ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так, стоп, минуточку, — запротестовал Иван. — Я могу поклясться, что ни с какими магами, волшебниками, чародеями, колдунами я ни о чем таком не договаривался и до недавнего времени в ваших обрядах не участвовал!

— Правильно, — неожиданно легко согласилась ведьма. — Все было проделано таким образом, что ты этого просто не заметил.

— Ага, обдолбанный был! Дурь некачественная попалась.

— Да нет, как раз, наоборот — в тот момент ты не был защищен вашей специальной отравой, и скорее всего мой дражайший супруг именно этим и воспользовался. И ведь как красиво задумал, ублюдок, перенацелить «Лодку Харона» на постороннего человека! А уж то, что ты из «карателей», ему только на руку было — небось надеялся, что Служба своего, пусть и бывшего, сотрудника прикроет и я не смогу к тебе подобраться!

— Погоди, — совершенно ошалел Вакулов, — какой еще супруг, что за лодка?! Ни хрена я не понял! Поясни, а? — искренне попросил он.

— Какой же ты… бестолковый, — с жалостью глянула на него колдунья. — Хорошо, объясню еще проще. Мой муж раздобыл где-то формулу проведения обряда, позволяющего уйти из мира живых, но, как бы, гм, не до конца. Он сказал, что скоро возможен такой вариант, при котором вся нынешняя игра в волшебство закончится, и нам, мол, нужно поторопиться. Пожертвовать кое-какими мелочами, зато успеть стать и бессмертными, и по-прежнему остаться магами. И я сдуру согласилась! Так этот мерзавец перевел меня за грань и сам вскоре должен был последовать за мной. Но вместо этого подставился под твой нож! Не иначе как решил, что если умрет неправильно, то мы с ним уже никогда не встретимся. Так бы в принципе и произошло, если бы не одно «но» — твоя защита должна была погасить его действие, и тогда уже никто не смог бы ничего определить. Но ты по какому-то счастливому для меня стечению обстоятельств поймал на себя весь откат, и ваш хваленый «якорь» его не уничтожил.

— Погоди-погоди, — встрепенулся Вакулов. — Вспомнил! Артем Дмитриевич, точно! Это ж тот самый маг, что на меня в кабаке совершенно по-идиотски наехал. А я еще удивлялся, что это он туда без единого «сторожевика» завалился и так откровенно на конфликт пер? Во гад! Но постой, зачем ему нужно было, чтобы я его убил? От тебя он, насколько я понимаю, и так избавился, чего ему не жилось-то?

— Ну, положим, избавился он от меня не полностью, — хладнокровно заметила ведьма, — не такая я дура, чтобы до конца довериться своему благоверному. Он-то, поди, надеялся, что я из-за грани выбраться уже не смогу, а у меня получилось! Вот он и запаниковал — понял, что теперь я его с собой заберу, и сбежал, урод эдакий. И получилось, что я в этом мире зависла, и для того, чтобы уйти, мне надо закончить ранее начатый обряд. И раз уж он на тебя замкнулся, то ты его и завершишь. Вот и все, Ванечка…

Вакулов задумался. Отдельные отрывки произошедшего с ним стали понемногу складываться в единую картину, хотя Иван и подозревал, что упыриха вряд ли рассказала ему все. Да, собственно, он на это и не рассчитывал, зная извечную скрытность чудодеев в отношении всего так или иначе затрагивавшего потаенные пружины их ремесла. Но капитан понял самое главное — колдунье до зарезу нужно его сотрудничество. А рассказала она ему об этом потому, что действия Ивана скорее всего должны будут носить осознанный, свободный от чужого давления характер — многие ритуалы и обряды были очень жестко завязаны именно на этом условии. Вот теперь живая-мертвая и пыталась с ним договориться. Типа, по-доброму, без этого самого давления. Нет, но каков муженек-то у дамочки был! Это ж надо до такого додуматься — попытаться женушку на тот свет спровадить, а когда не вышло, уйти вроде бы туда же. Но уйти столь хитро, чтобы горящая жаждой праведной мести благоверная его никак достать не смогла! Даже жалко его где-то — надо ж было таким подкаблучником быть! Кстати, а ведь не так прост был усопший чудодей: теперь-то понятно, на кой он с собой купленных патрульных приволок. Застав Ивана над трупом убитого мага, они должны были капитана прямо на месте грохнуть — и тогда все концы, как говорится, ушли бы в воду.

