ЛитМир - Электронная Библиотека

Вакулов приоткрыл глаза. Он лежал ничком на грязном полу автомобиля — ровно гудел двигатель, под днищем мягко шелестели по асфальту колеса. Скорее, даже не автомобиль, а микроавтобус — уж больно вольготно, во весь рост, лежал он на выстеленном рубчатым резиновым покрытием полу.

«Ну, насчет вольготности — это я, пожалуй, поторопился…», — подумал Вакулов спустя секунду — из всей одежды на нем были только футболка и трусы, руки скованы за спиной наручниками, а в голове раскачивался огромный колокол боли.

— Да хватит придуриваться-то! — не унимался невидимый футбольный болельщик. — Вижу же, что очухался, харэ прикидываться! — новый удар не заставил себя долго ждать. Иван против воли застонал и пообещал себе, что обязательно постарается отплатить уроду сторицей.

— Может, поднять его? — с сомнением произнес другой голос, сочный баритон.

— Вот еще! — возмутился «болельщик». — Так его контролировать проще. К тому же потом чехлы не отмоешь — он же грязный как свинья!

— И то верно. А вообще занятный парень — я и представить себе не мог, что обычный охранник из больнички так драться умеет, — обладатель баритона помолчал, неожиданно вкрадчиво добавив:

— Или ты как раз не простой? А, парень?..

Иван промолчал. Его сейчас волновал совсем другой вопрос: что с мамой и сестрой? Как этим козлам удалось обойти охранную сигнализацию и проникнуть в квартиру? Тем более что помимо домашней на подъезде дома стояла весьма недурная система «Панцирь». Хотя, при желании, конечно, можно было обойти все — Ивану ли было этого не знать?

— Не, ты глянь — он нами брезгует! — заржал «болельщик». — Может, ему помочь язык развязать?

— Погоди чуток — сейчас приедем, тогда и поговорим… обо всем да со всеми подробностями! — многозначительно пообещал «баритон». — Ты лучше скажи мне, с чего ты все-таки взял, что «Спартачок» тогда вничью сыграл — я ж точно помню, что выиграл?..

Вакулов постарался отключиться от пустопорожней болтовни неизвестных похитителей. Похоже, это уже становится доброй традицией — с завидным постоянством играть роль жертвы похищения. Интересно, ребята из группы «пасли» его или нет? Если да, то почему снова не выручили? Убиты? Нападавших было слишком много? Или просто прозевали?..

Гм, что же все-таки произошло дома?!..

Стоп, не стоит себя накручивать — Иван задышал глубоко и ровно, постаравшись полностью отключиться от навалившихся проблем. Мешали, конечно, вода и грязь на полу в том месте, куда его бросили, да и медитировать, уткнувшись физиономией в вибрирующий пол двигающегося автомобиля, было непросто, но… видали и не такое!

Машина остановилась. «Баритон» вполголоса переговорил о чем-то с водителем и, скрежетнув дверью, выбрался наружу. «Болельщик» сидел спокойно, насвистывая какой-то мотивчик и не обращая на Вакулова никакого внимания. Иван почему-то из-за этого совсем не расстроился.

Вновь скрипнула отъезжающая в сторону дверь (ага, точно, микроавтобус), и «баритон» негромко скомандовал:

— Берите его и тащите сюда!

Откуда-то из «головы» машины подошел, видимо, водитель. На пару с «болельщиком» они достаточно жестко подхватили Вакулова и, негромко матерясь, вытащили из автобуса, без особых церемоний поставив прямо в небольшую лужу. Иван осторожно приоткрыл глаза, стараясь приспособиться к скудному освещению, и быстро глянул по сторонам.

Он стоял в грязи — кстати, не слишком-то приятно в ней босиком топтаться! — рядом с «мерсовским» микроавтобусом в каком-то лесочке. Господи, как же это однообразно и предсказуемо! Прям сюжет из криминальной хроники: «в N-ском парке города Москвы, патрульными N-ского отделения милиции был обнаружен труп неизвестного гражданина без одежды и документов со следами пыток». Ну да ладно, поглядим еще, кто тут трупом будет и кого патрульные обнаружат!

