно скривила рот. – Герцог знал, что вторжение в Коринт повергнет в хаос все королевство. Он собирался воспользоваться смутой и захватить трон.

– А потом он изгнал бы так называемых захватчиков, и его объявили бы героем, – прибавил лейтенант Дидрик.

Герцог придумал дьявольски хитрый план, который вполне мог увенчаться успехом. Даже если бы Коринт остался в руках захватчиков, герцог Джерард прославился бы уже тем, что в неравной борьбе сохранил за Джорском остальные провинции.

– А что с Эгесликом?

– Барона казнили по твоему приказу, – ответила капитан Драккен. – Никто из придворных не пришел на казнь. Похоже, друзья быстро забыли о нем.

Значит, народ Коринта все-таки дождался справедливости, пусть и с большим опозданием. Избранный не смог спасти Магнуса, зато остальные жители Коринта избавились от гнета жестокого лорда.

– Что заставило тебя подозревать герцога? – поинтересовался Дидрик.

– Многое, – пожал плечами Девлин. – Он слишком яро защищал барона. Кроме того, в поединке он мог бы сдаться. Он предпочел смерть только потому, что понимал: лорд Эгеслик выдаст его как своего сообщника.

Девлин всегда знал, что Джерард – его враг и что за насмешками и презрением герцог прячет жгучую ненависть. Однако Девлин полагал, что эту ненависть вызывает лично он, простолюдин из глухой деревни, который осмелился встать поперек дороги могущественному аристократу. Только перед поединком Девлин начал подозревать, что герцог и есть тот предатель, который скрывался в самом сердце Кингсхольма.

– Король Олафур желает поговорить с тобой, когда ты поправишься, – сообщила капитан Драккен.

– Я уже здоров.

– Нет, – осадил Девлина целитель. – Я не позволю тебе вставать раньше завтрашнего дня. А сейчас ложись, отдыхай и набирайся сил. Твоим друзьям тоже пора уходить – они уже убедились, что твоя жизнь вне опасности.

* * *

Мастер Освальд разрешил Девлину принять приглашение короля Олафура только через два дня, и даже тогда Избранному пришлось смириться с тем, что во дворец он отправился не на своих двоих, а в экипаже, да еще в сопровождении суетливого ученика целителя, который всю дорогу с беспокойством следил, все ли в порядке. У ворот замка Избранный приказал одетому в зеленую мантию помощнику убраться. Ученик мастера Освальда было заупрямился, но больной в решительных выражениях объяснил, что Избранному лучше не перечить.

Стражники, охранявшие покои короля, при виде Девлина замерли по стойке «смирно», а потом отсалютовали ему: ударили кулаком себя в грудь и низко поклонились, хотя по традиции так полагалось приветствовать только членов монаршей семьи и Первого рыцаря короля.

75
{"b":"4665","o":1}