ЛитМир - Электронная Библиотека

— Короче, — прервал его невеселые размышления Георгий Ростиславович, — времени у нас немного. На меня со всех сторон давят, чтобы я предоставил единственного и неповторимого подключенного к программе Михрова оператора очень большим людям. Самым большим, Ваня — это чтобы ты лучше меня понял. И их совершенно не волнует желание одной не до конца умершей волшебницы поквитаться со своим муженьком с помощью этого самого оператора. Не буду играть с тобой в дурацкие игры, капитан: мне отдан приказ о штурме. Я понимаю, что твоей подружке этот вариант не подходит, но сделать что-либо не в состоянии! Ты сейчас в ее руках марионетка, поэтому пускай решает сама, у нее пять минут. До связи! — в динамике щелкнуло, и связь прервалась. Вакулов откинулся в кресле и устало потер виски. Незаметно вернувшаяся в VIP-салон живая-мертвая сидела напротив, о чем-то напряженно размышляя. Ивану совершенно некстати подумалось, что сейчас она как никогда похожа на обычную женщину, решающую вполне обыденные проблемы — как дотянуть до получки, вразумить мужа или разобраться с сыночком-оболтусом.

— Вот еще! — презрительно фыркнула ведьма. Похоже, для нее мысли Вакулова все-таки не были тайной за семью печатями. — А супруга разлюбезного я действительно вразумлю!

Она угрожающе оскалилась. Лицо ее мгновенно стало настолько отталкивающим и неживым, что даже идиот сразу бы понял — это существо принадлежит совсем другому миру.

— А шеф твой рановато ультиматумы ставить начал, ой рановато, Ванечка! У меня для него такой сюрпризец имеется, что аж самой не терпится посмотреть, как он ему понравится, — сухой, каркающий смех ледяным крошевом пронесся по салону, и капитан, невольно вздрогнув, понял, что ведьма и в самом деле чему-то сильно рада. На свой лад, конечно!

Глава 24

С чего все началось, Вакулов, к стыду своему, даже не заметил. Прогавил. Просто в какой-то момент капитан неожиданно понял: что-то пошло не так, как планировалось — и им самим, и шефом, и хрен-знает-кем-еще-из-заинтересованных-лиц. Просто стоящий напротив иллюминатора бэтээр вдруг вздыбился словно распираемой изнутри яростной силой и разлетелся в стороны огненными брызгами. Приплюснутый блин башни, нелепо взмахнув стволом скорострельной пушки, улетел куда-то в сторону, а корпус попросту превратился в ярко-малиновое озерцо расплавленного металла, словно над ним пыхнула жаром махонькая термоядерная бомбочка.

Иван отпрянул в сторону, запоздало понимая, что ему вряд ли что-либо грозит: в ход наверняка пошла магия, и весьма мощная. Технологическими боевыми средствами подобного эффекта вряд ли можно добиться, разве что пульнуть по БТРу рентгеновским лазером с орбитального спутника системы ПРО. Последний из которых благополучно сгорел в атмосфере под восторженные вопли журналистов еще в 2017-м…

И — понеслось. Снаружи грохотнули первые очереди, тут же потонувшие в басовитом гудении бэтээровских пушек, гулко бабахнул первый взрыв, с легкостью прошивая дюраль обшивки, по салону горохом протарахтели пули… Вакулов заученно грохнулся на пол. Кто бы с кем там ни воевал, Иван сильно подозревал, что это — как раз то, что голливудский Рэмбо еще в далеком двадцатом веке назвал «не моя война». То есть не его, не Вакулова, в смысле.

Самолет вздрогнул, сотрясаемый не то магической, не то обычной ударной волной. Ого! Это уже серьезно, может быть, даже очень. Хрен с тем, что непонятно, кто с кем воюет, но попасть под раздачу не хотелось бы. Очень бы не хотелось! Пожалуй, можно даже сказать «категорически»!

Впрочем, радиотелефон молчал, хотя данные шефом пять минут явно прошли, и капитан счел за лучшее переместиться в узкое пространство между креслами. Как говорит давняя армейская мудрость, подальше от начальства, поближе к… ведьме. Живая-мертвая с усмешкой глядела на Вакулова из своего кресла: укрыться она даже не подумала.

— А вот и твои недавние друзья пожаловали. Семен… то бишь, прости, «Симон», и эта сучка, как там ее, Маргоша, что ли? Ведьма, блин, тоже мне. Нимфетка доморощенная с волшебной палочкой в одном месте…

Несмотря на то что Вакулов не испытывал к Маргоше никаких особых чувств, кроме острого желания «засадить по самые гланды, чтобы меньше выпендривалась», последняя фраза его отчего-то покоробила. Хотя бы потому, что помянутая Марго была живой. В отличие от некоторых. А некрофилией он пока что еще не страдал…

— В смысле?

