ЛитМир - Электронная Библиотека

Старк поцеловал ее. Это было робкое прикосновение губ. Геррит горячо и порывисто обвила его руками и теперь робости уже не было места в этой палатке. И здесь, в царстве холода и смерти, она теплая, сильная, щедрая и ненасытная, отдавала себя, и брала его без остатка. И Старк с самого начала, с того момента, когда Мордах сорвал с нее платье, оставив на ней только покров ее прекрасной гордости, знал, что это должно было произойти.

Никто из них не говорил о любви. Любовь была делом будущего. Наконец, они усталые, опустошенные, уснули в объятиях друг друга.

В темноте утра они уже снова пустились в путь, следуя за зеленой звездой. Они остановились только при восходе солнца, чтобы совершить необходимый ритуал, и опять Харгот с сожалением посмотрел на Геррит, окруженную ирнанцами и Старком. В полдень они остановились еще раз, чтобы отдохнуть и поесть. На обед был хлеб из съедобных листьев и сильно пахнувшая смесь дира и мяса с ароматными травами.

Старк беседовал с Кинтоном о стратегии.

– Ты идешь, – говорил капитан, рисуя пальцем на снегу карту. – Это дорога, по которой мы идем. Она поворачивает сюда и вот Тира, расположенная на двенадцати холмах. Старый город здесь, а новый здесь и здесь. – И палец его делал отметки на карте по центру города.

– Сколько лет новому городу? – спросил Старк.

– Ему меньше лет, чем нашим городам. Лет тысяча, или около того. Люди Башен пришли откуда-то, так говорится в наших сказаниях, и заняли эти старые города…

– Даже не один?

– Нет. Тиранцев мы зовем люди Болота. Их несколько племен. Тиранцы – единственные, с кем мы имеем дело. Но говорят, что и в других места есть этот народ. Они все молятся одному богу. – Богу Кузницы.

– У них у всех одна страсть, – сказал Харгот. – Это страсть к металлу и работе с ним. Металл для них больше, чем просто предмет торговли – это их жизнь.

– Ну, хорошо, – сказал Старк и взглянул на карту. – Дорога, Тира, старая и новая. А что еще?

Кинтон изобразил горы сбоку Тиры.

– Их называют Ведьмины Огни. А почему их так называют, ты поймешь, когда увидишь сам. Они служат границей между темными странами и высоким Севером. Вот по этому ущелью мы должны пересечь их, если хотим пройти на север.

Тира стояла, как стена у входа в ущелье.

– А другого пути через горы нет?

Кинтон пожал плечами.

– Может быть, их сотни, но мы знаем только этот, и Цитадель находится где-то за ущельем. Теперь на дороге здесь, – он нарисовал крепость, прикрывающую подход к Тирс. – Это сильно укрепленный пост. И вокруг всего города часовые. – Он пальцем поставил точки на снегу. – Точного расположения я не знаю. Тиранцы живут в городе. Они менее терпеливы, чем мы. И очень берегут свое драгоценное здоровье.

Окружающая Тиру местность казалась совсем пустынной.

– У них там есть враги? – спросил Старк.

– Это северный край темных стран, – сказал Харгот. – Мы все находимся здесь в постоянной опасности. В любой момент может появиться кто-нибудь или что-нибудь. Иногда это огромные снежные драконы, изрыгающие белый холод и сверкающие острыми ледяными зубами. Иногда это банда приведений, которые носятся по стране, вонзая когти и утаскивая с собой того, кто встретится на пути. А есть еще существа, которые прячутся и подстерегают теплую пищу, которая ходит на двух ногах, а затем, улучив момент бросаются на нее.

Главное нельзя показать страх, слабость, рассеянность. Например, некоторые кочевники, сами вызывают нападение, когда знают, что могут победить чудовище. Опасны также другие племена Людей Молота. Но больше всех следует опасаться тиранцам.

Он ткнул пальцем в край ведьминых огней.

– У них есть соседи в этих горах. Дети Матери Скэйта.

Старк посмотрел на него. Ветер гнал с севера тучи снега.

Халк рассмеялся хриплым каркающим смехом:

– Может быть, тебе снова повезет, Темный Человек! – сказал он и рассмеялся снова.

Глава 17

Тени лежали на дороге, указывая на север. Отряд спокойно шел по дороге. Ветер бесновался. Отряд шел по дороге на север.

