ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Принц и Виски
Поварская книга известного кулинара Д. И. Бобринского
Дмитрий Донской. Империя Русь
Женская камасутра на каждый день
Соглядатай
Она
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Настоящая охота. Лучшие рассказы со всего мира
Молёное дитятко (сборник)

Старк рассматривал их лица. Они были покрыты белым пухом и их черты, хотя и не производили неприятного впечатления, все же заметно отличались от человеческих. Носы были расплющены, а челюсти слишком выдавались вперед. Глаза женщины были такие огромные, темные и блестящие, как бриллиант в ее диадеме. Глаза существа, ведущего ночной образ жизни.

Она заговорила с Гельмаром:

– Вы хотите проехать через наши горы и не остановиться?

– Дочь Скэйта, – сказал Гельмар и теперь в его голосе промелькнула нотка раздражения, – у нас очень срочное дело, а времени у нас нет. Я благодарю тебя за честь, но…

– Это не честь, – сказала Келл а Марг. Она посмотрела через плечо на пленников. – Это и есть те преступники, которых ты искал?

– Келл а Марг…

– Ты кричал о них на весь север, так что неудивительно, что мы о них знаем. Мы же не глухие.

Раздражение в его голосе усилилось.

– Келл а Марг, я говорю тебе…

– Ты говоришь, что Скэйту грозит опасность. На него надвигается что-то новое и страшное, с чем можете справиться только вы. Ты говоришь это только потому, что я спросила, а так нам приходится слушать сказки кочевников, которых мы не понимаем.

– Вам нечего беспокоиться об этом.

– Ты слишком много берешь на себя, Гельмар. Ты хочешь решить судьбу Матери Скэйта, не посоветовавшись с нами, ее Детьми.

– Сейчас нет времени, Келл а Марг. Я должен доставить этих пленников как можно скорее.

– Ты найдешь время, – сказала Келл а Марг.

Наступила тишина. Ветер с севера пронзительно свистел. Странные фигуры покорно слушали бесконечную молитву каменного человека. Плащи, которыми были укутаны Дети, хлопали на ветру.

– Прошу тебя, не вмешивайся, – сказал Гельмар. Его раздражение уже перешло в отчаяние. Он знал эту женщину, подумал Старк. Знал и боялся, даже ненавидел. – Я знаю твой народ, я имел с ними дела. Я знаю, что им нужно. Пожалуйста, дай нам пройти.

Земля легонько затряслась. Склоненный человек над их головами покачнулся.

– Келл а Марг!

– Да, Бендсмен?

Еще небольшой толчок. Посыпались обломки. Каминный человек наклонился еще ниже. Кочевники торопливо стали отводить животных назад, чтобы на них не обрушились эти тонны камня.

– Ну, хорошо, – яростно сказал Гельмар. – Я найду время.

Келл а Марг жестко сказала:

– Кочевники могут ждать в обычном месте.

Она повернулась и легким шагом пошла по направлению к утесам. Между каменными фигурами была проложена тропа. Она шла по ней. Фенн, Федрик и весь отряд покорно следовал за ней. Прямая спина Гельмара казалось излучала ярость.

Геррит выпрямилась в седле. Голова ее поднялась. Высоко и гордо.

Старк почувствовал какую-то тревогу, которая не была связана с Детьми, или с этими дикими горами, готовыми поглотить их. Эта тревога существовала все время, но сейчас он чувствовал что-то другое. Он опять подумал, что она знает это и в тысячный раз обругал пророческие видения.

С носилок донесся голос Халка. Слабый, но такой же заносчивый, как и всегда.

– Я же говорил тебе, что ты не сможешь уничтожить Детей Скэйта одними словами.

В утесе открылось огромное отверстие, когда большой камень повернулся на шарнирах. Отряд въехал в него. Дверь снова закрылась за ними.

Келл а Марг сбросила свой плащ.

– Я ненавижу ветер, – сказала она и улыбнулась Гельмару.

Они очутились в большой пещере. Очевидно здесь кочевники вели торг с Детьми Скэйта. В спокойном воздухе тускло горели лампы, распространяя сладкий запах масла.

Пол и стены были грубые, шершавые, необработанные. В боковой стене виднелась вторая дверь.

– Бендсмены низших рангов могут остаться здесь. Они не нужны нам, – сказала Келл а Марг. – Думаю, что и от раненого южанина нам мало пользы. А эти двое… – она показала на Старка и Геррит. – Мудрая женщина и тот, кого называют Темным Человеком, нам понадобятся. И, конечно, ты, Гельмар, пойдешь со мной. Мне нужен твой совет.

