ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девлин ощутил неловкость, однако когда стражники выпрямились и в их взгляде он заметил огонек слепого обожания, то почему-то сразу вспомнил деревушку Гринхольт, жители которой приняли его за ожившую легенду. Нет, гвардейцы знают его гораздо лучше и со временем станут относиться к нему так же, как раньше.

– Его величество просит вас располагаться. Он прибудет через минуту, – сказал старший из гвардейцев, а второй распахнул дверь в комнату для аудиенций.

Девлин вошел и осмотрелся. Стены небольшого помещения были обиты темным деревом, на одной из них висел невзрачный гобелен. В комнате стояли с полдюжины деревянных кресел с парчовыми сиденьями, два столика и скромный буфет, где размещались кубки с вином и другими напитками. Безликая обстановка, которая вполне подходит для посетителей, вынужденных дожидаться, пока монарх соизволит принять их.

Девлин уселся на стул, с наслаждением вытянув длинные ноги. Мастер Освальд был прав: силы пока не вернулись к Избранному, если короткая прогулка от ворот дворца до покоев короля так его утомила. Ничего, со временем он обретет прежнюю форму, свежие алые рубцы побледнеют, и их уже будет не отличить от множества других шрамов – и заметных, и не очень.

Другое дело – кисть. Правая рука висела на перевязи и должна была оставаться в таком положении еще неделю. Мастер Освальд очень осторожно высказывался насчет того, заживут ли раны на ладони. Либо он действительно этого не знал, либо не хотел огорчать Избранного. В лучшем случае с тремя пальцами Девлин может научиться обращению с простыми видами оружия, а в худшем кисть превратится в бесполезную культю, и он останется калекой.

Не поэтому ли король позвал его? В истории Джорска уже был случай, когда король отправил Избранного в отставку после того, как тот получил ранения. У короля нет причин особо любить Девлина, ведь Избранный внес сумятицу в размеренную жизнь при дворе и доказал недальновидность и глупость королевских советников. Король Олафур с почестями отправит Девлина в отставку под предлогом ранений и тем самым убьет двух зайцев: покажет себя щедрым монархом и заодно избавится от занозы в пятке.

Девлину придется не только бороться за свое место Избранного, но и убедить короля в необходимости послать в Коринт армию. Утром Девлин пришел в ярость, узнав, что король до сих пор медлит. Эта новость и заставила Избранного покинуть дом целителя, несмотря на энергичные возражения мастера Освальда и его помощников.

Девлин продолжал обдумывать аргументы, но тут двери отворились, и вошел король Олафур.

– Ваше величество, – приветствовал его Девлин, неловко пытаясь поклониться. Даже такое усилие далось ему с трудом, потому что, выпрямившись, он почувствовал головокружение.

– Садись, садись, – настойчиво сказал король, но Девлин опустился на стул только после того, как сел монарх. – Ты хорошо себя чувствуешь? Не рано ли ушел с попечения целителей? – спросил король, глядя на Девлина с искренним участием.

– Целители постарались на славу, – ответил Девлин. – Выздоровление займет еще какое-то время, однако чувствую я себя отлично и готов служить королевству.

– Прекрасно, прекрасно. – Король беспокойно обвел глазами комнату, потом наклонился вперед и понизил голос. – Тебе рассказали о Джерарде? Он хотел захватить мой трон!

– Да, – спокойно ответил Девлин. – Вместе с лордом Эгесликом и его сообщниками.

Документы герцога содержали доказательство этих планов, но какие еще страны входили в предательский союз, пока оставалось неизвестным. В бумагах упоминались Сельварат, Нерикаат, а также Зеленые Острова, хотя в заговоре могли участвовать и другие, неназванные государства. В документах упоминалась и Фрейя. Это подтверждало, что по меньшей мере за двумя покушениями на Избранного стоял герцог Джерард. Герцог заверил своих сообщников, что Девлин не доедет до Коринта, но просчитался с выбором исполнителя. Фрейя оказалась чересчур осторожной и слишком долго выжидала удобного момента. В конце концов герцога сгубила излишняя самонадеянность. До последней минуты он не видел в Девлине серьезной угрозы.