— Стоп! А расскажи-ка мне, дорогая, как ты на меня вышла? — спохватился капитан. — Проклятье проклятьем, но, насколько я знаю, чтобы точно запеленговать и вести носителя, нужно как минимум либо знать его в лицо, либо иметь у себя какой-нибудь предмет или вещь, побывавшие в его руках?

Ведьма пренебрежительно фыркнула:

— Точку Перехода вычислить было несложно, а все остальное? Поверь, я очень хорошо опрашивала всех, кто был тогда в этой забегаловке!

— Так это ты их замочила?! — дошло наконец и до Вакулова.

Колдунья внезапно напряглась и уставилась невидящим взглядом куда-то поверх головы Ивана. Черты лица ее заострились, кожа натянулась и пожелтела, глубокие черные тени провалами залегли вокруг мгновенно ввалившихся глаз.

— Что происходит? — встревожился капитан, подскакивая на месте и изготавливаясь к драке. И тут же матюгнулся про себя — ты смотри, как упыриха его к себе привязала! Еще и не случилось ничего, а он уже готов крушить и убивать по первому ее приказанию!

Но живая-мертвая не утруждала себя долгими объяснениями. Она просто оказалась вдруг рядом с Вакуловым и повисла на шее, впиваясь долгим жадным поцелуем в его губы. Иван, у которого от неожиданности перехватило дыхание, а в голове все перемешалось и замельтешило, словно от долгого кружения на карусели, сначала ничего не понял. Зато когда он въехал, с кем целуется, его едва не вывернуло наизнанку. Лобызаться с ожившим трупом!

Капитан, замычав нечто нецензурное, попытался сбросить ведьму, но куда там — она прилепилась к нему всем телом, будто гигантский клещ или пиявка к своей несчастной жертве. Вакулов чувствовал, как мертвецкий холод медленно ползет по лицу, заставляя окаменеть все мышцы, как немеют руки и постепенно начинают подкашиваться ноги, как все медленнее стучит сердце…

Но все это он воспринимал отстраненно, будто со стороны. Так, словно все происходило уже не с ним, а с каким-то другим крепышом в камуфляжной форме, застывшим столбом посреди салона стремительно несущегося в облаках самолета. По обшивке которого быстро прокатываются странные воздушные волны режущего глаз света, издающие пронзительный, на границе восприятия, визг. А чуть поодаль проносятся хищные стремительные тени, похожие на атакующих акул.

Иван вряд ли мог с уверенностью сказать, сколько все это продолжалось, просто в какой-то момент он вдруг осознал, что снова сидит в кресле и тупо пялится на одноразовый пластиковый стакан с чем-то алкогольным в руке. Колдунья же, уже в прежнем своем облике, преспокойно развалилась напротив и бесстыже подмаргивает ему, кривя в нахальной усмешке тонкие бескровные губы.

— А ты хорошо целуешься, мне понравилось! — Ведьма одобрительно подмигнула Вакулову. — Надо будет как-нибудь повторить.

Капитана передернуло от омерзения. Он залпом, не чувствуя вкуса, хватанул содержимое стаканчика и судорожно начал шарить взглядом по столу, ища бутылку — этой дозы ему было маловато. Хотелось не только срочно прополоскать рот, избавившись от, казалось, намертво въевшегося привкуса ладана и разложения, но и унять спазм, что скрутил его желудок. И самое главное — хоть немного разогнать холод внутри.

— Ну же, Ванечка, не корчи из себя обиженного, — капризно надула губы живая-мертвая, — неужели я так уж плоха? Вроде бы до тебя никто на мои ласки не жаловался? Не могла же я ни с того ни с сего потерять квалификацию?!

— Зачем?! — Прохрипел Иван, отрываясь от горлышка White Horse. Он все-таки нашел бутылку на полу, рядом с ножкой стола, и надолго приник к ней, ухитрившись за раз почти ополовинить ее.

— Так. Было. Надо, — отрубила ведьма. — Мне нужно было отделаться от систем ПВО, а я так с тобой заболталась, что они выпустили по нам парочку ракет. Так что ты еще легко отделался — а мог бы сейчас свободно парить, пытаясь притвориться птицей и срочно научиться летать. Это если бы тебя не разнесло взрывом в клочья. А так я всего лишь взяла у тебя немного жизненной силы, твоего страха перед смертью — вот и все. Согласись, тебе куда меньше бы понравилось, воспользуйся я твоей кровью или вовсе посмертными эманациями? Собственно, чего ты так истерикуешь? Все же хорошо закончилось, и мы уже недалеко от Москвы…

54
{"b":"467","o":1}