ЛитМир - Электронная Библиотека

– А где твои звезды? – спросил Харгот и его глаза сверкнули холодным льдом из щелей маски.

Серые люди были оттеснены прямо в лапы привидений, которые нападали на них сзади, или были сброшены на дно пропасти. Их пращи были бесполезны в таком бою, а дротики ломались о доспехи тиранцев. Старк увидел, как серая маска с зигзагами молний распалась надвое под ударом меча тиранца.

Вместе с маской разделился на две части и узкий череп Кинтона. Старк почувствовал за своей спиной утес. Стена щитов надвигалась на него. Он ударил изо всех сил, почувствовал, что меч пошел куда надо, но тут же потерял его, когда человек рухнул, увлекая за собой застрявший меч.

Железные щиты обрушились на него, лишили легкие воздуха. Он рычал и царапался. Все человеческое в нем поглотила боль и опускавшийся мрак.

Тиранцы неумолимо надвигались. И наконец мрак поглотил все.

Когда свет вернулся в его глаза, то это уже был спет старого солнца, освещавший камни квадратного двора, со всех сторон которого высились стены. Он был внутри сторожевого поста. Ему было холодно, все тело болело, а на том месте, где он лежал, натекла лужа крови. Он был жив, но осознал это только спустя некоторое время. В его голову пришло имя Геррит.

Приступ боли пронзил его. Он попытался сесть, но обнаружил, что связан. Он подумал, неужели ему теперь придется прожить всю жизнь со связанными руками.

Сесть он не смог, но повернулся так, чтобы иметь большой обзор.

Поблизости у стены сидел Халк. Глаза его были закрыты, и он делал ртом очень неглубокие осторожные вдохи. Видимо, ему было очень больно дышать полной грудью. Лицо его превратилось в серую безжизненную маску, как будто вся кожа облепила кости. Под разорванной туникой Старк увидел бинт. За ним виднелась группа жрецов. Они были подавлены и растеряны, но, по-видимому, невредимы. Маски были оставлены на их лицах. Рядом с ними стоял охранник, чтобы предупредить возможное колдовство. В другом месте Старк увидел группу серых воинов. Их осталось всего семеро, и все они были ранены. И все были связаны.

Но он нигде не видел Геррит.

Он позвал ее, и она ответила откуда-то сзади.

– Я здесь, Старк.

Он с трудом повернулся, опершись локтем о стену. Она попыталась помочь ему. Руки ее были связаны. Но она, казалось, не была ранена, только вся покрыта царапинами. Волосы свисали на ее лицо длинными прядями.

– Почему, черт побери, – сказал Старк, – ты напросилась идти вместе с нами?

Он очень злился на нее.

Во дворике царило оживление, почти праздник. Тиранские солдаты занимались своими делами. Мертвые и раненые солдаты были сложены на носилки. Свора привидений, как воронье, стояло у входа и жадно хватали тюки с провизией, которые им подавали. Это была, без сомнения, плата за предательство.

Один из них увидел, что Старк пришел в себя. Он встал над ним, глядя на него со злобным удовольствием. Это был музыкант. Старк видел его дудку, которая выглядывала из-под неописуемых лохмотьев.

– Почему вы нас предали? – спросил Старк.

– Они попросили, чтобы мы высматривали вас. Они сказали, как вы выглядите. Они обещали хорошо заплатить. Но мы бы сделали это и без платы.

Глаза музыканта сверкнули. В них не отражалось ничего, кроме неприкрытой ненависти.

– Почему? – спросил Старк.

– Звезды священны, – сказал музыкант. – Они глаза бога. Когда улетают наши души, глаза бога видят нас и руки бога протягиваются, чтобы взять нас. Ты хочешь захватить звезды и лишить нас блаженства.

Старк беспокойно сказал:

– Я не понимаю. – Обычно он терпимо относился к верованиям различных племен. Но он не чувствовал особого расположения к привидениям. – Звезды вовсе не глаза бога. Они только солнца, такие же, как и над твоей головой.

Вокруг них вращаются планеты, вроде той, которая у тебя под ногами. На этих планетах живут люди, люди, которые никогда не слышали о вас и вашем боге. И между ними летают звездные корабли. И в это время, может быть, и на Скэйт садится какой-нибудь корабль и ты ничего не можешь с этим поделать.

