ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заставь его замолчать
Селфи человека-невидимки
Дым
В сетях обмана и любви
Чтец
Теория когнитивного диссонанса
Свободна от обязательств
Варгань, кропай, марай и пробуй
А тебе слабо?

Привычно взбодрив себя контрастным душем и до красноты растершись широким махровым полотенцем с гильдейской эмблемой, Иван тщательно почистил зубы, благо в ящичке за зеркалом нашлись несколько нераспечатанных щеток. Поелозив по щекам обнаруженной там же электробритвой, капитан спрыснул кожу дорогой туалетной водой и пригладил ладонью короткий ежик волос.

— Но красив, сволочь! — восхищенно сказал он своему отражению и довольно усмехнулся.

Теперь нужно было вкатить себе дежурную утреннюю дозу «якоря». Вакулов опустил крышку унитаза и, усевшись на нее, достал из бокового кармашка камуфляжных штанов шприц-тюбик со знакомой маркировкой.

После укола накатило привычное чувство кратковременной легкости. Иван откинулся спиной на бачок, закрыл глаза и устремился в заоблачные дали, где не было никаких проблем.

Но даже сквозь пелену умиротворяющей безмятежности призрачного полета он среагировал на легкий шелест чьих-то шагов сразу же, как только скрипнула тихонько дверь в ванную.

С некоторым усилием вынырнув из сладкого омута грез, Иван, злобно оскалившись, открыл глаза, желая сказать пару ласковых фраз вломившемуся так не вовремя гостю. Инструкция по применению «якоря» особо оговаривала тот факт, что после приема лекарства необходимо расслабленно посидеть хотя бы минуту. Нет, конечно, в случае экстренной необходимости «транс» можно и прервать, вот только здоровья организму эта насильственная процедура отнюдь не добавляла. Как, собственно, и сам «якорь».

— Ух ты! Это и есть ваш знаменитый «якорь»? Никогда раньше не видела! А можно мне тоже кольнуться? Или как там у вас говорят, «ширнуться»? — Маргоша налетела на него подобно небольшому вихрю, тараторя без умолку.

— Ерш твою двадцать! Ну что ж ты встала-то?! — в непритворном огорчении буквально возопил Иван. — Я же видел, как ты заснула!

— Фи, мужлан и грубиян! — девушка обиженно надула губки. — Я, может быть, сюрприз тебе хотела сделать. Нарочно притворилась, что сплю, а сама по-быстренькому помчалась завтрак делать одному невоспитанному «оловянному солдатику», впрочем, если ты мне дашь попробовать свой «эликсир бесстрашия», то я, может быть, и прошу тебе эту хамскую выходку! — ведьма засмеялась и требовательно протянула руку к Вакулову.

— Перебьешься! — хмуро бросил Иван, поднимаясь и бросая пустой шприц-тюбик в мусорную корзинку. — Насчет завтрака шутка была или в самом деле что-то сготовила?

Ведьмочка ошарашенно захлопала глазами, не находя слов от возмущения.

— Ну… ну ты и скотина! — прошипела она наконец. — Я сейчас этот завтрак на твою пустую голову вывалю, так и знай, урод!

— О как, первая семейная сцена, однако, — скучающе посмотрен на нее капитан. — А вроде бы только-только познакомились. Первая брачная ночь, все дела…

Он увернулся от пощечины и, внешне неуклюже, ломаясь в русской «плясовой», мигом оказался за спиной Маргоши и довольно жестко взял ее «на прием», не давая дернуться. Это с обычной девушкой можно было посостязаться в словесной перепалке и прочем остроумии, но никак не с ведьмой! Того и гляди, войдет в раж и хлобыстнет какой-нибудь магической гадостью. А он только что укололся…

— Пусти! Пусти немедленно, сволочь! Убью гада! — пропыхтела Маргоша, безуспешно стараясь высвободиться из оказавшихся вдруг такими неласковыми рук Вакулова.

Наивная! Помнится, на этот прием таких деятелей брали — куда там молоденькой ведьме. А если бы она вдобавок знала, как тщательно научные специалисты Службы разрабатывали каждое движение этого захвата! Ведь нужно было учесть, что противостоять бойцам Команды будут не какие-нибудь рейнджеры, «котики» или разноцветные «береты», а самые настоящие маги! И любой, да-да, любой жест, движение, слово, вздох могли оказаться роковыми для вступившего с ними в схватку. Пойди угадай, что находится в арсенале, скажем, чародея-флориста? Он лепесточек какой-нибудь вроде как невзначай уронит да вслед ему словечко шепнет — и все… будешь после корни ромашек нюхать… под землей!

