ЛитМир - Электронная Библиотека

— Располагайтесь, сейчас будем сниматься, — буднично сказал им рыбак и ушел, плотно прикрыв за собой дверцу. Иван отцепил от стены узкую лавку и уселся на нее. Чародеи расположились рядом.

Заревела и быстро стала стихать, удаляясь, моторка. Вакулов достал из сумки пластиковую бутыль с водой и, намочив платок, протер им лицо, а после прополоскал рот и сплюнул в небольшой иллюминатор, обнаружившийся при внимательном рассмотрении их убежища под самым потолком. Благо еще, что каморка была настолько низкой, что «под потолком» означало на высоте глаз. Негромко затарахтел двигатель, протяжно заскрипели доски, наверху что-то прокричал шкипер — и шхуна плавно тронулась с места. Поплыли. Или, как сказали бы моряки, «пошли».

Колдуны переговаривались о чем-то своем, склонившись головами друг к другу, но Иван не прислушивался. Он спокойно стрескал пару бутербродов, выпил чаю, убрал оставшуюся снедь обратно в сумку и достал из кармана куртки блокнот и ручку. Даже невзирая на то что его спутники уже продемонстрировали пару раз неплохую выучку, Вакулов все равно решил еще раз проверить по своим записям, сделанным еще в Москве, некоторые детали их действий. Он привычно отмечал для себя в уме те пункты плана, что были уже выполнены, и продумывал другие, те, что еще только предстояло пройти.

Симон, заметивший его манипуляции, прервал разговор с коллегами и пересел к Ивану.

— Что-то не так?

— А? Да нет, это я так, на всякий случай. Пробежимся еще раз по сигналам на случай обнаружения и схеме действий в этом случае?

Колдун согласно кивнул.

— Конечно. Ребята, — это уже к Саше и Жене, — двигайтесь поближе. Да, позовите кто-нибудь Марго, пусть тоже подойдет.

Женя вытянул губы трубочкой и длинно засвистел. Вакулов сначала не понял, что он делает — неужели и вправду рассчитывает, что его будет слышно на палубе через шум мотора и плеск волн? Или это шутка такая? Сам он предпочел бы просто прогуляться наверх, позвав ведьму обычным образом.

Но уже через пару минут в их каморке стало тесно — это Маргоша ворвалась в отсек, словно небольшой смерч. И куда только подевались ее бледность и слабость после ночной ворожбы! На лице играл румянец во всю щеку, задорная улыбка не сходила с чувственных алых губ, в глазах прыгали веселые искорки.

— Звали?

Иван крякнул. Все же «страшно далеки от простого народа» обладатели магического дара.

— Да, — невозмутимо сказал Симон, — вот Иван предложил еще раз обговорить кое-что, и я решил, что твое присутствие не будет лишним.

Маргоша разом поскучнела, зыркнула на Вакулова исподлобья, но промолчала и смирно села на лавке. Иван откашлялся и заговорил.

Инструктаж продлился примерно час. Они обговорили не только план действий на случай обнаружения пограничниками, но и функции каждого члена их маленькой команды при высадке на берег в точке назначения. Добраться туда они должны были примерно через сутки, так их заверил шкипер. Определение точного месторасположения и прием условного светового сигнала с берега от ожидающей их группы поддержки легли на ведьму, поскольку именно она пребывала на палубе. После этого Женя и Саша должны были сойти в воду и добраться до берега вплавь, проверить точку высадки и подать условленный знак на шхуну, вызвав остальных. Ведьма, правда, отвесила пару ехидных замечаний о паранойе у «некоторых бывших военных», но на нее, как это ни странно выглядело, дружно ополчились все другие маги. Иван тихо порадовался такому единодушию во взглядах и возможности не объяснять «некоторым шибко умным колдуньям», что лучше показаться — именно показаться! — трусом, но остаться в живых, чем умереть «героем» по собственной дурости. Вредная девчонка фыркнула и смирилась.

Дальнейшие шаги дружно решили пока не обсуждать — чего, мол, загадывать раньше времени? Да и зависели они не только от них, но и от того, насколько грамотно сработают те люди Симона, что должны встретить их на берегу. Вакулов искренне надеялся, что они не подведут. Когда «разбор полетов» завершился, Маргоша упорхнула наверх, а Женя и Саша устроились покемарить на тюках, что валялись в углу их небольшой каюты. Симон дымил в чуть приоткрытый иллюминатор, а Вакулов бездумно чертил что-то в блокноте.

