1
2
3
...
30
31
32
...
68

Нет, конечно, даже принадлежность к Команде не могла гарантировать стопроцентной гарантии от возможности скрытой слежки. Но почему, мать ее так, он вообще кого-то заинтересовал?! Почему?!

Сглазил, что ли, его кто?

— Поворачивай вон туда, к скверу! — прорезалась за спиной незнакомка, чувствительно ткнув Ивана в правое плечо. Вакулов поморщился:

— Слышь, подруга, ты бы того… помягче, а то ведь я к учению графа Толстого со скепсисом отношусь! — за спиной раздался короткий смешок.

Острый предмет, что все это время продолжал упираться в спину Ивана, вдруг дернулся, больно уколов его напоследок, и… пропал! Одновременно исчезли и крепко сжимавшие предплечье пальцы. Вакулов сделал по инерции еще шаг и замер на месте, мучительно борясь с желанием обернуться и встретиться наконец с непонятной женщиной лицом к лицу — ведь пока было не слишком понятно, что происходит. То ли его решили слегка освободить, то ли…

— Ложись! — заорал кто-то, и Иван автоматически бросился на землю, тут же заученно перекатываясь влево. Над головой рвануло. Волна горячего воздуха саданула по затылку, вдавливая лицо в грязный и мокрый асфальт. Та еще радость — похоже, кто-то решил поиграться с направленно-ограниченным вакуумным взрывом! Недурно…

Иван, матерясь и сплевывая кровь с разбитых губ (из носа, кстати, тоже кровушка лилась здорово!), приподнялся, чтобы протереть глаза и осмотреться. И в тот же момент над ним снова раздался грохот разрыва. Иван, правда, услышал его не так хорошо — уши еще были заложены после первого раза, но вот прочувствовал в полной мере! Вакулов вновь врезался в асфальт, да так, что, похоже, потерял на какое-то время сознание. По крайней мере, когда очухался, то пребывал он уже в вертикальном положении, безвольно обвиснув на чьих-то руках.

Кровь и грязь заливали саднящее от многочисленных ран лицо, и Вакулов не видел, с кем он имеет дело на этот раз, а что-либо услышать было невозможно — в уши, по-прежнему, будто кто-то ваты напихал. Голова здорово кружилась, к горлу подкатывала тошнота, а ноги подкашивались, будто у пьяного, каждую секунду норовя пойти не в ту сторону — классические признаки контузии.

Эту невероятно длинную и тягучую мысль Вакулов обдумывал, то уплывая в черноту беспамятства, то снова из нее выныривая. Почему-то сейчас для него самым важным было именно это — вспомнить признаки контузии и примерить их к своему теперешнему состоянию. Наверное, из-за этого Вакулов и не пытался особо понять, кто и куда его тащит, равно как и то, зачем неведомые «они» это делают. Ну, видимо, нужно это им — и все!

Но, как бы оно ни было, постепенно капитан начал приходить в себя. Сначала по лицу быстро пробежал ласковый прохладный ветерок. Пробежал — и исчез, унеся с собой дикую головную боль, жжение содранной кожи, давящую тяжесть в глазах. Затем чьи-то руки осторожно промокнули раны на голове влажной материей, остро пахнущей незнакомыми травами. От этого стало совсем хорошо, и Вакулов неожиданно поймал себя на мысли, что нежится, будто огромный кот, которого ласкает хозяйка.

Иван на всякий случай посидел еще немного с закрытыми глазами, не двигаясь и прислушиваясь к своим ощущениям. Дела вроде бы обстояли неплохо — организм не подавал признаков тревоги, и он решил рискнуть, — осторожно приоткрыл глаза и осмотрелся.

То, что его посадили в машину, Вакулов понял уже давно — и по запаху бензина и железа, и по характерной тряске. Но вот то, что машина эта была виденным уже ранее бээмвэшным кабриолетом и принадлежала не кому-нибудь, а тому самому магу из Гильдии, которого он встретил совсем недавно… кстати, как его называли те ведьмы? Ах, да! Симон!

Так вот, то, что за рулем сидел именно Симон, поставило Ивана перед лицом весьма непростых раздумий. Помнится, сравнительно недавно Вакулов как раз размышлял над тем фактом, что его весьма легко умудряются найти все, кому не лень, и вот на тебе — очередное тому подтверждение!

— Эй! — достаточно недружелюбно спросил Иван, заметив, что маг с усмешкой разглядывает его в зеркало заднего вида. — Ты-то здесь откуда взялся? И что все это значит?