Музыкант носил свое странное оружие там же, где носил свой инструмент. Он сунул руку под лохмотья и вытащил его с такой скоростью, что Старк едва заметил это движение. Острые когти нацелились на него, готовые нанести смертельный удар, и Старку осталось только несколько мгновений, чтобы усомниться в мудрости своих слов. Но чья-то волосатая рука ухватила кисть музыканта и офицер тиранец с железным ошейником на шее сказал очень ласково:

– Брось это, или я сломаю тебе руку.

Музыкант разжал пальцы и позволил ужасным когтям скользнуть на землю.

Звякнув, они упали на камни.

– Он будет более ценен, если будет жив, – сказал тиранец и выпустил привидение. Затем он вытер руку о штаны. – Ты можешь идти, подонок.

Музыкант подобрал свое оружие и отошел. Привидения уже выходили из ворот, оглядываясь с ненавистью назад, во дворик, на пленников. Внезапно Старк выпрямился и осмотрел двор.

– Я вижу ваших убитых, – сказал он тиранцу. – Но не вижу наших.

– Не беспокойся, друг, привидения найдут им полезное применение. – Тиранец с интересом рассматривал его. – Мы с трудом сдержались, чтобы не убить тебя.

– Отчего же?

– Таков был приказ. Убить, если придется, но по возможности взять тебя живым за двойную плату. Это насчет тебя и этой женщины. А остальные… – Он пожал плечами. – Смерть достаточно хороша для них…

Халк отвел глаза.

– Брека была моей любовью, остальные были моими друзьями. Но вы убили их. Это было в честном бою, но отдать их тела этим псам для… – он не смог окончить фразу. Гнев душил его. Внезапно он вскочил на ноги и бросился на тиранца, стараясь схватить его за горло. Руки его были связаны, рана мешала ему и он рухнул на пол. Глазами, ослепленными ненавистью, он смотрел на Старка, как будто был готов убить его на месте.

– Пророчество! – сказал он и всхлипнул так, что тело его содрогнулось. Затем он потерял сознание.

Старк пожалел, что не оставил Халка и всех остальных в фургонах Амнира, чтобы они там спокойно уснули в объятиях бога Холода.

Харгот и жрецы смотрели на него, и ему не нравился их взгляд. Хотя он и не просил их составлять ему компанию в этом путешествии. Он спросил тиранца:

– Кто дает вам припасы и кого мы ждем?

Тиранец засмеялся:

– О, ты с ним встретишься очень скоро. Мы ждем только людей, которые должны прийти из города и принять пост. В бою с вами мы лишились многих людей. А затем мы поедем в город с тобой и нашими ранеными.

Во дворике были и другие ворота, противоположные тем, через которые ушли привидения. У ворот стояли двое часовых, внимательно обозревая окрестности. Тиранец взглянул на них и засмеялся.

– Ты хотел, чтобы привидения провели тебя мимо Тиры. Обходного пути нет. Мы охраняем каждую тропинку. Даже ветер не сможет проскользнуть незамеченным. В противном случае любой бы мог пройти мимо нас и не уплатить пошлину.

Он легонько пнул ногой Старка, долго рассматривал его раны с запекшейся кровью и покачал головой. Затем он отступил в сторону и повернулся к Харготу.

– Я не верю, что он пришел со звезд. Он состоит из того же, из чего состоим и мы. И он оказался не столь могущественным чтобы справиться с серыми магами. Скорее всего, эта болтовня относительно полетов к звездам – сплошная чепуха.

На его лице отразилось величественное презрение, обусловленное его врожденной глупостью. Старк ненавидел его.

– Неужели тебе нелюбопытно? – спросил он. – Миллиард миров, с миллионами чудес, о которых я не смог бы тебе рассказать за миллион лет, а ты даже не хочешь задать ни одного вопроса.

Тиранец пожал плечами, покачиваясь на носках.

– А зачем мне это? Где я могу найти больше, чем имею здесь, в Тире?

Он пошел прочь.

– Ясно, – сказал Старк. – На это мне ответить нечего. – Он снова прислонился к стене, чувствуя себя бесконечно усталым.

– А что скажет Мудрая женщина?

Харгот не дал ей времени ответить.

26
{"b":"4679","o":1}