Решив не терять попусту времени, Вакулов аккуратно поддел пальцем правой руки фальшивый ноготь на большом пальце левой и, стараясь не задеть себя — не видно ж ничего, на спине-то глаз нету! — прижал открывшуюся поверхность к цепочке наручников. Едва слышно зашипело — специальный состав начал разъедать сталь. Его безликий индекс «44Г-СВ» записные острословы группы некогда расшифровывали как «сорок четыре грамма слюны виверны».

Миг — и сталь, негромко щелкнув, распалась. Иван, не дожидаясь, пока его похитители опомнятся, мягко выскользнул из захвата и отскочил чуть вперед, прямо на обладателя «баритона» и, словно бы в растерянности, повернулся к нему вполоборота. Тот среагировал на удивление быстро… и предсказуемо, именно так, как и надеялся Иван: подскочил к Вакулову и обхватил его сзади. Водитель и «болельщик», изумленно вскрикнув, клацнули торопливо извлеченным оружием.

Что ж, фигуры расставлены именно так, как надо. Играем…

Глава 8

…Похитители были неплохо подготовлены физически, это да. И с оружием, пожалуй, обращаться умели — но и не более того. Профессионалами в привычном Вакулову понимании этого слова они, к счастью, не были. Тот, что обхватил Ивана сзади за плечи, пытаясь мощным, но бестолковым захватом обездвижить его, совсем позабыл про такой немаловажный боевой орган, как голова (чем даже слегка умилил бывшего спецназовца, прошедшего во времена оные неслабую школу рукопашного боя).

Водитель тоже фланировал в опасной близости, видать, полностью положившись на компактный «Кипарис» в руках и просто-таки напрашиваясь на что-нибудь нехорошее. «Болельщика» Иван сейчас не наблюдал: последний номер милого трио стоял правее, вне поля зрения, чем заслуживал, вряд ли о том догадываясь, целую лишнюю секунду жизни.

Что ж, начнем, пожалуй… Непрофессионализм, если верить инструкторам-наставникам, нужно выбивать смертным боем, желательно вместе с жизнью. Конечно, интересно послушать, с чего они начнут — наверняка ведь с какого-нибудь киношного «ну что, добегался?» Однако это уже тоже будет непрофессионально, а непрофессионализма Вакулов старался по жизни избегать…

Иван рывком, словно в отчаянной попытке вырваться, наклонился вперед, таща за собой противника, и вдруг резко ударил затылком, одновременно распрямляясь и расслабляя напряженные до предела мышцы. Негромкий хруст и короткий вскрик за спиной показали, что он, конечно же, не промахнулся. Разбросав в стороны ослабившие хватку руки, он стремительно полуобернулся, нанося удар согнутыми и чуть разведенными в стороны указательным и безымянным пальцами. Снизу вверх и чуть пониже запрокинутого подбородка. Есть! Теперь второй…

Второй, вместо того, чтобы скоренько отскочить в сторону и использовать зажатый в руках «Кипарис» в любом из доступных этому типу оружия режимов огня, совершенно непрофессионально (и именно так, как и надеялся Иван) бросился вперед, намереваясь огреть ретивого пленника разложенным прикладом. Жаль, для удара ногой слишком близко. Придется иначе — Вакулов присел, пропуская над головой сверкнувшую в лунном свете сталь, и нанес еще один короткий удар, на сей раз ребром ладони. Туда же, под подбородок, сминая кадык и гортань в единое целое, более никак не приспособленное для нормальной циркуляции воздуха. И этот спекся…

Перехватив из ослабевшей руки так и не успевший ни разу выстрелить автомат, Иван стремительно развернулся в сторону последнего уцелевшего противника. Вовремя: пистолет в его руке злобно хлопнул, озаряясь желтоватой вспышкой приглушенного ПБС выстрела — раз, другой…

Третьего выстрела уже не последовало — падающий на землю Вакулов нажал на спуск трофейного «Кипариса», прочерчивая вражеское тело девятимиллиметровой строчкой. Магазин отчего-то оказался полупустым, но ему с лихвой хватило и этого: очередь, начав свой короткий путь от паха, завершилась в аккурат на уровне переносицы… Мгновение спустя на Ивана грузно навалился бывший владелец пистолета-пулемета — мертвый, ясное дело.

Все…

«Вот и поговорили… — мрачно подумал Вакулов, отпихивая в сторону труп водителя и поднимаясь. — Никогда мне на пленных не везло…»

20
{"b":"467","o":1}