ЛитМир - Электронная Библиотека

К счастью, до крайностей дело не дошло. Дорога оказалась скучной и несколько утомительной. Изредка останавливались и выходили «прогуляться» до ближайших кустиков, перекурить на воздухе, съесть дежурный бутерброд с чаем из термоса. Время от времени меняли друг друга за рулем. Словом, тишь да гладь — божья благодать! Ну прямо компания закадычных друзей, «дикарями» отправившихся на отдых к морю.

Под вечер на очередной стоянке Иван отошел за деревья придорожной лесопосадки и кольнул себе «якоря». Привалившись спиной к высоченной акации, он стоял, ожидая, пока спадет легкая пелена эйфории, привычная спутница препарата, и бездумно смотрел в темнеющее небо, на котором уже можно было рассмотреть первые звезды.

Внезапно рядом раздался хруст ломающейся ветки. Вакулов насторожился. Похоже, кто-то из его спутников шел к нему, вернее — за ним. Иван насупился, взвесив на руке верный «смерш»,[26] который он машинально достал из поясных ножен, и пошел на звук с твердым желанием высказать пару нелицеприятных слов тому, кто в очередной раз решил полюбопытствовать на действие «якоря».

Но на небольшой прогалине он неожиданно застал совсем иную картину. Маргоша стояла на коленях, лицом в ту сторону, откуда они приехали, и сосредоточенно вычерчивала небольшой стеклянной палочкой, переливающейся разноцветными искорками, на расчищенном от травы и листьев участке земли какую-то фигуру. Приглядевшись, капитан узнал многолучевую звезду, похожую очертаниями на звезды наградных орденов царского времени. Самое интересное, что это был уже не первый рисунок — рядом красовались еще два таких же, но они выглядели вполне законченными, и их линии потихоньку наливались мягким изумрудным свечением.

— Защита от зверя, — тихонько произнес кто-то за спиной Вакулова. Нет, капитан не бросился в красивом перекате в сторону, вырывая на лету из кобуры пистолет, а просто, не торопясь, обернулся — проигрывать тоже надо уметь, верно?

Вот же, блин! Иван, сказать по правде, ожидал увидеть Симона, ан нет — перед ним стоял Женя! Кто бы мог подумать — при знакомстве ни он, ни его напарник не произвели на Вакулова какого-то особого впечатления. Помнится, мысль тогда у Ивана мелькнула, что эти ребятишки сыграют в предстоящей операции роль наблюдателей или связников. Все же капитан не был новичком и был вполне в состоянии определить «доброго молодца по соплям» — на что-то большее эти пацаны, по его мнению, не тянули. По крайней мере, он так считал до этой минуты. Тем неприятнее было убедиться в обратном.

Ладно, выдохнули! А зарубочку в памяти надо бы поставить: где это таких бравых молодцев волшебнички готовят?

— От зверя?

— Ну да. Вопрос только в том, кого считать зверем, — все так же негромко объяснил Женя. — Давайте не будем ей мешать и отойдем, а?

Вакулов не возражал. Он был в курсе, что попытка сбить чародея с нужного настроя во время проведения обряда или ритуала могла закончиться весьма плачевно не только для самого волшебника, но и для того, кто выступит в роли «помехи». Исключение делалось для противодействия направленной лично против тебя волшбы — вот ее-то как раз надо было «гасить» любыми возможными способами, не давая ни в коем случае противнику завершить задуманное. Правда, всегда существовала возможность ошибки — а ну как не поймешь, что невинный с виду жест или слово таят для тебя смертельную опасность? Или, наоборот, «сотрешь» заговаривающего себе зубную боль колдуна, решив, что зверская гримаса на его лице — это признак угрозы в твой адрес?

Нет, все же нелюбовь Ивана к волшебству имела под собой веские основания!

Они отошли за деревья, не спеша направившись к стоящей на обочине машине. Женя шел молча, не изъявляя ровным счетом никакого желания что-либо объяснить, а Иван не спрашивал — нет, так нет. У вас свои тайны, у меня — свои. Симон уже стоял возле джипа, нетерпеливо поглядывая на часы. Саша меланхолично жевал бутерброд, сидя на подножке. Вакулов неожиданно почувствовал, что тоже не отказался бы сейчас «забросить что-нибудь в топку». Он запрыгнул в машину и полез в свою дорожную сумку, где у него были заныканы несколько бутербродов и термос с крепким сладким чаем.

