ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот тогда кое-кто из руководителей магического сообщества и стал задумываться над тем, как, собственно, можно изменить сложившуюся ситуацию. Причем не «переломить», а именно «изменить» — наломались уже, было дело…

Предложений было несколько — это и масштабное внедрение магии в обычную жизнь посредством бытовых мелочей и приспособлений, и пропаганда с одновременным вовлечением как можно большего числа молодежи в специализированные учебные заведения, и сращивание влиятельных чародеев с властными структурами государства (не гнушаясь и, гм, семейными узами), и…

Впрочем, Симон не стал и дальше углубляться в дебри тайных планов волшебного мира, остановившись на том, который — так уж вышло — оказался непосредственно связан с отставным капитаном спецназа Иваном Вакуловым.

Глава 13

…Еще в самом начале Эпидемии наиболее дальновидная часть «власть предержащих», занимавших отнюдь не последнее место в мире, решила направить внешне беспорядочную волну магии, подобно огромному цунами нахлынувшую на страны и континенты, к еще большему увеличению своего могущества. Ну как, собственно, и обычно…

Они постарались срастить новые возможности с уже имевшимися в их распоряжении достижениями науки и техники. Результатом стало появление так называемых «инфомагов», о которых Вакулов уже слышал от своего шефа. На счастье, или, быть может, на беду всего нашего мира, они так и не смогли поставить дело на столь широкую ногу, чтобы возглавить человечество. При всей своей привлекательности магия вовсе не была столь всеобъемлющим и всемогущим инструментом власти.

Да и волна спонтанных боевых столкновений между магами и немагами внесла свою кровавую лепту в ограничение этого процесса. Поистине чудом было то, что люди вообще сумели остановиться в полушаге от тотальной ядерной войны, к коей призывали наиболее яростные противники чародейства.

Произошедшие события отрезвили некоторых руководителей «инфомагов». Не выступая открыто против своих коллег, они начали всерьез задумываться над тем фактом, что внезапно обретенная мощь едва не стала их могильщиком. Воспоминания же о том, что до Эпидемии они и так были негласными вершителями судеб рода человеческого, по мановению мизинца которых приходили в движение грандиозные силы, падали и поднимались курсы акций транснациональных корпораций, начинались и заканчивались «локальные» войны и революции, — все это лишь вызывало у них приступ острого сожаления о прошлом. И страх перед оказавшимся вдруг таким неустойчивым и туманным будущим. Этих консерваторов совсем не прельщала мысль о мифическом всемогуществе, на поверку оказавшимся той самой морковкой, что вешают перед мордой бредущего в гору осла.

— Конкуренции испугались, — понимающе кивнул Вакулов, — оттерли их от руководящих постов, вот обида-то и взыграла, — Симон отчетливо скрипнул зубами, но сделал вид, что не слышал этого замечания, и продолжил свой рассказ.

В конце концов в чью-то светлую голову пришла мысль, сформулировать которую можно было всего одним предложением: «а нельзя ли отыграть все назад»? Пожертвовать некоторыми, без сомнений, привлекательными, аспектами волшебства, вернув все в исходное состояние. Или, говоря иными словами, взять, и изъять из мира его магическую составляющую? Материальные и технические средства в распоряжении приверженцев этой идеи были более чем значительные, решимость высокой — и работа закипела!

Правда, положение осложнялось тем, что не менее могущественная часть вчерашних мировых «серых кардиналов» и слышать не хотела о возврате к прежним временам, а идти на открытый конфликт было не просто не выгодно, а смертельно опасно — в междоусобной сваре могли сгинуть и те, и другие.

Именно поэтому работа по «переводу стрелок вселенских часов» велась в обстановке строжайшей секретности. Более того, стремясь полностью избежать утечки информации, основное ядро исследований было перенесено на борт орбитальной станции, парящей в миллионах километрах от Земли, строительство которой было негласно проспонсировано консерваторами еще десять лет назад. К тому же ряд опытов можно было провести только в условиях космоса, и станция пришлась заговорщикам как нельзя кстати. Официально же считалось, что она отправилась в исследовательский полет к Марсу, где была благополучно выведена на высокую орбиту и законсервирована. На самом же деле там спешно искали варианты изменения реальности.

