ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, – сказал Старк. – Я знаю. Северные Псы.

Тень пробежала по лицу Геррит. Она вздрогнула.

– Что случилось? – спросил Старк.

– Я не знаю. Мне показалось, что когда ты произнес это имя, они услышали его.

Далеко-далеко на севере, за тысячи миль ледяной пустыни какое-то огромное белое существо внезапно остановилось, прервав свой размеренный бег сквозь снежную бурю. Оно повернулось и вытянуло огромную клыкастую морду по направлению к югу, что-то вынюхивая в ледяной пустыне.

Глава 16

Как и говорил Харгот, широкая равнина сузилась. Она перешла в горную местность и дорога проходила между непроходимыми утесами и бездонными пропастями, стены которых были утыканы острыми камнями и глыбами льда.

Караванный путь Ампира все еще пролегал по древней дороге. Очевидно, летом этот путь был мало проходим из-за грязи, так как во многих местах были видны следы широких каналов, предназначенных для отвода воды с дороги.

Видимо, люди Амнира здорово здесь работали, чтобы обеспечить хорошую прибыль своему хозяину.

Теперь отряд составляли тридцать шесть человек. Двадцать солдат с капитаном, вооруженные пращами и дротиками, король Корн, восемь жрецов вооруженных магией, и шестеро ирнанцев, включая и Старка. Отряд был слишком велик, чтобы передвигаться скрытно, и слишком мал, чтобы быть эффективным для нападения на город. Старк думал, что король Корн и его жрецы могут быть полезными только когда они повстречаются с Северными Псами. Во всяком случае, выбора у него не было.

Эти тощие сутулые серые люди поистине не знали, что такое усталость.

Они шли так быстро, что Старк и остальные первое время не выдерживали темпа, так как много времени провели в плену. Но постепенно они втянулись и уже чувствовали, как к ним возвращаются силы и гибкость суставов. И только Халк, больше всех пострадавший в плену, весь в поту, ругаясь на чем свет стоит, ковылял позади. Он был такой злой и язвительный, что Брека, которая пыталась помочь ему, вернулась к остальным.

– Далеко до Тиры? – спросил Старк.

– Три больших марша. – Харгот сам не бывал в Тире, но Кинтон, капитан солдат, бывал. На его маске были изображены зигзаги молний и у него был стальной меч.

– Мы иногда ходим туда, чтобы купить инструменты и оружие, – сказал он, похлопывая по своему мечу. – Тиранцы хорошие кузнецы. Мы всегда идем туда большим отрядом. Раньше мы боялись, что сами можем попасть к ним на обед в качестве одного из блюд. Теперь, когда Ампир мертв, мы снова будем в опасности. Тиранцы держат животных про запас и выменивают их на ножи у кочевых племен, но в голодные годы этого может оказаться недостаточно.

– Мы также торгуем женщинами, – добавил Харгот. – Это необходимо, хотя ни нам, ни им это не нравится. Но для того, чтобы выжить, нужен приток свежей крови. Здесь недавно был еще один город, но его жители жили очень замкнуто, и вот их уже нет. Они вымерли.

Он шел некоторое время молча, затем добавил:

– Иногда Бендсмены привозят сюда женщин с юга. Но они долго здесь не живут. Обычно мы их жертвуем солнцу. – И он посмотрел на Геррит.

– А что вы можете сказать насчет Цитадели? – спросил Старк, заметив этот взгляд.

– Мы ее никогда не видели. Никто из нас. Даже кочевники. Цитадель охраняют Северные Псы. И там Туман.

– Туман?

– Густой туман, который бурлит, как пар над горшком с кипящей водой, и никогда не рассеивается. Это очень сильная магия. Цитадель всегда укрыта и спрятана от взоров.

– Но ты знаешь путь туда?

– Я знаю, что говорили кочевники. Некоторые из них служат Бендсменам.

– Но точно ты не знаешь. А тиранцы знают?

– Я уже говорил. Путь известен и неизвестен.

– А как насчет женщин с юга?

– Женщины, которых нам привозят, никогда не берет Цитадель. Мы их приносим в жертву прямо здесь. Губы Харгота вытянулись в тонкую линию.

Дары Бендсменов! Они дают нам не только женщин. Они дают маленькие флаконы и порошки, в которых заключена радость и забвение. Они уговаривают нашу молодежь идти на юг и присоединяться к фарерам. Мы не любим Бендсменов.