– Кто они, эти Дети Матери Скэйта?

Харгот покачал головой.

– Тиранцы говорят, что это монстры. Они рассказывают о них много ужасных вещей.

– И это правда?

– Кто может сказать?

– А сами вы не знаете? Разве твои люди не ходили в горы? Через ущелье?

– В темных странах, – сказал Харгот, – путешествуют только для того, чтобы выжить, и ни по каким другим причинам.

– А кочевники?

– Они кочевники. Это их жизнь. Они достаточно сильны, чтобы отбить нападение любого врага или зверя. Мы благодарны им за это. Ведь они для нас единственная ниточка, соединяющая нас с внешним миром. Они привозят вещи, которые мы не умеем делать или не можем достать. Они привозят нам вести. Они кочевники и не конкурируют с нами, и они полезны для нас.

– Они ходят в Ведьмины Огни?

– И еще дальше. Говорят, что они торгуют и дальше, в Черных Горах. – Он помолчал, раздумывая. – И с Детьми Скэйта тоже.

Старк постарался скрыть раздражение в голосе, хотя это давалось ему с большим трудом:

– И что они говорят о Детях?

– Что они чудовища и более могущественные маги, чем мы. Они имеют власть над камнями и всем, что есть на земле. Они могут вызвать землетрясение… Говорят…

– Говорят… Эти кочевники – целый фонтан сплетен. Каждый знает, что торговцы часто лгут, чтобы сохранить в тайне свои рынки.

– Если ты думаешь, что я могу сказать тебе правду о Детях, то ты ошибаешься. Я ничего не знаю.

– Тебе хочется, чтобы Детей Скэйта не было, Темный Человек, – сказал Халк. – Но они не исчезнут просто так, по твоему желанию.

Старк взглянул на него, но не удостоил ответом. Он с горечью подумал, неужели он до такой же степени оборван, как и они. Меха, закупленные в Изванде, уже износились. В тех местах, где терлись узлы веревок, которыми они были связаны, появились проплешины. Люди перестали бриться с тех пор, как Амнир отобрал у них ножи. А потом, когда их освободили, бороды и длинные волосы служили им некоторой защитой от холода. Женщины, спасаясь от холода, обернули свои лица тряпками. Брека шла за Халком, а Геррит следовала теперь за Старком, и глаза ее улыбались. Она была единственной, кто излучал жизнерадостность. Все остальные шли как автоматы, ожидающие, когда кто-нибудь нажмет кнопку.

Старк и сам чувствовал то же самое. Земля и небо тяжким грузом давили на него. Холод, пустота и ничего впереди.

И никто не знал, что происходит сейчас на юге.

Тени стали длиннее. Ветер дул все время с севера. Он гнал сухой снег.

Они подошли к повороту, и Кинтон схватил Старка за руку.

– Смотри! Видишь? В небе, Старк! Смотри!

Старк увидел сверкающее золотистое пятно.

– Это и есть Ведьмин Огонь?

Огонь исчез, когда дорога свернула.

Двое солдат пошли вперед на разведку. Вскоре в спешке они вернулись обратно.

– Из Тиры идет отряд!

– Большой? – спросил Кинтон.

– Большой. Мы видели его только издалека.

В несколько мгновений они покинули дорогу, укрылись за камнями в лощине. Старк проверил, надежно ли они спрятались, а сам занял такое место, чтобы иметь возможность обозревать всю дорогу. За ним лежал Халк, чуть поодаль спрятались Харгот с Кинтоном.

Тиранцев было слышно задолго до того, как они появились на дороге.

Барабаны отбивали ритм шага. Дробь сопровождалась пронзительным воем каких-то инструментов и лязганием металла. Вскоре отряд появился из-за поворота дороги.

Старк решил, что их с полсотни, включая барабанщиков, дудочников и цимбалистов. Все были хорошо вооружены. На всех были металлические шлемы, а на груди и на спине поверх мехов были укреплены металлические щиты. Над ними ветер развевал красно-черные знамена и вымпелы с изображением молота.

Это были приземистые, крепкие люди, которые шагали с такой целеустремленностью, что смотрящего охватывала мерзкая дрожь. Они излучали какую-то силу, мощь. Да, эти люди не привыкли проигрывать сражения.

23
{"b":"4679","o":1}