ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Битва за воздух свободы
Мое сокровище
Взрослая колыбельная
Третье пришествие. Ангелы ада
Нашествие
Рецепты Арабской весны: русская версия
Лестница в небо. Краткая версия
Игра мудрецов
Вокруг света за 100 дней и 100 рублей

Короткий осмотр, едва ли занявший более тридцати секунд, ничего особенно интересного не принес: ни документов, ни чего-либо подобного в карманах нападавших, понятно, не обнаружилось. Лишь знакомые талисманы в виде пучеглазой совы на шее — но этим-то сейчас уже хрен кого удивишь. Лично Вакулова профессионально куда больше заинтересовал пистолет, новехонький, с еще даже нестершимся заводским воронением и явно ни разу не использованным глушителем «двадцать седьмой» «Бердыш». Конечно, за несколько откровенно анархических месяцев сразу после Эпидемии было разворовано немало армейских складов и спецхранилищ, но данная машинка все же оставалась довольно большой редкостью. Помедлив еще секунду — незабвенный шеф Георгий свет Ростиславович наверняка бы бросил: «с осмотром долго возишься!» — Иван решил оставить трофей у себя. Стремновато, конечно, с ним по городу бродить, еще и в таком срамном виде, но зато можно будет «пробить» по каналам шефа, с какого именно склада «уплыл» ствол. Может, и будет с того какой толк — уж больно мало у них зацепок на этих… «совоносителей»!..

Быстренько прикинув, кто из лихой троицы совпадает с ним размером одежды, Иван споро разоблачил свежеиспеченного покойника — это оказался водитель — и, стараясь не слишком морщиться, натянул на себя залитые кровью джинсы, пуловер и короткую кожаную куртку. Обувью он разжился у «баритона». После секундной заминки переправил в карман «трофейные» сигареты, найденные в чьем-то кармане: мародерствовать — так уж мародерствовать!

Наскоро стерев «пальчики» с рукояти «Кипариса» и автоматически запомнив выбитый на корпусе номер — автоматик, конечно, подержанный, отнюдь не «нулевый», но все же, все же — Вакулов еще раз оглядел поле короткого боя, строго прикрикнул на возникшее идиотское желание воспользоваться чужим транспортом и бесшумно растворился в темноте.

До Приюта он, вопреки мрачным опасениям, добрался без проблем… возможно оттого, что ждали его именно там. Что его спасло? Да, наверное, предчувствие, то самое легендарное «шестое чувство», в существование которого не верили даже все эти доморощенные маги. Маги — но не он, начавший свой путь по узкому коридору спецтренировок еще до Эпидемии.

Именно поэтому Вакулов, уже подходя к убежищу, неожиданно плюхнулся на брюхо, выдергивая из кармана трофейный пистолет. Вовремя: потемневший от времени бетонный угол старого гаража, скрывавшего внутри вход в Приют, неожиданно вспучился, разлетаясь горячими брызгами. Кем бы ни были его преследователи, применить они решили самую что ни на есть примитивную огненную магию.

Приподнявшись на локте, Иван быстро огляделся, безо всяких там магических штучек вроде ночного зрения заметив одного из нападавших, того самого, что пытался поджарить его. Бах! — пистолет в руке, едва ли не против его воли, дернулся, выплевывая стреляную гильзу, курящуюся кисловатым пороховым дымом. — Бах!

Нападавший, по виду — типичный тинэйджер младых лет (хотя, кто их, магов, знает, сколько им на самом деле!), конвульсивно дернулся и рухнул. Как говорилось в какой-то давным-давно читанной Вакуловым книге, «профессионал его уровня с такого расстояния не промахивается».

Ба-бах! — пистолет, словно желая искупить перед новым хозяином былую вину, вновь рванул отдачей кисть, и второй из засадников, нелепо взмахнув воздетыми в магическом пассе руками, опрокинулся назад, получив пулю точно между глаз. «Мануальщик,[12] — машинально подумал Иван, успев заметить эти самые хитро раскинутые в стороны руки, — низшая каста. Не уважают меня, с-суки! Ну и где же третий? Неужто вдвоем на охоту вышли?».

— «Неа, не вдвоем», — удовлетворенно отметил он в следующее мгновение, когда в бетон над головой врезался еще один огненный шар, тот самый пресловутый «файербол», еще надцать лет назад считавшийся исключительно эффектной выдумкой писателей-«фэнтезистов». — «Но ты поумней, крысенок, раз прячешься. Или просто жить поболе товарищей хочешь. Ну, давай, высунься хоть на миг, тварь…»

Вакулов перекатился в сторону, укрываясь за наваленными в кучу старыми автомобильными покрышками и чутко поводя стволом «Бердыша». Ну и где он? И луна, как назло, за облака ушла — теперь противник наверняка видит его куда лучше, нежели наоборот. Сейчас как вжарит по этой резине — вот вони-то будет! С другой стороны, за дымом, если оно как следует разгорится, можно будет и спрятаться.

