ЛитМир - Электронная Библиотека

Гм, но кто же тогда устроил эту бойню? Не хозяин же кабака!

Иван чувствовал, что в своих рассуждениях он упустил некий момент, что мог бы существенно помочь в разгадке тайны этого происшествия, но вот какой?

Все-таки информации у него было слишком мало, да и за достоверность того, что он уже узнал, Вакулов бы не поручился — уж ему-то было прекрасно известно, как запускаются всевозможные сплетни и слухи, призванные окружить завесой тайны истинное положение дел.

Именно поэтому он решил пока не заморачиваться и отправиться прежней дорогой в подвал. А уже на месте пообщаться с ребятами — вдруг они в курсе и смогут просветить его.

Тем более что вторая часть задуманных на сегодня дел полетела ко всем чертям: Андрюха Ледокол — один из лидеров местной группировки, с которым Иван собирался порешать кое-какие вопросы, — оказался в числе тех, кого вывезли в, гм, не совсем презентабельном виде из ресторана. Выяснилось это случайно: Вакулов подслушал разговор двух ментов, что искренне сокрушались по поводу нелепой кончины авторитета и опасались возможной войны бандитских группировок из-за его «наследства».

Позавчера вечером Иван не успел переговорить с Ледоколом из-за встречи с магом, а сегодня… сегодня разговаривать было уже не с кем. Когда еще теперь в бандитской среде решат, кто заменит прежнего лидера, и новый смотрящий, приняв все дела, дойдет до вопросов по скромному отставнику?! Хотя, может, это было и к лучшему — неумеренные аппетиты ныне покойного бандита в последнее время стали не на шутку раздражать, и кое-кто из ребят всерьез предлагал «стереть» нахала. Самое смешное, ни для кого из них труда бы это не составило…

С некоторым трудом Иван выбрался из толпы и, прикурив, двинулся не спеша вниз по улице.

Пакистан, база ВВС США под Пешаваром,

октябрь 2001 года

…Сказать, что полковник Хардман, оперативный офицер штурмового крыла авиабазы, был взбешен — значило бы не сказать ничего. О нет, он вовсе не был взбешен. Отнюдь. Более того, он не был даже разъярен.

Полковник Хардман рвал и метал.

Мало того что этот придурок, капитан Свитстоун, разрешил своему ведомому отклониться от курса и заняться вольной охотой, так он еще и не обеспечил второму придурку никакого прикрытия!

Нет, «бородавочник», конечно, лучший в мире штурмовик, способный долететь домой на одном двигателе и с наполовину отрубленным хвостом, но… всему же есть предел! Хардман, в отличие от немалого процента сверстников, вместе с ним окончивших колорадскую академию ВВС, историей мировой штурмовой авиации все-таки интересовался. Хотя бы на примере вьетнамской кампании и Второй мировой войны. И знал, что такое одиночный штурмовик, оставшийся без прикрытия над территорией врага.

«Бородавочник» может трижды продырявить любой танк своими долбаными урановыми снарядами, смешать с землей целый городской квартал или раскатать по дороге вражескую автоколонну, но он вовсе не приспособлен вести бой с истребителями или зенитными комплексами! И очень жаль, что капитан, мать его, Свитстоун, этого так и не понял! Так что, пусть намажет медом и засунет в собственную задницу камень,[7] дожидаясь, пока сведения дойдут до объединенного центрального командования, сукин сын!..

Тяжело вздохнув, полковник поднял трубку радиотелефона: как бы оно там ни было, нужно уведомить армейцев об инциденте. Америка, как известно, своих на поле боя не бросает, поэтому нужно срочно выслать на поиски пилота группу. Благо форт-брэгговские[8] орлы все равно там что-то (вернее, кого-то) ищут, значит, это как раз их зона ответственности. Тем более что район бомбили по их требованию, в качестве огневой поддержки с воздуха. Вот пускай и ищут, оправдывая раздутый, будто гелиевый метеозонд, военный бюджет!..

Глава 4

…Скромная с виду дверь неожиданно плавно и бесшумно скользнула в сторону, открывая проход в небольшую комнатушку примерно три на три. Яркий свет мощных ламп под потолком здорово бил по глазам после полумрака подвала, но Иван, готовый к этому, заранее прикрыл глаза. Он так и зашел внутрь, привычно перешагнув через высокий порог.

