ЛитМир - Электронная Библиотека

— И здесь ошибка, да? — удрученный голос Пана прервал его размышления. — А я так старался! На сигаретах прокололся, надо же… Даже обидно!..

Иван вздрогнул и резко повернулся к приятелю. К приятелю?!! Димкины черты поплыли, стали мягкими, будто тающий воск, а им на смену начали приходить… ну, конечно! Кто же еще это мог быть?! Все тот же «веселый» клоун! Или, если говорить правильно, «виртуальный терминал михровской программы». Тоже мне, создатель реальностей, твою в качель!..

Фантом сидел, понурившись, и молчал. Вид у него был словно у побитого пса — Вакулову даже на какую-то долю секунды стало его немного жаль, но он тут же решительно прогнал прочь это чувство:

— Ну и за каким, извиняюсь, хером ты все это устроил? — как можно более ядовито поинтересовался он. — Может быть, я просил тебя о помощи? Умолял? Стоял на коленях? Взывал к небесам и слезно просил вмешаться «бога из машины» в мою никчемную жизнь? Объяснишь ты, наконец?! — рявкнул капитан, будучи не в силах больше сдерживаться. Если бы это было возможно, то Иван с удовольствием свернул бы гаденышу шею, но отчего-то у него была твердая уверенность, что тому это вряд ли навредит. Хотя бы потому, что оная шея — всего лишь набор символов двоичного — ну или как он там называется? — кода…

Клоун долго молчал, разглядывая носки своих шутовских туфель. Вакулов даже решил, что ответа уже не будет, когда фантом заговорил:

— Мне сложно тебе это объяснить, Иван, но мой… отец, наверное, и в самом деле был гением. Он сумел придать мне некоторые черты, делавшие меня похожим на вас, людей. Мне доступно чувство обиды, жалости, разочарования, я могу плакать или смеяться… А еще мне знакомо одиночество. Да-да, не улыбайся так скептически, поверь, я знаю, о чем говорю! Тебе даже в самом страшном кошмаре не привидится, каково это — быть одному не какие-то жалкие дни, часы, минуты, а настоящую вечность! Подумай, насколько может разниться течение времени для тебя и для меня; сколько всего можешь уместить в долю секунды ты, а сколько — я; сколько жизней успеешь прожить за этот ничтожно малый миг!..

— Сейчас заплачу! По делу говори, файловое недоразумение!

Фантом снова поник.

— Я просто не хотел остаться один, — пробормотал он едва слышно и отвернулся.

— Значит так, — твердо сказал Иван, — меня мало волнует, как ты все это, — он взмахнул рукой, указывая на окружавшую их псевдореальность, — делаешь, но я хочу вернуться в СВОЙ мир! Немедленно! Сейчас!!!

Клоун встрепенулся.

— Подожди, Иван, ты же там погибнешь! А здесь мы будем жить вечно, я ведь могу исполнить любое твое желание, создать для тебя кого угодно, только скажи! Хочешь — твоих родных, хочешь — друзей, любимую девушку… только прикажи! Не нравится Москва, так в мою память заложены данные по многим другим городам мира, а также по самым прекрасным местам планеты. Пляжи, горы, озера, моря — все, что пожелаешь! Знаешь, как сложно мне было создать этот мир таким, каким он стал бы, не случись Эпидемии. Но я сделал это. Для тебя! Я всесилен, Иван!..

— Сейчас же, — медленно повторил Вакулов, вставая с лавочки. Фантом подскочил к нему, ко нарвался на полный ярости и гнева взгляд, — и отшатнулся.

— Псих, — неверяще прошептал он. — Даже нет, не псих, настоящий идиот! Ты что, русский язык не понимаешь? Убьют там тебя, тупо грохнут! Пойми, это не предположение, я на самом деле это знаю! И все — ничего уже не будет, ты же не маг, в посмертие не уйдешь! Неужели не доходит?! Ты там один остался! Нет уже твоей драгоценной дохлой ведьмочки, и Маргоши тоже нет! А она ведь любила тебя, урод, любила, понимаешь? А Симон просто убьет тебя — и на этом все и закончится. И шеф не поможет. Я ведь уже возвращал тебя туда — и чем это закончилось, а, чем?..

— Завязывай с лирикой, не в театре, — скучающе посоветовал ему Иван. — Да, одежку мою верни и оружие.

— А я и не брал, — истерично захохотал клоун. — Не дошло, что ли, до сих пор: здесь все нематериально, и ты в том числе? Ну да ничего, сейчас почувствуешь разницу! И, кстати, электронная почта — та-акое ненадежное средство связи! Не все письма доходят, Вакулов, не все!.. — он наклонился и взялся обеими руками за асфальт словно за ковровую дорожку. Поднатужился, рванул и… мир вздрогнул, что-то треснуло, зашелестело, в лицо Ивану ударил пронзительный порыв ветра, а затем реальность начала съезжать к ногам фантома, который перебирал руками так, будто тащил нечто тяжелое или сворачивал гигантский клубок.

— Мое — дойдет! — рявкнул Иван, верно истолковав сказанное клоуном напоследок. — Слышишь, мать твою: МОЕ ДОЙДЕТ!..

Ответа он не расслышал: привычная с детства картинка родного дворика сминалась, как старый газетный лист, а за ним постепенно становился виден совсем другой пейзаж.

Сначала показались клубы черного дыма над окружавшими аэродром верхушками деревьев, затем до капитана донесся тяжелый запах горящей солярки, раскаленного металла и — уж этот «аромат» ни с чем невозможно было бы спутать — человеческой плоти. Стали видны горящие бэтээры, расстрелянные спецназовцы между ними, тело ведьмы, смятый колесами многотонной машины горящий автомобиль, распластавшаяся на земле мертвая Маргоша — лицо повернуто в сторону капитана, остекленевшие глаза смотрят ему прямо в лицо…

А вон и уже успевший отойти в сторону Симон, и двое его «шестерок», испуганно глядящих в его сторону округлившимися, как минимум в половину бледных, точно мел, лиц, глазами. Надо бы воспользоваться моментом и шарахнуть по ним, пока не опомнились. Впрочем, будет ли это иметь хоть какой-то смысл? Да и из чего, собственно, «шарахать», из пистолета, что ли?

Иван улыбнулся своим мыслям, привычно одернул полы куртки, совершенно не удивившись ее неожиданному появлению, и, потянув из-за ремня пистолет, шагнул вперед, неловко улыбаясь окровавленным ртом…

68
{"b":"467","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Нексус
1356. Великая битва
Английский пациент
Укрощение строптивой
Влюбленный граф
Темнотропье
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Психология влияния
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать