1
2
3
...
13
14

Малех закричал:

— Взгляните на своего героя, вы, люди! Мы были всего лишь рабы и полукровки — я и моя сестра, — но он был орудием в наших руках. Теперь скажите мне: у кого больше прав на Цитадель?

Холодный гнетущий страх охватил Фенна, изгнав прочь все другие мысли и чувства, все, что касалось его самого. Фенн начал поднимать лук.

— Слишком поздно, Фенн! — сказал Малех смеясь. Его собственная стрела была направлена прямо в сердце Фенну и готова к полету. — Слишком поздно. Твои хозяева уже здесь.

И это было правдой. Уголком глаза Фенн видел, как новчи-солдаты быстро по одному спускаются по узкой лестнице. Лэннар и его люди, те, что еще остались в живых, были отброшены. Стрелы их убили многих, но остановить натиска новчей они не смогли. Их единственной надеждой было удержать лестницу, но Малех помещал этому.

Малех!

Глаза Фенна засветились темным злорадством. Он упал на одно колено, чтобы пустить стрелу, зная, что Малех выстрелит раньше. Он ожидал смерти. Но в этот момент черная стрела внезапно вонзилась в грудь Мале-ха. Лук полукровки, так и не выстреливший, выпал у него из рук. Он с минуту стоял, пронзенный длинной стрелой, глядя куда-то через голову Фенна с ужасом и недоверием. Фенн услышал, как голос Рам Сина сказал Малеху:

— Разум этого человека еще может мне пригодиться. А ты мне уже не нужен.

Малех опустился на колени. Фенн рассмеялся. В два шага он очутился у железной лесенки. Он вскарабкался по ней прыжками и, согнувшись, сел на корточки за перилами. Глаза Малеха по-прежнему глядели на Фенна, но сам Малех был уже мертв. Фенн начал стрелять в ряды новчей по сторонам лестницы. Он закричал:

— Лэннар! Сюда! Наверх!

Они рванули наверх, Лэннар, его люди и Арика. Со своей удобной позиции Фенн прикрывал их, как мог. Лэннару, Арике и еще троим удалось к нему забраться. Лэннар и еще двое были ранены. Они укрылись на галерее. Фенн столкнул тело Малеха вниз по лестнице, и места оказалось достаточно, чтобы, пригнувшись, расположиться за перилами.

— Что толку? — ухмыляясь, спросил Лэннар. — Мы все свои стрелы извели.

— Дело в том, — сказал Фенн со странной, отчаянной надеждой в голосе, — что здесь все-таки может быть оружие! Я только не могу ничего точно вспомнить…

Он смотрел вниз, в зал, на собравшихся там новчей и на горящий холодным светом шар, который над ними висел.

Холодный свет? Что же это такое было, чего он не мог вспомнить? Он взглянул на шар и на паутину балок прямо у себя над головой, и брови у него сдвинулись от напряженного усилия.

Последний новч спустился по лестнице. Рам Син сказал:

— Вы спуститесь добровольно или мы должны будем за вами лезть?

— Лезьте, если пожелаете, — прорычал Лэннар. — У нас еще остались мечи.

Фенн повернулся к Арике. Пальцы его вцепились ей в руку. Он прошептал:

— Помоги мне вспомнить… Цитадель… Гид, который нас вел. Он говорил что-то…

Голос Рам Сина зазвучал в его ушах как голос самой судьбы:

— Я уже говорил тебе, что я тебя позову и ты придешь. Так вот, я тебя зову. И предупреждаю: то, что ты мне нужен, не спасет твою жизнь, если ты меня слишком рассердишь.

Арика сказала:

— Не слушай, Фенн. Вспоминай.

Ее глаза пылали глубоко в его душе. Голос Рам Сина звал, и Фенн чувствовал, что голос этот вот-вот заставит его подчиниться. Но в нем была железная ярость, и он не уступал…

Цитадель, толпа и гид, говорящий: «Холодный свет. Радиоактивная пыль, взвешенная в инертной жидкости. Смертельно опасная вещь, предназначенная для мирного использования человеком. Пластиковые оболочки, которые экранируют вредоносные лучи. Абсолютно безопасный, практически вечный источник света…»

— Оставайтесь здесь, — сказал Фенн остальным очень тихо. — Пригнитесь пониже. Не двигайтесь и не выглядывайте отсюда.

Он подпрыгнул, ухватился за балку над головой и вскочил на нее. Затем, осторожно балансируя на этом узком стальном мостике, побежал. Рам Син закричал. Стрелы замелькали вокруг Фенна — черные стрелы с колючими наконечниками. Но он был трудной мишеныо. Он бежал среди перекрещивающихся балок и теней, и бежать было недалеко.

Внизу он видел новчей, рассерженных, глядящих наверх, высоких и гордых господ войны в Цитадели мира. Он соскользнул вниз вдоль поперечной балки. Там закреплены были цепи, которые удерживали шар радиоактивного света.

Он выхватил меч — добрый острый клинок из закаленной новчами стали. Собрав всю силу и безумие, которые в нем были, он ударил по одной из цепей. Она разомкнулась, чему помогла и тяжесть державшего ее каркаса. Фенн был еще в силах горько усмехнуться. Даже в Цитадели мира изобретательный ум человека смог найти орудие убийства.

Светящийся шар стал падать, покинув свое гнездо, как только порвалась цепь. Он упал вниз и разбился о металлический пол.

Фенн обхватил руками балку. Раздался треск, затем — ослепительная зловещая вспышка, затем — шипение, грохот взрыва, а затем…

Он подумал, что даже новчи не заслужили подобной гибели, такой разрушительной агонии тела и такого чудовищного страха в душе.

Он ждал, пока не замолкнет последний крик. Он старался не глядеть больше на эти спаленные, искалеченные останки живых существ. Фенн вернулся по балкам назад, на этот раз — не спеша. Ему было дурно, он был потрясен и переполнен чувством вины.

Арика и Лэннар помогли ему спуститься на галерею. Они тоже выглядели усталыми и больными — от того, что увидели там, внизу, на полу.

— Они все мертвы, — прошептала Арика. — Но как…

Фенн тяжело сказал:

— Люди далекого прошлого выстроили Цитадель, чтобы она была светом во тьме, светом надежды, мира и знания. А теперь смерть и война вступили в нее, и руки мои в крови.

— Тебе пришлось это сделать, Фенн!

Он знал, что она права, и люди вынуждены будут воевать против новчей, и знания Цитадели освободят их от чужого ярма. Но после этого…

Он зашептал, и слова его были предназначены не для тех, кто стоял рядом, но для людей, мертвых уже двенадцать тысяч лет, людей, которые передали им свое наследие через века.

— После этого, — прошептал он, — мы научимся строить, а не разрушать. Я искуплю свою вину, люди прошлого.

Он был не один. С ним были Арика и Лэннар — человек пустыни, такой же, как он. Собственные его воспоминания о жизни до встречи с Рам Сином, возможно, никогда к нему не вернутся. Но, кажется, сейчас это было неважно. Он мог начать новую жизнь, ведь перед ними лежал совершенно новый мир.

14
{"b":"4668","o":1}