1
2
3
...
52
53
54
...
68

Однако в следующий миг думать ему стало некогда, поскольку он лицом к лицу столкнулся с кем-то из экипажа, как раз собиравшимся прикрыть дверь на время буксировки к посадочному терминалу. Поскольку убивать он никого пока не собирался, пришлось попросту врезать летчику в челюсть, отправляя в глубокий нокаут. Обернувшись к дверному проему, Вакулов, не слишком соображая, что делает, неожиданно рванул тяжелый люк, закрывая проход. Крутанув рукоять замка в сторону надписи «закр.», капитан перескочил через рухнувшее поперек прохода тело и рванул в кабину. О том, что происходит нечто экстраординарное, оба пилота поняли, лишь ощутив чуть повыше воротников форменных белых рубашек холодные лезвия боевых ножей.

— Вперед, рулите на взлетную… — с трудом восстанавливая сбитое бегом дыхание, скомандовал Иван. — На запросы не отвечать, взлетать немедленно, — и в подтверждение своих слов вдавил на пару миллиметров холодную сталь в податливую человеческую плоть.

— Запускайте движки — и вперед. Быстро! Повторяю — на связь не выходить.

Покрытый звукопоглощающей дорожкой дюралевый пол под ногами едва заметно вздрогнул: самолет пришел в движение. Становиться героями посмертно пилоты явно не собирались. Вакулов же вспомнил еще кое о чем:

— Ты командир экипажа? — лезвие ножа погрузилось еще на миллиметр. — Код от сейфа, быстро…

Получив требуемое, капитан, не сводя взгляда с макушек пилотов, отомкнул дверцу и переправил в карман девятимиллиметровую «гюрзу» — штатное оружие капитана любого авиалайнера. Хрен его знает, удалось ли оторваться от живой-мертвой, закрытая дверь ее вряд ли остановила, но оружие у него теперь есть.

Сделав шаг назад, Иван вновь приставил лезвия к пилотским шеям — так, на всякий случай. Самолет меж тем потихоньку набирал скорость, катясь по рулежке в сторону взлетно-посадочной полосы. Минуты три у них еще есть — пока диспетчеры на башне поймут, что борт «3327» выполняет некий нештатный маневр, пока попытаются с ним связаться, пока сообразят, что пора звонить в службу безопасности аэропорта… Нормально, они как раз начнут разбег. А пытаться остановить взлетающий лайнер — чистое безумие. Уж проще перехватить его в воздухе, подняв с местного аэродрома ПВО пару перехватчиков.

Но если это случится, он, капитан Иван Вакулов, просто переведет бортовую радиостанцию на известную ему частоту и открытым текстом вызовет шефа. В задницу все эти непонятные игры, в которых он давным-давно запутался! Надоело! Уж лучше прямой разговор с Ростиславычем и сырые застенки родного Приюта, чем всякие Симоны с дохлыми магинями-мужененавистницами, действующими в сговоре с полковниками госбезопасности!

Набрав взлетную скорость, Ан неспешно задрал нос, собираясь оторваться от полосы: пилоты четко выполняли полученные от капитана инструкции. Жить, проще говоря, хотели.

— Может… ххы… уберете? — прохрипел первый пилот, имея в виду по-прежнему прижатый к горлу нож — задумавшись, Вакулов все глубже вдавливал лезвие. Капитан поспешно ослабил нажим, позволяя летчику вдохнуть.

— И вправду, Ванюш, что ж ты так невежлив-то? — с нескрываемой укоризной в голосе спросила ведьма, протискиваясь в кабину. — Спрячь, что ль, железяки, а то прямо перед людьми неудобно.

Упыриха присела на подлокотник пилотского кресла и, протянув руку, безошибочно перещелкнула тумблер бортовой радиостанции на громкую связь. Эфир молчал.

— Понимаешь, Ванечка, я тут во время нашей с тобой посадки, — интонировав последнее слово, ведьма с усмешкой взглянула на капитана, — поставила небольшую иллюзию. И водитель буксировщика сейчас очень удивляется, отчего это он никак не может прицепить самолет к своей машинке. Морок продержится еще минут пять — как раз, чтобы наш бравый ас успел вывести самолет на — как там это у вас называется? Высотный эшелон, что ли, да? — Вот так-то, — она неожиданно коснулась мертвенно-бледной рукой лба второго пилота, и он тут же обмяк в кресле.