Харгот рассматривал ирнанцев. Старое солнце уже поднялось над горизонтом и взгляд короля перебегал с одного лица на другое, стараясь увидеть то, что он не смог рассмотреть при свете звезд и неверном свете костра.

– Ты проделал долгий путь, чтобы уничтожить Защитников. Зачем?

Ирнанцы рассказали ему.

Харгот слушал. Когда они закончили, король сказал:

– Вы, южане, наверное действительно очень мягкие и изнеженные дети, раз допустили такую жестокую власть над собой.

Геррит вытянула руку, чтобы предупредить вспышку гнева Халка. Она холодно посмотрела на Харгота и сказала:

– Ты только слышал о фарерах, но никогда не видел их. Ты никогда не видел толпу в действии. Может быть, когда-нибудь и увидишь, и тогда будет интересно выслушать твое мнение.

Харгот опустил голову.

– Лорды Защитники, – сказал Старк, – кто они такие?

– Я думаю, что это миф, который поддерживается, чтобы сохранить власть Бендсменов. А может быть, они и жили когда-нибудь, но это было очень давно и они умерли тысячу лет назад. Вот поэтому я считаю ваш поход глупым предприятием. Правда, Бендсмены вполне реальны. И, если, как ты сказал, они хотят запретить путь к звездам…

Очевидно, он еще не был в этом полностью убежден. И он продолжал время от времени искоса поглядывать на Геррит. Его взгляды очень беспокоили Старка.

– Господин Мрак, Господин Холод и Господин Голод, – сказал Старк. – Вы поклоняетесь богу Холоду и он посылает вам свое могущество. И все же вы поклоняетесь и старому солнцу.

– Нам оно нужно, чтобы сдерживать темных богов, иначе мы все умрем.

После того, как старое солнце скрылось за горизонтом, они свернули с дороги и нашли защищенное от ветра место между холмами. Воины разошлись и разожгли небольшие костры из сухих листьев и сучьев, которые смогли найти между мертвых камней. Они не предполагали, что им придется уходить так далеко от дома, поэтому ужин был скудным. Но никто не жаловался. Все они были привычны к голоду.

Когда пришло время расходиться по палаткам, Старк сказал Геррит:

– Тебе лучше идти в мою палатку. Мне кажется, что Харгот что-то замышляет.

Она приняла его предложение без возражений. Старк заметил, что Халк с нескрываемой усмешкой смотрит, как Геррит входит в палатку Старка.

Их тела едва уместились в тесном пространстве палатки. Старк вспомнил, что впервые с того кровавого дня на площади Ирнана он оказался наедине с Геррит. На пути в Изванд они все время были на виду. Халк и Брека предавались наслаждению безо всякого смущения, но у них были старые взаимоотношения. Старк и Геррит не имели никаких отношений между собой. Он был только Темным Человеком, а она – Мудрой женщиной, а это вовсе не располагало к близким отношениям. Старк вовсе не был убежден, что она хочет каких-нибудь иных отношений с ним, кроме тех, которые уже сложились.

Ее положение пророчицы держало ее на расстоянии, облекало покровом неприкосновенности. А кроме того, здесь было дьявольски холодно.

А когда они были в плену у Амнира, у них не было возможности даже поговорить, не говоря уже о прочем.

И теперь в палатке, где свет шел от небольшой лампадки, а тепло создавали они сами, он почувствовал что-то совершенно новое. Он почувствовал, что они соприкасаются плечами, бедрами, всем телом. Их дыхание смешивалось в маленьком белом облачке пара. Их живая плоть излучала тепло. Старк лежал рядом с ней и вдруг почувствовал, что она перестала дрожать Старк обнял ее.

– Твой дар не сказал тебе, почему ты здесь?

– Давай не будем говорить об этом сейчас, – сказала она и повернулась к нему, улыбаясь. – Давай не будем говорить ни о чем.

Он притянул ее к себе. Она снова улыбнулась и не сопротивлялась.

Кончиками пальцев Старк провел по ее щекам, по подбородку. Он ощутил нежную мягкость обветренной кожи. Глаза ее неестественно расширились, рот был волнующий, зовущий.

22
{"b":"4679","o":1}