ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты знала? — ошарашенно пробормотал капитан, выкладывая на стол «гюрзу». — А почему знала, что из него… ну, то, что сказала? Про двоих убитых?

— Смердит, — кратко и непонятно прокомментировала ведьма, явно не собираясь давать никаких пояснений. — Ну что, пора послушать, что там нам встречающие поют?

— Что? — не понял Вакулов.

Ведьма недовольно поморщилась, дернув бледным подбородком в сторону притопленного в стену терминала связи — навороченного прибора, сочетающего в себе и функцию бортовой радиостанции, и внутреннюю связь, и спутниковый телефон, и даже беспроводной выход во Всемирную сеть.

Капитан кивнул и, поднявшись из кресла, подошел к стене. Несколько секунд изучал устройство прибора — точнее, его интерфейс, затем уверенно переключил хитрый «девайс» в режим радиостанции. Небольшой динамик громкой связи тут же заполнил пространство VIP-салона истинно командным голосом:

— …вязь капитана Ивана Вакулова. Повторяю: вызываю на связь капитана Ивана Вакулова…

Иван беспомощно взглянул на ведьму, будто ожидая от нее совета. Живая-мертвая пожала плечами:

— Ну поговори, что ли? Ишь как глотку-то дерет, служивый…

Иван смущенно откашлялся («и что это я?!») и переключил связь на передачу:

— Капитан Вакулов слушает…

Глава 23

…Несколько секунд эфир молчал, словно не ожидав от «вызываемого абонента» подобной оперативности, затем тот же голос уточнил:

— Вы — капитан Иван Вакулов?

Проглотив готовую сорваться с языка колкость, Иван сообщил, что он — это именно он. Ведьма противно хихикнула за спиной.

— В таком случае с вами хотят поговорить. Подождите, я передам трубку.

Вакулов пожал плечами и, сделав полшага в сторону, выглянул в иллюминатор, разглядывая прячущихся за броней бэтээров бойцов. Глухие титановые шлемы, закрывающие не только голову, но и лица, бронежилеты высшего класса защиты, явно не общеармейское спецоружие в руках. И неброский «городской» камуфляж, особенно любимый спецназом ФСБ, внутренних войск… или его бывшей Командой. Впрочем, это-то как раз и понятно: блокировали аэродром армейцы, на дальних подступах тоже наверняка стоят их войска, а вот на самом летном поле командует госбез. Интересно другое: уж больно много «смежных» силовых структур вовлечено в операцию «поймай Вакулова» — как минимум контрразведка, армия, внутренние войска и — куда ж без нее? — родная Служба. Ох, не нравится ему это! У семи нянек дитя, как известно… Как бы не грохнули его под шумок, чтобы «соседям» не достался! Хотя, вряд ли, зачем тогда весь этот карнавал? Слишком сложно.

— Привет, беглец. — отрывая Вакулова от воспоминаний, раздался в динамике знакомый, чуть хрипловатый голос. — Не надоело еще бегать-то? Сказал бы мне, что «на юга» хочешь дернуть, я б тебе отпуск дал, даже с официальными отпускными и премией за безукоризненную службу.

— Все хохмите, шеф? — полушутливо хмыкнул Вакулов. — А, ну да, здрасьте и вам. Только вот про «юга» не надо, хрен бы отпустили. Знаю я вас, — неожиданно сменив тон, он рявкнул в трубку:

— Ростиславыч, с моими все в порядке? Вижу, что тут за игры пошли, не совсем дурак, но если с ними хоть что-то случилось, не будет у нас разговора! Спалю нахрен этот сундук вместе с собой, горючего хватит!..

— Не шуми, Вакулов, — устало буркнул шеф — Если бы знал, сколько на меня за эти дни орало, и на скольких я орал, ты бы тоже горло не драл. Все с ними в порядке, как договоримся, скажу номер, сам позвонишь и спросишь. Да и вообще — признаю, глупая была идея. Я должен был твою реакцию просчитать, да только вот в те дни такой цейтнот начался, что ни думать, ни просчитывать уже некогда было. Извини. Ну так что, поговорим?

— О чем? — мрачно осведомился капитан, опускаясь в кресло с трубкой в руке. — Предложите сдаться?