– Герцог Джерард служил мне двенадцать лет. Я полагался на его мнение, вверял ему свою жизнь, – сетовал король Олафур. – Что мне теперь делать? Кто сможет занять его место?

Зачем король спрашивает его совета? Девлин плохо разбирается в политике и еще хуже в мыслях короля. Как бы там ни было, отвечать надо тактично, чтобы не оскорбить монарха.

– Не знаю, – начал Девлин. – Но армии нужен генерал, а вам – советник. Вы должны безотлагательно найти человека, которому доверяете.

Король Олафур печально покачал головой.

– Даже ты видишь, что при дворе царят интриги и раздор. Двое моих подданных оказались изменниками. Где гарантия, что не найдется третий, четвертый предатель?

Эта же мысль приходила в голову и Девлину.

– Ваши опасения вполне обоснованны, – заметил он, – однако это не должно приводить к бездействию, ваше величество. Времени остается все меньше.

– Значит, войны не избежать?

– Да, – подтвердил Девлин, хотя знал, что королю неприятно это слышать. – И полагаю, она случится очень скоро.

– Я тоже так думаю.

Девлин изумленно уставился на короля. А он-то считал короля Олафура слепцом, далеким от забот королевства.

– Вижу, ты удивлен.

Девлин молча кивнул.

– Ты считаешь меня глупцом, я знаю.

Девлин почувствовал, что ступил на зыбкую почву.

– Я считаю, что вы плохо осведомлены. Изменник Джерард умело играл на ваших страхах и опасениях, не давая вам поступать так, как подсказывала ваша собственная мудрость.

– Если бы я обладал мудростью, – вздохнул король после долгой паузы. – Я думал, что оберегаю свою страну, а между тем дела в Джорске все ухудшаются. Я недостоин короны своих предков, и моя слабость приведет королевство к гибели.

Король Олафур обреченно опустил голову, словно уже смирился с поражением.

– Глупости! – рявкнул Девлин, точно распекал какого-нибудь стражника из своего отряда. С королем слишком долго обращались, как с неразумным младенцем. Пришла пора говорить начистоту.

Король поднял глаза и недоверчиво посмотрел на Избранного.

– Никто не знает, на что способен, пока не пробьет час испытаний! – продолжал Девлин. – И мне это известно, как никому другому. Если уж простой кузнец смог стать Избранным, то потомок королей и подавно должен найти в себе силы повести свой народ на битву с врагом.

На лице короля Олафура надежда боролась с сомнением.

– А если я не справлюсь?

– Попытаться и проиграть все же лучше, чем не пытаться вовсе. Не робейте. Призовите народ под свои знамена. Ошибки, которые вы совершите, будут вам хорошим уроком. Корни поражения гнездятся в бездействии.

Король задумчиво потер подбородок.

– Резкие слова. Но лучшего совета я не слыхал уже давно.

– Живу, чтобы служить! – отчеканил Девлин. В его устах эта избитая фраза прозвучала суровой правдой.

Король медленно кивнул.

– Если мне суждено стать настоящим королем, достойным славы предков, то пора бы вернуть и традиции тех времен. Испокон веков Избранный командовал королевской армией, защищая страну от неприятелей.

Внутри у Девлина все опустилось. Значит, король все-таки решил отправить его в отставку.

– Ваше величество, – начал было он, но король не дал ему договорить.

– И слышать ничего не желаю. Ты – единственный, кому я могу доверять, и ты доказал свою преданность королевству. Назначаю тебя советником и генералом моей армии.

– Меня?.. – остолбенел Девлин. В походе он едва управился с тремя десятками бойцов, а теперь должен командовать тысячами? Невероятно. И все же… – Совету это не понравится, – покачал головой Девлин. Многие советники и так недовольны тем, что у Избранного слишком много власти. А что они скажут, когда узнают о новом назначении?

– Благополучие королевства важнее. Армии нельзя без генерала, а мне нужен человек, на которого я могу положиться. Советники примут тебя как равного, иначе я просто заменю их на других, – твердо сказал король, и Девлин впервые за все время услышал в голосе монарха решимость.

76
{"b":"4665","o":1}