— Как тебе не стыдно? — в бок капитана вонзился маленький, но крепкий, кулачок. — Мы же тебя от смерти спасли, а ты грубишь!

Вакулов охнул и, потирая ушибленное место, повернул голову — на него, яростно сверкая горящими глазами, смотрела еще одна знакомая личность — ведьмочка по имени Маргоша. Маргарита, наверное? А, впрочем, какая на хрен разница — особого стыда или раскаяния перед этой девчонкой Иван все равно не испытывал. Вот мысли о том, они ли его пытались изъять у перехода и как себя сейчас вести — да, присутствовали. А стыд? Увольте, он не кисейная барышня! Потому сей изначально глупый вопрос он попросту проигнорировал, вновь обернувшись к водителю.

— Оставь его, — на удивление спокойно и даже вполне миролюбиво попросил Симон свою подругу, — нам сейчас, знаешь ли, не до выяснения отношений. Лучше посмотри — мы эту мерзость с хвоста стряхнули или нет?

Маргоша послушно замолчала, не забыв, правда, выразить свое недовольство красноречивом взглядом, буквально ошпарившим Ивана. Развернувшись на сиденье, она влезла на него коленками и, держась обеими руками за спинку, принялась что-то высматривать на дороге позади них. Вакулов со здоровым мужским нахальством уставился на весьма приятные ножки, облитые черным шелком ажурных чулочков, и симпатичную тугую попку, едва-едва прикрытую короткой юбчонкой, что прямо-таки призывала вытянуть руку и ущипнуть.

Маг, поглядывающий в зеркало, одобрительно засмеялся:

— А ты молодец, Иван, быстро в себя приходишь — я уж думал, придется дожидаться, пока очухаешься, ан нет — уже вон прикидываешь, как лучше Маргошу на сиденье разложить!

Иван притворно-виновато вздохнул:

— Ну извини, что разочаровал.

Ведьмочка развернулась и уселась на сиденье нормально.

— Все чисто, Симон. По всем диапазонам прошлась — ее следов нигде нет, — четко и серьезно сообщила она своему не то коллеге, не то начальнику. И тут же полуобернулась к Вакулову, прильнула к его плечу соблазнительно-волнующей грудью, нежно пробежалась пальчиками по слегка небритой щеке капитана, вкрадчиво промурлыкав:

— Так что там я слышала насчет «разложить»?

— Стоп, стоп, стоп! — неожиданно запротестовал маг. — Так нечестно — я ведь тоже к вам присоединиться хотел, но руль же не бросишь, правда? Так что давайте малость обождем, а?

Маргоша фыркнула, но от Вакулова отодвинулась и демонстративно уставилась в другую сторону, сложив руки на высокой груди и всем своим видом изображая оскорбленную невинность.

Иван засмеялся. В принципе, его сейчас интересовала не столько молодая колдунья, сколько ответы на накопившиеся вопросы, а с удовлетворением любых других потребностей он вполне готов был подождать.

— А кто была та женщина, что пыталась меня куда-то уволочь от перехода? Это ведь женщина была, верно? И, уж простите за любопытство и не дайте помереть дурнем, повторю прежний вопрос: вы-то откуда здесь так вовремя нарисовались? — как можно более спокойно, но в то же время твердо спросил Вакулов, обращаясь к Симону — еще в первую встречу он определил для себя, кто в этой компашке главный.

Маг промолчал, а ответила неожиданно колдунья.

— Сука дохлая! — яростно фыркнула девчонка, потеряв мигом всю свою невозмутимость. — Это по первому твоему вопросу. А по второму… как же нам было за тобой не увязаться, когда еще в первую встречу — помнишь тогда, на шествии? — мы на тебе такое роскошное проклятье обнаружили. Интересно же было посмотреть, сколько ты с ним протянешь.

— Дохлая — это значит мертвая? — глуповато уточнил Иван. Сказать по правде, он просто тянул время, поскольку не поверил ни единому слову Маргоши. — Откуда посреди бела дня на оживленной столичной улице возьмется мертвяк? Слава богу, патрули везде как раз для таких случаев гуляют. И проклятье… — заканчивать свою мысль Вакулов не стал, чтобы не ляпнуть лишнего. Ну невозможно на него повесить хоть какую-то магическую гадость! Не-воз-мож-но!!! Для того всех бойцов Команды и пичкали в свое время всякой интересной химией, а после подсадили на «якорь». Значит, это банальная подстава, чтобы втереться к нему в доверие. Ивану даже скучно стало: неужели в недрах Гильдии — или откуда там эта сладкая парочка? — не могли придумать легенду покрасивее?

31
{"b":"467","o":1}