Бендсмены в зеленом с неудовольствием восприняли ее слова, в которых слышалось неприкрытое пренебрежение. Баст хотел взорваться, но придержал язык. Гельмар стиснул зубы. Он едва сдерживал свой гнев.

– Мне нужны охранники, – отрывисто сказал он. – Этот Старк очень опасен.

– Даже в наручниках?

– Даже в них.

– Тогда возьми четырех. Хотя я не думаю, что из дома Матери можно бежать.

Пока люди слезали с седел на пол пещеры, Келл а Марг спокойно стояла и ждала. Старк видел, что ей редко приходится ждать. Но сегодня был необычный случай. Настоятельная необходимость заставила ее нарушить свои привычки. Она с открытым любопытством рассматривала Старка.

Он тоже стал рассматривать ее. Фигура у нее была стройная и гибкая. И казалось, что она дышит тем же высокомерным презрением, что отчетливо звучало и в ее голосе. Все ее тело было покрыто белым пушком и украшено золотыми пластинками. Прекрасное животное, сладострастная женщина.

Великолепный королевский горностай с развратными глазами, Старк не ощутил никакого возбуждения при взгляде на нее.

Она игриво повела плечами.

– Я не знаю, опасен ли этот человек, но наглости ему не занимать, – сказала она.

Затем она повернулась и пошла к боковой двери. Она бесшумно распахнулась перед ней. Келл а Марг вошла в нее. Гельмар с двумя пленниками и четырьмя охранниками последовал за ней. Сзади шли два покрытых белой шерстью придворных.

Слуга, стоящий у двери, сразу же закрыл ее за ними, и они оказались в странном и прекрасном мире.

Старк содрогнулся. Волна дрожи пробежала по его коже, как это бывает у зверей.

В Доме Матери Скэйта пахло сладким маслом, пылью и глубиной пещер.

В Доме Матери пахло смертью.

Глава 22

Они очутились в коридоре, широком и высоком, освещенном мерцающими лампами. Здесь их ждала группа людей. Они склонили головы, покрытые белым пухом и с близко посаженными ушами. Головы их были украшены золотыми диадемами, которые отличались друг от друга размерами и красотой. Видимо, они служили показателем общественного положения каждого. Почтительный шепот раздавался со всех сторон:

– Дочь Скэйта. Ты вернулась.

Старк подумал, что они ждут очень долго и устали стоять на ногах. Он заметил, что четыре человека стоят отдельно, поодаль от остальных. Они держались с какой-то особенной гордостью. На их головах были шапочки в форме черепа, а одеты они были в черные камзолы, перетянутые кожаными ремнями и золотыми цепочками. Они не кланялись. Их взгляд не отрывался от незнакомцев.

Все остальные придворные после того как подняли головы, тоже устремили свои взгляды на Старка и Геррит. Взгляды были холодными и враждебными. Бендсмены, очевидно, были для них не в новинку, так как они едва пробежали по Гельмару глазами. А вот Старк и Геррит их тревожили.

– Я буду говорить с Божественным, – сказала Келл а Марг и повелительным жестом приказала придворным очистить путь.

Четверо в черном окружили ее. Они все пошли вперед, тихо переговариваясь между собой. Придворные, казалось, с радостью заняли места в последних рядах процессии.

Они шли, как показалось Старку, довольно долго. Стены и потолок были украшены разными изображениями, выполненными с большим искусством.

Казалась, что эти изображения рассказывают историю религии Детей Скэйта.

Старк решил, что некоторые периоды этой истории были весьма бурными.

Некоторые из изображений были насильственно повреждены. Во время пути Старк насчитал шесть дверей, которые были наглухо закрыты, чтобы вторгшиеся сюда враги не могли проникнуть в них.

Некоторые двери были открыты и Старк, заглядывая в комнаты, поражался удивительной роскоши и богатству убранства. Серебряные лампы освещали прекрасные мозаичные панно, на которых было изображено что-то, чего Старк не видел никогда. Одно было ясно: эти Дети Скэйта не имели ничего общего со своими родичами из морских глубин. Они ушли далеко вперед от животных и создали чрезвычайно высокоразвитое общество, которое жило и трудилось под сверкающими утесами Ведьминых Огней.

30
{"b":"4679","o":1}