ЛитМир - Электронная Библиотека

— Во зараза! — ругнулся Иван в сердцах на приятеля. Только теперь он вдруг понял, отчего Димка так возненавидел его тогда, на балконе. Он-то, поди, надеялся, что приятель не прошел тест на пригодность для опытов заговорщиков, и хотел свалить обратно в Европу, а тут на тебе — исполняй роль шпика и не чирикай!

— Я думаю, ты излишне к нему суров, — вступился за Пана маг, — он ведь не причинил тебе никакого вреда. Наоборот, он вовремя сообщил нам, что эксперимент проходит успешно, и твой мозг отозвался на излучение наших приборов.

— Это… это когда ж такое было? — ошарашенно спросил Вакулов.

— Вспомни о своих до ужаса реальных снах, где ты воевал в чужом теле, горел в танке, геройски погибал, — ответил колдун, — это как раз из этой серии. Видишь ли, в чем дело, капитан, — в силу некоторых сугубо физических факторов, наведение на интересующего человека возможно лишь через переживание им фантомной смерти. Это ведь, если так можно выразиться, пик выброса психической энергии, который подобен одновременно и маяку, и каналу для подключения. — Симон поморщился и виновато развел руки в стороны:

— Извини, я не слишком силен в технических деталях. У меня даже образование гуманитарное…

— Ладно, ври дальше, — с легкой угрозой (больше ради самоутверждения, нежели всерьез) сказал Иван.

Чародей обиделся:

— Я вовсе не вру. Может быть, не все могу или имею право объяснить до конца — это да, но не вру! Хотя ты, конечно, волен делать выводы сам. С твоего позволения я продолжу.

— Валяй!

— Так вот, в последнее время на ход наших работ стали оказывать влияние не самые положительные факторы. Ратующие за сохранение и развитие волшебства руководители «инфомагов» получили кое-какие данные о происходящем. Мы не знаем, откуда — то ли сработали их собственные сверхъестественные способности, то ли в наших рядах объявился предатель, но это, увы, произошло.

— Скорее всего, и то и другое, — глубокомысленно заметил опытный в таких вопросах капитан. — Чтобы при таком размахе операции — и до последнего в тени находиться? Не, так не бывает — всегда хоть что-нибудь, да просочится наружу!

— Может быть, — не стал с ним спорить колдун. — Тем не менее замечу, что наши противники так и не прознали обо всем до конца и вынуждены были идти на ощупь. К сожалению, им стало известно, что Панов должен курировать важного для нас человека, и они следили за ним и за всеми его контактами.

— Так вот, кто на меня в больничке наехал! — запоздало догадался Вакулов.

— И не только, — хмыкнул Симон, — еще и ночью в твоей квартире, и возле входа в ваше убежище. Они хотели захватить тебя, равно как и других людей, с которыми контактировал Панов, и попробовать получить от них ответы на вопросы. Просто они не учли, что за твоей спиной окажется Команда. А может, просто не захотели посвящать твое начальство во все нюансы этого дела, чтобы не давать им такого сильного козыря.

Строго говоря, я ведь тоже на этом сыграл, когда подсунул твоим шефам приманку из снайперов и группы наблюдения за твоей квартирой — мой план удался, они решили разузнать, что происходит. А как бы иначе я тебя из Приюта вытащил? Проводить полноценную атаку на ваш схрон я все равно не мог, а так мои ребята сказали на допросе то, что надо и, будьте любезны, тебя тут же отпустили «погулять»!

— Так это твоя работа? — просветлел Вакулов. — то-то я все голову ломал, как так легко из Приюта вышел! Ну ты и жук! Респект тебе и уважуха, чудодей! Хотя, согласен, красиво сработано…

— Не нужно сарказма, — покривился Симон, — через небольшой промежуток времени тебя бы спеленали и выдали нашим оппонентам на блюдечке с голубой каемочкой. Причем сделали бы это твои собственные коллеги. Пойми: одно дело дать нам доступ к личным делам своих сотрудников для поиска кандидата в неком секретном эксперименте — тем более что о наших разногласиях с основной частью «инфомагов» в твоей Службе не знали, и мы представляли для них единое целое, — и совсем другое — идти с ними на конфликт, когда раскроется истинная роль капитана Вакулова во всей этой истории. Государственным мужам тоже кое-что перепадает от чародеев, и многие из них уже успели уютно устроиться в новых реалиях и вовсе не жаждут перемен.