Дверь негромко чмокнула, закрываясь за его спиной. Иван осторожно приоткрыл глаза, стараясь приноровиться к смене освещения. Через несколько секунд он уже смотрел по сторонам абсолютно спокойно.

Пустота в комнатке не обманула Вакулова. Он стоял, не двигаясь, и спокойно ждал, со скукой разглядывая старый плакат с полуобнаженной красоткой на бетонной стене, что висел над покосившимся столом.

Воздух прямо перед Иваном внезапно задрожал, по нему побежали волны, и спустя мгновение Вакулов уже смотрел на выросшего из ниоткуда охранника. Выглядел тот довольно забавно: высокие десантные ботинки, камуфляж, компактный «Вереск» в руках — сейчас его девятимиллиметровый зрачок смотрел прямо на Ивана, — усик микрофона возле плотно сжатых губ и… каска-сфера с коротким штырьком на макушке, на котором сверкали начищенные медью десять колец, причудливо вращающихся по кругу с разной скоростью и в разных же направлениях.

Иван был в курсе того, что это нелепое, казалось бы, приспособление генерировало своего рода «провал» в световом потоке за счет создаваемых микрополей. Возникали эти самые поля как раз в результате действия стекловолоконных колец, покрытых специально обработанной при помощи нанотехнологий медью. Прибор изменял движение направленного на него светового потока и лишал стороннего наблюдателя возможности видеть находящиеся в поле его действия объекты, заодно не позволяя обнаружить носителя датчиками объема, чем и был наиболее предпочтителен для часового на этом посту, нежели стандартный комбинезон-«хамелеон». Разработали этот прибор еще до Эпидемии американцы с англичанами, а наша военная разведка благополучно его стырила (вместе с оным «хамелеоном») и успешно использовала для собственных нужд. В группе эта «шапка-невидимка» оказалась в числе того многочисленного снаряжения, что было вывезено с секретных складов до и после ее роспуска.

— Назовите себя! — потребовал охранник.

— Капитан Вакулов, — ответил Иван. Он старался говорить ясно и четко — по расширенным зрачкам было хорошо видно, что часовой накачан «якорем» по самую макушку и может среагировать на неверные слова как угодно. Вообще-то Ивана давно занимала мысль: на фига вообще здесь, в «предбаннике», нужен дополнительный пост? Случись что, судьба охранника оказалась бы незавидной — ну завалил бы он пару нападавших, а потом что? Оставшиеся просто перекрестили бы «пустоту» несколькими очередями — и все, амбец! Или гранату б закинули… Тем более что и это, и другие помещения надежно перекрывались всевидящими глазками камер, совмещенных с автоматическими пулеметами. Но вот поди ж ты — убирать пост никто почему-то не планировал…

— Встаньте в центр зеленого круга! — скомандовал тем временем дежурный. Вакулов послушно шагнул на цветной круг, проявившийся перед ним на полу. По телу побежала теплая волна.

Охранник несколько секунд глядел на Ивана не моргая, а затем, видимо получив подтверждение с центрального пульта, нехотя опустил оружие и шагнул к столу. Пошарив где-то в его недрах, он щелкнул скрытым тумблером. Слева от него распахнулась еще одна Дверь, и Вакулов, по-прежнему стараясь не делать резких движений, прошел в недра Приюта.

Приют… То самое убежище, где укрылась после Эпидемии вся их группа… вся — за исключением тех, кто не уцелел в первые, самые страшные месяцы, когда новоявленная магия столкнулась с технологией… к твердой убежденностью подавляющего большинства людей в том, что никакого волшебства в мире нет, не было и быть не могло. Место, о котором, хотелось надеяться, не знал никто, даже вездесущие маги… в первую очередь вездесущие маги!

вернуться

7

Фамилия капитана дословно переводится с английского как «сладкий камень».

вернуться

8

Основной ударной силой американских войск во время войны в Афганистане в 2001 году были «зеленые береты», главная база которых расположена в Форт-Брэгге (Северная Каролина).

10
{"b":"467","o":1}