— Угомонись, — посоветовал Вакулов бьющейся в его руках девушке, — терпеть ненавижу, когда вы, колдуны и волшебники, гадости какие-нибудь творить начинаете. Очень меня это расстраивает. Причем настолько, что я нечаянно, разумеется, и головенку могу свернуть. Шейка-то у тебя просто загляденье, так бы и целовал, не переставая, да вот хрупкая больно…

Ведьма (что в какой-то мере явилось для Ивана неожиданностью) послушалась и перестала дергаться. Вакулов выждал еще несколько секунд и отпустил девушку, отпрыгнув, опять же — на всякий случай, в сторону.

Но Маргоша не пыталась взять реванш и отомстить за свое унижение. Девушка молча повернулась к замершему в напряженной позе капитану, рассматривая его с таким великолепным презрением, что Ивану, несмотря на всю врожденную и приобретенную «толстокожесть», даже стало чуточку стыдно. Ну так… самую капельку…

Однако оправдываться Иван в любом случае не собирался: с какого, спрашивается, перепуга?! Он эту дурочку, считай, от верной смерти спас! Неужто во всех этих пресловутых колдовских школах их не учат, что организм любого адепта волшебства проходит сложнейшую перестройку, начиная от уровня внутриклеточного метаболизма и заканчивая геномными изменениями, приобретая при этом особые свойства или, попросту говоря, способность воспринимать магию, колдовать? Между прочим, нечто подобное происходит и с человеком, приобщившимся к «якорю», — правда, с точностью до наоборот. И вот беда, слиться воедино этим двум противоположностям не дано! Поэтому авантюра «дай попробовать твою конфету» закончилась бы для взбалмошной девчонки только одним — весьма мучительной смертью, схожей с гибелью от почечной недостаточности: с тяжелейшей интоксикацией, уремической комой и кучей прочих отвратительных «приятностей».

Так ведь, похоже, нет, не учили: ведьма круто развернулась и вышла из ванной, хлопнув на прощание дверью так, что где-то наверху истошно залаяла соседская собака.

Да и… хрен с ней! С ведьмой в смысле, не с собакой. Нет так нет — жил капитан бобылем, бобылем и помрет. Вакулов встряхнулся, будто вылезший из воды огромный пес, снимая напряжение, и направился следом за Марго, искренне надеясь, что та в сердцах не испепелит приготовленный завтрак.

Не испепелила. И даже больше: в нагрузку к завтраку на кухне Иван застал Симона, вальяжно развалившегося на угловом диванчике и мирно попивающего чаек с тривиальнейшими сушками. Рядом расположилась его подруга — блондинка с внешностью фотомодели… и неожиданно скромной манерой поведения. Звали ее Инга. Познакомился Вакулов с ней вчера, когда они заявились в этот дом после тяжелого разговора на обочине Дмитровского шоссе. Не то чтобы Иван до конца поверил во все, что рассказал ему чародей, — не такой уж он идиот! — но кое-что был вынужден, хм, допустить. Потому и поехал вместе с волшебником и молодой ведьмой, искренне желая разобраться с тем, что происходит.

Маргоша, к слову, была здесь же. Обхватив себя руками за плечи, девушка стояла у окна, глядя куда-то на улицу. На появление Вакулова она показательно не отреагировала, лишь злобно прошипев себе под нос нечто неразборчивое, но наверняка нелестное.

Симон, меланхолично улыбаясь, перевел взгляд с нее на Ивана и, хрустнув очередной баранкой, негромко спросил:

— Вы, я так понимаю, уже успели поругаться?

Иван равнодушно пожал плечами и спокойно налил себе кофе из навороченного аппарата, напоминавшего обилием кнопок и рычажков как минимум узел спутниковой правительственной связи.

Чародей понял, что ответа ему не дождаться, и грустно усмехнулся:

— Ладно, люди взрослые, разберетесь. А сейчас у нас есть дела поважнее. Марго, присядь-ка. Да садись ты, некогда мне тебя уговаривать! — прикрикнул он на вознамерившуюся было заартачиться девушку.

Ведьмочка гордо фыркнула, но послушалась и подошла к столу, заняв место напротив Вакулова. При этом она демонстративно смотрела только на Симона. Чародей удовлетворенно улыбнулся, повернувшись к безмятежно попивающему кофе с бутербродами капитану.

34
{"b":"467","o":1}