— Как ты сам верно заметил, — хладнокровно поправил его Иван, — могли бы и не выдать, а оставить у себя как рычаг давления на вас, мерлины хреновы.

— Тебе было бы от этого легче? — парировал Симон. Вакулов задумался. — Вот то-то и оно! — подытожил чародей. — Для нас ты важен как партнер, а для них ты или разменная монета, или смертельная угроза — в зависимости от того, в чьих руках окажешься.

— Ну-ну, — неопределенно сказал Иван, косо поглядывая на собеседника. — А скажи-ка, мил человек, какого ху… дожника, ты возле меня нарисовался, если эту роль Пан играть должен был?!

— Тебе ж Маргоша говорила, — устало пробормотал Симон, массируя веки кончиками пальцев, — на тебе повисло такое роскошное проклятье, что могло пустить все наши планы по ветру. Вот и пришлось вмешаться.

— А это проклятье тоже дело рук ваших, как ты их назвал, оппонентов?

— В том то и дело, что нет, — пристально взглянул на него колдун. — И вот это самое странное во всем происходящем! Я устал ломать голову над тем, кому ты мог так сильно помешать, что тебе не только основательно попортили ауру, но и пустили по следу эту мертвую тварь. Это ведь не банальный зомби, а подъятая по всем правилам живая-мертвая. И самое печальное, что она еще и кое-какими своими прижизненными магическими способностями обладает. А вот это уже серьезно — такой фокус только очень сильный маг провернуть в состоянии. У тебя, кстати, нет никаких мыслей на этот счет?

Вакулов задумчиво покачал головой. Нет, кое-какие наметки у него на самом деле имелись, естественно, но вот так с ходу взять и выложить все малознакомому чародею? Нет уж, дудки! Это еще бабушка надвое сказала, что вся рассказанная история на самом деле правдива, а не является частью хитроумного плана по уничтожению Службы и Команды. Короче, погодим пока…

Хотя, конечно, Иван не мог не признать очевидных фактов: выглядело все достаточно логично, вполне объясняя ряд странных событий, произошедших с ним за несколько минувших суток.

— Ну не хочешь говорить, не говори, — не особо искренне обиделся Симон, — твое дело. Но учти, что события уже понеслись во весь опор — то, что на меня ночью вышли с вопросом о тебе, может свидетельствовать только об одном: наши противники решили выступить в открытую. То ли узнали о происходящем гораздо больше, чем раньше, то ли просто решили подстраховаться и уничтожить непонятную угрозу в зародыше. Хорошо еще, что им неизвестно, кто из нас принадлежит к консерваторам, и они не догадываются о моей миссии. Официально-то я провожу курс лекций в вашем отделении Гильдии.

— Проблема на самом деле в другом, — медленно сказал Иван, поднимая глаза, — мои мама и сестра находятся под контролем Службы.

Симон грязно выругался.

— Да, о лучших заложниках и мечтать не приходится, — с тоской сказал он, отвернувшись к окну. — Я так понимаю, что предлагать тебе забыть о них не следует?

Вакулов длинно сплюнул прямо на ламинат и ничего не ответил.

Чародей над чем-то напряженно размышлял. Иван взял в руки кружку с кофе и тихо матернулся — напиток давно остыл. Колдун отвлеченно взмахнул рукой, и над кружкой мгновенно взвился парок. Иван сделал осторожный глоток. Горячо! Ишь ты, и от этих клоунов польза бывает. Клоуны… Что-то такое в подсознании бьется… Нет, не вспоминается никак.

— Есть одна идея, — очнулся от своих мыслей Симон. — Надо предложить руководству вашей Службы обмен — твои родные против какого-нибудь важного секретоносителя. Ты ведь знаешь какую-нибудь важную шишку?

Иван аж поперхнулся:

— Однако замашки у тебя! А с виду вполне пристойный человек… хоть и колдун!

Но голова его уже заработала, оценивая предложенную идею. Перед глазами, словно на экране монитора, пробегали изображения людей, подходивших под предложенные рамки.

37
{"b":"467","o":1}