— Предложу, — не стал спорить шеф, — а ты, как водится в дурных боевиках, откажешься, начнешь выдвигать требования, спорить…

— …а вы под шумок будете готовить штурм и продумывать, как лучше забросать самолет какой-нибудь снотворно-парализующей гадостью и проникнуть внутрь… — в тон ему докончил капитан. — Может, обойдемся без этой части?

— Согласен, — с облегчением в голосе согласился собеседник. — Могу даже штурмовую группу подальше отослать, чтоб ты сомневался меньше, — Вакулов услышал в трубке какой-то шум, словно Георгий Ростиславович вдруг отвлекся и прикрыл микрофон ладонью, выслушивая чей-то торопливый доклад. Угадал:

— Слушай, капитан, ты в курсе, что твои заложники смылись?

— Вы про пилотов, что ли? Так я их сам отпустил. Небось, и люк за собой не закрыли, олухи.

— Про них, — с каким-то странным выражением в голосе ответил шеф. — Слушай, Вакулов, а что ты какой-то, гм, сильно уверенный? Я что, слишком многого не знаю?

— Ага, многого. Но все же куда меньше, чем не знаю я. А про люк забудьте, через него никто в самолет не пролезет. Уж поверьте… — Вакулов тоже умел интонировать нужные слова. Договорив, он искоса взглянул на ведьму, немедленно показавшую ему кулак: «мол, не треплись особо». Кивнул.

— Гм… ну ладно, — шеф помолчал. — А… я ее знаю? Кто она такая?

Живая-мертвая презрительно фыркнула и, легко поднявшись на ноги, прошествовала прочь из салона: не то пошла готовиться к своему магическому «прорыву», не то решила испытать Вакулова на моральную устойчивость, заодно, ясное дело, подслушав, что именно он станет говорить шефу.

— Шеф, я по громкой связи разговариваю, так что давайте без подобных вопросов. Тем более что…

— Да ответь ты ему, Ванечка, иначе ведь не отстанет, — донеслось из пассажирского салона. — Я серьезно! Про меня можешь рассказать, только без лишних подробностей, ладно?

Капитан в очередной раз вздохнул и вкратце обрисовал шефу, кто такая его спутница и зачем он ей нужен.

Шеф выслушал молча, однако Ивану казалось, будто он слышит, как скрипят его стираемые в пыль зубы. Похоже, ведьму он заранее просчитать не сумел и она оказалась для него весьма неприятным сюрпризом…

— А скажи-ка, друг сердешный, — прорезался, наконец, Ростиславович. — профессора ты со своей новой подружкой зачем упокоил?

Шах и мат! Вакулов отнюдь не был новичком в подобных играх и сразу же понял, что к чему. Маги, судя по словам шефа, нашли Михрова раньше охраны института и поступили, гм, несколько иначе, чем предполагалось ранее. Точнее, чем обсуждалось с Вакуловым. Вопрос только — на хрена? На кой он им сдался, этот профессор? Впрочем, погодите-ка… ну, точно! Это ж надо быть таким идиотом! Иван даже застонал от бессильной злости. Как же до него сразу-то не дошло — кандидатуру ученого в качестве подходящей фигуры для обмена ему предложил кто? Правильно, чародей. А значит, под предлогом гипотетической помощи капитану маги просто решили какую-то свою проблему, только и всего. И помог им в этом не кто иной, как нынешний козел отпущения капитан Вакулов.

Иван Викторович, который!..

Магиня, неслышно появилась возле замершего Вакулова, внимательно на него посмотрела и сочувственно потрепала по плечу — смирись, мол. Этот раунд, увы, не за тобой.

— Судя по твоему затянувшемуся молчанию, — снова возник в эфире шеф, — я склонен сделать вывод, что тебя разыграли втемную? Что ж, это не новость — я предполагал нечто подобное, когда ты так внезапно, — голос Ростиславовича сделался ядовитым, — покинул Приют. У друзей, родственников или случайных знакомых ты не смог бы так хорошо от нас укрыться, и я предположил, что здесь не обошлось без чародеев. И ведь чувствовал же, что не просто так они тебя пригрели! Не мог только, старый дурак, подумать, что они впутают тебя в настолько грязную историю! Ты хоть знаешь, что за человек был этот профессор? Нет? Ну так я тебе расскажу, — ведьма при этих словах снисходительно улыбнулась и вновь покинула салон, и капитан внезапно понял, что она в курсе всего происходящего.

58
{"b":"467","o":1}