Сквозь стекло капитану было видно, как Женя что-то рассказывает Симону, а тот, наклонившись к нему поближе, внимательно слушает, иногда утвердительно кивая. Саша тем временем закончил свой скромный ужин и поднялся на ноги, отряхивая крошки с ладоней. Помедлив с минуту, он забрался в салон, уселся рядом с Иваном и принялся задумчиво глядеть в окно.

Наконец, из лесопосадки вышла Маргоша. Девушка шла сгорбившись и слегка пошатываясь, словно работяга-грузчик после тяжелой смены. Симон, заметив ее, махнул рукой Жене, и они побежали навстречу. Следом из машины выпрыгнул и Саша.

Вакулов с интересом наблюдал за происходящим, но попыток помочь не предпринимал. Шли бы они все… лесом! И так уже по уши в дерьме из-за их дурацких игр оказался — параметры организма моего им, видишь ли, подошли! А теперь Катюха с мамой в заложниках. Настроение у капитана в очередной раз резко испортилось. Иван отвернулся.

Негромко скрипнула передняя дверь. В отражении стекла Иван увидел, как Симон осторожно укладывает Маргошу на сиденье. Похоже, она была без сознания. Но Вакулов не собирался помогать — еще чего! Сами играют во всемогущих чародеев, вот сами пускай и разбираются со своими проблемами.

Заранее внутренне ощетинившись, капитан ждал каких-нибудь упреков, но так и не дождался. Колдуны обошлись без его помощи — Симон негромко проговорил несколько заклинаний, одновременно водя ладонями над головой девушки, дождался, пока она слабо застонала, приходя в себя, и дал ей выпить из маленькой скляночки с непонятной темно-синей жидкостью.

Они постояли еще немного на шоссе, дожидаясь, пока Марго окончательно придет в себя, и отправились дальше. Симон гнал машину, судя по всему, не собираясь останавливаться на ночлег. Полутемный салон, подсвечиваемый лишь циферблатами приборов, ровное гудение мотора, молчание спутников — все это расслабляло, и Иван сам не заметил, как уснул.

Разбудил его Женя. Он аккуратно потряс капитана за плечо и молча махнул рукой, показывая, что пора выходить. Иван потер лицо и огляделся. Было уже светло — часов эдак шесть или семь утра. В приоткрытое окно пробивался свежий и немного прохладный утренний воздух. Где-то неподалеку равномерно шумели волны, и Вакулов понял, что они добрались до места назначения.

И действительно, джип стоял неподалеку от укрытого в высоченных камышах пирса, возле которого притулилась длинная моторная лодка, а его спутники уже деловито таскали на нее баулы и сумки со снаряжением. Исключением была Маргоша. Она оживленно о чем-то беседовала с невысоким крепким бородачом в серой штормовке. Вакулов резонно предположил, что это, скорее всего, капитан.

Сделав несколько разминочных упражнений, Иван подключился к работе. Вскоре они уже отошли от берега и после нескольких минут блужданий среди густых зарослей выскочили на открытую воду. Путь их лежал к стоящей на якоре шхуне. На борту их встретила загорелая до черноты девчушка лет пятнадцати в старенькой застиранной тельняшке, показавшая, куда лучше убрать (а точнее — спрятать) багаж. И все время, пока они таскали баулы, юная морячка беззлобно посмеивалась над неуклюжими движениями «сухопутных крыс» на ритмично покачивающейся палубе.

Вскоре нехитрый скарб был переправлен на судно и надежно укрыт от любопытных глаз. Шкипер придирчиво все проверил и, переговорив о чем-то с девочкой, жестом предложил всем спуститься вниз, в трюм. Девчонка с ними не пошла, оставшись наверху с Маргошей. В отсеке, провонявшем водорослями и рыбой, среди свернутых сетей и каких-то непонятных штуковин, оказался хитро замаскированный проход в небольшую комнатушку, где им и предстояло укрыться на время перехода. Здесь же стояли их баулы с припасами и одеждой, чему Вакулов искренне порадовался — хотелось немного привести себя в порядок и позавтракать.

вернуться

26

«Смерш» - название серии ножей разведчика (HP), использующихся, в частности, военнослужащими войск специального назначения

39
{"b":"467","o":1}