Конечно, Симон не мог рассказать Ивану обо всех аспектах проводившихся работ, сославшись на ограниченность своих знаний в этой области, но подчеркнул, что отступать его начальникам было просто некуда — дело зашло настолько далеко, что даже потребовало принесения человеческих жертв! Правда, все они были добровольцами, но разве это что-то серьезно меняло?

— Не кисло вы, друзья, размахнулись! Ну а я-то здесь при чем? — задал Иван мучающий его вопрос, впрочем, догадываясь о возможном ответе и отчаянно мечтая, чтобы его догадка оказалась ошибочной.

Как бы не так!

— Ты и есть тот инструмент, что может помочь выполнить этот план, — хладнокровно пояснил колдун. — Предвосхищая следующий вопрос, скажу: я не знаю, каким образом это может быть выполнено. У каждого, как я уже говорил раньше, своя зона ответственности и свой допуск к информации.

— Но почему именно я?! — все еще не мог прийти в себя от столь шокирующей новости Вакулов.

— Сказать по правде, чистой воды случайность, — заверил его Симон, — проведенный в закрытых базах ДНК расширенный поиск, учитывающий психотип, физиологию, особенности восприятия или невосприятия магии и еще сотни медицинских показателей и характеристик, выбрал всего нескольких человек, одним из которых и оказался ты, Иван. Тут дело вот в чем — ты же был на службе в одном из самых элитных спецподразделений, поэтому показания с твоего организма и особенно мозга снимались неоднократно. Все они были занесены в информационную базу данных и как раз попали в круг поиска, что проходил и у нас, и у вас.

— Погоди-ка, — недоверчиво нахмурился капитан, — ты хочешь сказать, что руководство Службы как-то связано с этими твоими «инфомагами»? Вот уж ни в жизнь не поверю — Команда как раз и создавалась для борьбы с такими, как они!

— Государственные структуры и верхушка чародеев уже давно поддерживают негласные контакты, — терпеливо, словно неразумному ребенку, пояснил Симон, — иначе просто нельзя. Они обмениваются информацией, разрабатывают и реализуют на практике стратегию развития общества, дают по рукам наиболее радикальным группировкам как с одной, так и с другой стороны. И твоя бывшая Команда — один из инструментов этой политики, наравне со всемирно известной Резолюцией, просто не столь явный. А что ты хотел — чтобы вся эта ваша деятельность по «сокращению поголовья» колдунов была прерогативой только Службы? Ага, счас! Вас бы уже давно отыскали и превратили в горстку пепла! Наша верхушка зачастую сама просит твоих начальников убрать того или иного чересчур зарвавшегося чародея! Ну и наоборот, соответственно. Обычное же дело, человечество уж сколько тысяч лет по подобным законам живет! Да чего далеко ходить, вон хоть историю Второй мировой вспомни, точнее того, что к ней привело, и что предшествовало…

Вакулов угрюмо засопел, но промолчал. Не сказать, чтобы все услышанное явилось для него таким уж откровением — все же дураком он не был, и не раз размышлял над кое-какими моментиками. Но одно дело думать об этом самостоятельно, и совсем другое — получить нежданное подтверждение из уст того, кто являлся его если и не противником, то уж точно и не приятелем.

— Ну ладно, допустим. Тогда почему за мной охотились ты и твои коллеги? — сдаваясь, поинтересовался Иван.

— Для начала давай разберемся. Мы вовсе не охотились за тобой, а лишь пытались мягко контролировать все происходящее вокруг тебя, чтобы в случае успеха эксперимента воспользоваться твоей помощью — это правда. Мы даже подвели к тебе твоего давнего знакомого, Панова, надеясь, что он не вызовет у тебя никаких подозрений. Кстати, он был, мягко говоря, не в восторге снова вернуться в Россию из-за рубежа. Но это так, к слову…

36
{"b":"467","o":1}