— Теперь все наши жизни только в ваших руках, — кисть ведьмы знакомым жестом скользнула по щеке насмерть перепуганного командира экипажа, — так что вы уж не подведите, ладно? Курс на Москву, и без всяких глупостей типа аварийного сброса топлива и необходимости дозаправки по пути, договорились? На радиозапросы не отвечайте, надо будет — мы с моим другом сами с ними поговорим. Все ясно? Вот и ладненько. Ну а пока… — ведьма сладко потянулась, будто подобное движение могло иметь хоть какое-то значение для ее мертвого тела:

— Ну а пока мы поговорим между собой, да, Ванюша? Ты ведь не против? Тогда пошли, — последнее слово прозвучало как приказ.

Подавив вздох, Вакулов спрятал ножи и безропотно последовал за покинувшей кабину ведьмой. Судьба, похоже, выкинула очередной финт, к которому он, увы, не был готов…

Глава 21

…Казалось бы, думать сейчас Ивану нужно было о чем-то действительно важном: о том, как перехитрить колдунью и сбросить с себя ее «поводок», к примеру. Ан нет, когда он вышел в салон, то первое, что пришло ему в голову, — это мысль о том, что, оказывается, и мертвым не чуждо желание комфорта! Упыриха устроилась в роскошном кресле за столом в небольшом семиместном отсеке для VIP-персон и глядела на капитана из-под опущенных век, напоминая при этом кошку, нашедшую, наконец, свое место в доме.

Вакулов удивленно хмыкнул и, пройдя дальше по салону, с интересом огляделся. До этого у него не было времени осмотреться внутри самолета, и сейчас капитан решил восполнить этот пробел. Похоже, им достался Ан с компоновкой для представительских нужд, в силу неведомых причин задействованный для перевозки обычной археологической экспедиции. Впереди, сразу за пилотской кабиной, располагались отдельные столики для важных персон, рядом с ними — небольшой гардероб и туалет. Количество обычных пассажирских кресел, отделенных от салона люкс, было сокращено до тридцати-сорока взамен обычных для самолетов этого типа семидесяти-восьмидесяти штук. Ну и еще несколько деталей вроде лазерных мониторов и спутниковых телефонов, что должны были скрасить пребывание в полете вельможных пассажиров, тоже ненавязчиво говорили об уровне оснащения доставшегося им лайнера. Багажный отсек повышенной вместимости располагался в самом хвосте, перед вторым санузлом и кухней, однако туда Вакулов не пошел, решив до поры до времени не злить ведьму.

Что ж, неплохо, полетим с комфортом. Капитан закончил озираться, плюхнулся в кресло напротив и нахально уставился на ведьму.

— Ну? И что ты хотела мне сказать?

Живая-мертвая не обратила на нарочитый вызов никакого внимания. Она была само спокойствие, деловитость и собранность. И где-то самую малость — кротость, ясное дело, обманчивая.

— Мне не хотелось бы умножать число своих врагов, — размеренно начала она, — их и так предостаточно. Я прекрасно понимаю, что друга из тебя мне не сделать, — Иван, собрался было вставить ехидное замечание, но натолкнулся на предостерегающий взгляд и передумал, — но мне это, собственно, и не нужно. Ты и так сделаешь все так, как я захочу — надеюсь, этот факт для тебя очевиден? Осуществить контроль даже над бывшим «карателем» для мага моего уровня несложно, равно как и удерживать попутно еще нескольких человек. Поэтому предлагаю относиться ко всему происходящему как к неприятной, чуточку унизительной, но все же временной обязанности. Просто не мешай мне, ладно? Как только я исполню задуманное, ты получишь свободу.

— Ага, и чемодан денег в придачу! — не вытерпел все-таки Вакулов. — Что ты мне по ушам ездишь? Где это видано, чтобы дохл… неживая ведьма с нашим братом договаривалась?! Вы ж нас при жизни терпеть не могли, а что говорить о том, как ты после смерти нас «любишь»? Тем более, судя по всему, я тебе нужен для какого-то вашего ублюдочного чудодейского ритуала, и ты хочешь, чтобы я лег под нож, улыбаясь да не рыпаясь?! Хрена тебе на лопате!

— Все? — скучающе осведомилась упыриха. — Истерика закончилась? Так вот, Ванечка, твоя прежняя служба мне абсолютно неинтересна. Гораздо важнее то, что на тебе замкнулось несколько очень важных ниточек. Здесь нет твоей вины или заслуги, просто так распорядилась судьба. Один не очень умный маг, — лицо колдуньи перекосилось гримасой гнева, она разъяренно зашипела, но тут же взяла себя в руки. Вакулов зачарованно наблюдал за тем, как втягиваются обратно удлинившиеся было ногти, — не нашел ничего более умного, как попытаться скрыться от меня. И сделал он это с твоей помощью, так что и достать я его могу только через тебя!

53
{"b":"467","o":1}