— А-а-х-х-х… — сдавленный, исполненный боли вскрик, переходящий в короткое хрипение (очень, знаете ли, типичное хрипение!) пришел откуда-то из-за полуразрушенного, с провалившейся крышей гаража. Это еще что? Нежданные помощники объявились? Или как раз жданные? Пора бы уж охране и заметить, что снаружи кое-что нехорошее происходит — зря они, что ли, круглосуточно за окрестностями-то наблюдают? Или нападавшие все-таки воспользовались каким-нибудь там «пологом невидимости»? Обмануть примитивные видеокамеры или объемные датчики для магии, увы, никогда не составляло особого труда.

Несколько секунд стояла тишина, лишь негромко потрескивал, остывая, раскаленный двумя термическими ударами бетон, затем за спиной раздался едва слышный шорох. Скорее, даже не шорох, а какое-то едва ощутимое колебание потревоженного воздуха. Однако прежде чем Иван успел обернуться и вскинуть навстречу гипотетической опасности оружие, чья-то ладонь властно сжала плечо. Вторая рука перехватила, направив стволом в землю, пистолет:

— Тихо, Вакулов, не дергайся! — шепнул знакомый голос. — Пошли вниз, и поскорее. Ребята уберут тут все. Ты трижды стрелял? — Иван кивнул. — Слышал, Камень? Три гильзы найдешь. Трупы спустишь, куда обычно, посмертные эманации собачками дохлыми замаскируешь, тут как раз бродячая стая нарисовалась. Да крови чтобы побольше… ладно, сам знаешь. Втроем как раз справитесь. И поскорее давай, рассвет скоро. Как закончите — сообщите, надо будет еще ходом заняться.

— Как вы узнали? — Вакулов поднялся на ноги и огляделся. Рядом со стоящим за его спиной шефом торчала долговязая фигура Петьки Каменева. Еще двое показались из-за угла разрушенного гаража, таща подхваченного под мышки последнего из неудачливых «засадников». Вряд ли живого — уж больно подозрительно болталась его короткостриженая голова…

— Потом, все потом! — нетерпеливо мотнул головой Георгий Ростиславович. — И так со своими стрелялками-поджигалками чуть Приют не «засветил»! Придется теперь с этим входом распрощаться. Хорошо, я ждал чего-то подобного, вовремя успел… так, все, хватит трепаться, пошли вниз!..

— Вот только не спрашивай, «как я узнал», ладно? Три нападения за последнюю неделю — это как по-твоему? Шуточки тинэйджеров? Случайное совпадение? Или фулюганы на твою карточку на десять поездок в метро позарились? Не смеши… — шеф смерил сидящего в «гостевом» кресле Ивана и яростно скрутил пробку с давешней бутылки водки. Чуть помедлив, он вытащил из бара самый настоящий граненый стакан хрен знает каких годов и щедро наполнил его прозрачной жидкостью по самый край. Себе он плеснул намного меньше, причем в знакомую «креативную» рюмку-гильзу:

— Пей давай залпом, снайпер херов! Чингачгук, мля…

— Да я…

— Пей, говорю! Я хоть по прежней-то профессии и патологоанатом, но все ж таки тоже врач, с кандидатской степенью, между прочим! Настоящей, кстати, еще до Эпидемии полученной! Что, не знал? Ну так знай. Тебе сейчас надо стресс снять, чтобы вдумчиво да обстоятельно любимому начальнику о делах наших скорбных поведать, сам ведь прекрасно знаешь, коллега. Усек? А раз усек — тогда вперед и с песней. Как водится, «за Родину, за Сталина», то есть залпом, — хрустальная «гильза» звонко звякнула о стакан.

Вакулов пожал плечами и в три глотка осушил емкость: пить он в общем-то умел. Как и любой другой русский человек.

— Молодец, коллега, — одобрительно кивнул шеф, вновь наполняя посуду — себе полную рюмку, Ивану — все, что осталось в бутылке. Осталось там, в аккурат, еще на полстакана.

вернуться

12

«Мануальщик» - маг, вынужденный при плетении заклятий использовать те или иные пассы рук. Одна из низших ступеней в магической иерархии - ниже только маги, в обязательном порядке использующие при волшбе талисманы, «колдовские субстанции», начертанные магические фигуры и т. п.

21
{"b":"467","o":1}