— В смысле, что господа живые маги решили отнять у мертвой коллеги кое-что, ей принадлежащее. Временно, Ванечка, временно принадлежащее, — неискренне «поправилась» ведьма. — Короче, обрисовываю тебе перспективу, любовничек: шефу ты позарез нужен живой — это ты и сам, надеюсь, понял. А вот Симону с компанией — очень даже наоборот: живой ты им, как амулет-«минусовка» в заднице. А мне…

— А тебе? — не выдержал отмеренной ведьмой паузы Вакулов.

— А мне ты тоже нужен живой. Если помнишь, исключительно для того, чтобы кое-кто мертвый не слишком раздувал щеки. Короче, Вакулов, давай-ка сматываться. У меня, в принципе, все готово. Да и посмертной силы теперь — что песка в пустыне…

Несколько секунд капитан откровенно хлопал глазами, затем до него все-таки дошло:

— Погоди, то есть ты…

— Дала знать одним твоим друзьям, что ты в лапах других твоих друзей, — нетерпеливо ответила живая-мертвая. — А как, по-твоему, я должна была отвлечь от тебя шефа, заодно получив достаточно посмертной силы для своих целей? Даже нет, Ваня, не силы, как таковой — ее-то здесь как раз предостаточно — мне нужно было разбудить ее. И свежая кровь для этого — самое то. Это, ну, как детонатор для гранаты, что ли. Ясно теперь? Нет вопросов? Тогда вставай, и пошли…

— Ну ты и… — едва ли не с восхищением протянул Вакулов, тем не менее идя вслед за ведьмой. Против ожидания спина живой-мертвой едва заметно вздрогнула:

— А ты не суди, Ванюш, не суди. Побывай за чертой, а уж потом слова говори. Впрочем, знаешь, я хоть по своему положению и обязана проклятья поганым ртом изрыгать, там тебе побывать не желаю. Помер — и помер, свет в конце тоннеля — и другой мир. А вот зависнуть, как я? Нет, Ваня, не желаю. Наверное, целовался ты хорошо, оттого и не желаю, — взглянув в очередной раз на ошарашенное лицо капитана, ведьма криво усмехнулась:

— Пошли уж, все одно ж ничего дельного не надумаешь, мыслитель! Срок придет, сам поймешь, о чем дохлая сука трепалась…

Ведьма, как и сам Вакулов, и его шеф, тоже неплохо умела расставлять акценты.

И пусть ничего более глупого и придумать было нельзя, капитану внезапно стало стыдно. Просто по-человечески стыдно. Впрочем, в следующий миг он уже позабыл про свой стыд, завороженный удивительным зрелищем. Пока он разговаривал с шефом, ведьма, оказывается, времени зря не теряла, готовя им путь к отступлению. И хотя Вакулов, конечно, знал, что наиболее сложная волшба часто сопровождается начертанием магических фигур-накопителей, увиденное просто вогнало его в ступор.

Нет, ведьма не просто начертила на полу многолучевую звезду (да и не смогла б этого сделать из-за кресел) — она повесила магическую фигуру прямо в воздухе! Светящиеся неярким зеленоватым светом идеально-ровные линии свободно проходили сквозь спинки и подлокотники кресел, пересекая пространство салона от борта до борта и от пола до потолка. Но главным было не это: вычерченная ведьмой звезда была не привычно-плоской, а трехмерной! Объемной! Живой…

— Нравится? — со вполне человеческой гордостью в голосе спросила упыриха. — Мое ноу-хау, между прочим. А знаешь, что самое интересное? Трехмерная звезда накапливает ровно в десять раз больше силы, чем двухмерная! Соответственно и мощность заклинания потенцируется прямо пропорцион…

Она не договорила. Самолет внезапно подпрыгнул, будто на миг возомнив себя палубным истребителем с вертикальным взлетом, и вздрогнул от тяжелого удара. За спиной, там, где только что был VIP-салон, разверзлась огненная бездна. Ударная волна смяла переборку и, дохнув жаром, швырнула Вакулова и ведьму на пол. Магическая звезда качнулась в сторону, наполовину погрузившись в борт, и осыпалась вниз мириадами невесомых зеленоватых пылинок, гаснущих, не долетев до пола.

60
{"b":"467","o":1}