Тем неожиданнее для них был порыв ледяного ветра, скользнувший внутрь их убежища и едва не сбивший при этом с ног колдуна. Ивана буквально подбросило на лавке, когда тугой воздушный кулак врезался ему в живот, вышибая дыхание. Густое зловоние шибануло в нос с такой силой, что капитана едва не вывернуло наизнанку.

— Найдуу-ууу-ссш! — свистяще проговорил-прошипел чей-то искаженный ненавистью голос, звучавший, казалось, из самой преисподней…

Глава 15

…Дежуривший на открытой веранде часовой цепко глянул на вышедшего из дома Ивана. Вакулов заметил, что воздух вокруг него слегка дрожит, и лучи солнца немного искривляются. Бросив взгляд на индикатор, вмонтированный в циферблат его обычных с виду часов, он привычно прикинул, сколько слоев защитного заклинания наброшено на часового, и уважительно присвистнул — выходило немало.

В свое время один из инструкторов, обучавший ребят из их Команды приемам снятия зачарованных наблюдателей, говаривал, что маг на посту подобен тому самому деду из народной загадки, что во сто шуб одет, и от которого обязательно прольешь слезы, когда будешь его «раздевать».[27] И самое главное при этом, чтобы слезы эти не стали кровавыми. Правда, после нескольких хитрых приемчиков, показанных бойцам, эта поговорка перестала быть для них особенно актуальной. Уж они-то могли не только «раздеть» противника, но и буквально вывернуть его наизнанку.

Иван неторопливо направился по дорожке, идущей вокруг дома. Сказать по правде, капитан просто хотел немного отдохнуть и перевести дух после напряженной ночи. Проведенной, конечно, не с Маргошей: ведьма-то как раз разве что не шипела на него подобно разъяренной кошке. Увы, ночь прошла совсем в иных «утехах», к утру вымотавших людей до предела. Сначала была непростая высадка на берег, затем интенсивный марш-бросок к месту дислокации, то бишь вот к этому самому особнячку, укрытому среди живописного то ли парка, то ли огромного сада.

Лениво разглядывая какие-то незнакомые южные деревья, Вакулов еще раз мысленно прокручивал наиболее важные, по его мнению, эпизоды морского перехода. Больше всего его занимала встреча со сторожевым катером, произошедшая перед самым рассветом, когда их шхуна уже подошла на расстояние прямой видимости берега и неспешно шла вдоль него, ожидая от принимающей стороны условленного сигнала.

Погранец выскочил из низко стелющегося по воде предутреннего тумана, как чертик из табакерки. Причем его капитан, по всей видимости, специально выключил двигатель или же скрыл его шум каким-то простеньким экранирующим заклинанием.

Так или иначе, но своей цели он достиг: выход у него получился весьма внезапным. Иван как раз курил у иллюминатора, пуская дым в слегка приотворенное окошко, когда низкий хищный силуэт, жадно шарящий копьем прожектора, вырос около шхуны. Секундой спустя металлический голос проорал в мегафон приказ остановиться.

— «Гриф-Т», — привычно определил класс катера Вакулов. — «Скорость 38 узлов, экипаж девять человек. А на прицеле мы сейчас у парочки „Утесов М“, двенадцать и семь десятых мэмэ которые! В общем, долбанет — мало не покажется! Разве что наш шкипер припас в рукаве парочку магических козырей, навроде усиленного „Кокона“ или „Сферы“. Хотя вряд ли местные погранцы дурнее его: наверняка их боеприпасы тоже имеют какую-нибудь усиливающую бяку»…

Стоп! Не о том думаешь, Вакулов! Потихоньку закрываем иллюминатор и прикрываем его маскировочной шторкой. Снаружи-то он стопудово замаскирован, не зря же Симон говорил, что владелец судна контрабандой балуется? Вот и не будем помогать вероятному противнику обнаружить наш схрон.

— Что там? — На этот раз к нему умудрился бесшумно подобраться Саша. Вакулов тихонько матюгнулся — ему категорически не нравился столь высокий уровень подготовки этих молодых боевых магов. И ладно, если бы это было разовым и случайным явлением, так ведь хренушки! Два раза подряд — это уже некоторая закономерность. Нет, так дело не пойдет, обязательно надо будет поглубже копнуть насчет прошлого этих ребятишек!..

вернуться

27

Речь идет о загадке: «Сидит дед, во сто шуб одет. Кто его раздевает, тот слезы проливает» (лук).

40
{"b":"467","o":1}