ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Assassin's Creed. Ересь
Маркетинг от потребителя
Гвардия, в огонь!
Апельсинки. Честная история одного взросления
Карпатская тайна
Terra Nova. Строго на юг
Волшебник Севера
Четвертая обезьяна
Хаос: отступление?

Некоторые комнаты не были освещены, но во мраке других горело по одной лампе. Везде стоял еле уловимый запах пыли и смерти. Что-то мелькало в боковых коридорах, ответвляющихся от главного, по которому они шли. Судя по всему работа, какой бы она ни была, продолжалась.

Коридор заканчивался огромной пещерой, где фантастические натуральные каменные образования были оставлены нетронутыми. Везде горели огромные лампы, а пол был выложен мраморными плитами. За пещерой находилось несколько комнат, а за ними комната со сводчатым потолком, очевидно принадлежавшая Келл а Марг, Дочери Скэйта.

Здесь было совершенно пусто. Стены, пол и потолок были сделаны из мерцающего белого камня, без всяких украшений и скульптур. Здесь ничего не отвлекало глаза от главной точки – высокого кресла.

Кресло было сделано из коричневого камня и имело форму женщины, закутанной в мантию. Келл а Марг села в кресло и оказалась сидящей на коленях у женщины, которая, казалось, обнимала ее руками, склонив голову с выражением любви. Келл а Марг сидела на коленях Матери Скэйта и ее стройное вызывающее тело четко выделялось на коричневом фоне.

Божественные стали небольшой группой справа от кресла, а остальные рассыпались по пустому пространству комнаты, стараясь держаться поближе к креслу. Фенн и Федрик встали слева от кресла, Гельмар, Геррит и Старк с охранниками стояли прямо перед креслом у подножия ступеней, ведущих наверх.

– Ну, – сказала Келл а Марг, – расскажи мне об опасности, которая грозит Скэйту.

Гельмар уже взял себя в руки. Его голос снова стал любезным.

– Непременно, Дочь Скэйта. Но я предпочел бы говорить наедине.

– Здесь только хранители Дома, Гельмар. Мужчины и женщины, которые ответственны за благополучие всего народа. Я хочу, чтобы они все слышали.

Гельмар кивнул. Он посмотрел на Старка и Геррит.

– Пусть тогда выведут этих.

– А, пленники. Нет, Гельмар, они останутся.

Гельмар начал гневно протестовать, затем сбился, склонил голову и стал рассказывать историю прилета звездных кораблей.

Келл а Марг внимательно слушала. Слушали и Фенн с Федриком, советники и придворные. Они слушали с вниманием, к которому примешивался страх и что-то еще. Гнев, ненависть – инстинктивная реакция на то, что произошло, но не должно было произойти.

– Позволь мне прояснить для себя все, что ты тут наговорил, – сказала Келл а Марг. – Эти корабли. Они прилетели издалека?

– Со звезд.

– Звезды. Мы уже почти забыли о них. И люди на этих кораблях, они тоже издалека? Они не рождены на Скэйте, они не Дети Матери Скэйта?

Глаза всех обратились на Старка и смотрели на него так, как будто он был живым воплощением святотатства.

– Да, – сказал Гельмар, – они чужие нам, полностью чужие. Мы позволили им остаться только потому, что они привезли полезные нам вещи.

Металлы, например. Но они привезли нам и плохое – рассказы о жизни там, в других мирах, чужие мысли. И они смогли подействовать чужими идеями на некоторые наши народы.

– Они дали нам надежду, – сказала Геррит. – Дочь Скэйта, позволь я расскажу, как мы живем под властью Лордов Защитников и их Бендсменов.

Гельмар хотел остановить ее, но Келл а Марг жестом утихомирила его.

Она выслушала рассказ Геррит, а когда та закончила, сказала:

– Ты и твой народ хотели сесть на эти корабли и улететь со Скэйта в другой мир? Вы хотите жить в чужом мире, а не в том, который дал вам жизнь?

– Да, Дочь Скэйта. Тебе трудно понять, но мы рассматриваем это как спасение.

Она не должна была так говорить. Она знала это. Старк тоже знал это.

И все же это было сказано.

– Мы нашли другое спасение, – сказала Келл а Марг. – Мы вернулись в лоно Матери и пока вы наверху голодаете, воюете и умираете вместе со старым солнцем, мы живем в тепле, в полной безопасности, окруженные неясной любовью Матери. Так что не думай, что я буду сочувствовать тебе или постараюсь поставить Бендсменов на место. У меня есть заботы поважнее.

Она повернулась к Гельмару:

– Это восстание еще продолжается?

Тот неохотно кивнул:

– Да.

– Хорошо, – заметил Старк. – Мы были уверены, что ты лжешь.

Келл а Марг продолжала:

– Ты хочешь доставить этих людей на юг. С какой целью?

– Есть пророчество…

– Да, кочевники приносили какие-то сплетни об этом. Это касается этого человека? – она взглянула на Старка.

Гельмар был очень встревожен этим вопросом.

– Пророчество вызвало восстание. Если я докажу им, что пророчество лжет…

Келл а Марг прервала его, глядя на Геррит:

– Это твое пророчество, Мудрая женщина?

– Моей матери.

– А что там говорится об этом человеке?

– Что он придет со звезд, – сказала Геррит, – чтобы уничтожить Лордов Защитников.

Келл а Марг расхохоталась. Смех ее рассыпался серебряными колокольчиками и заставил вспыхнуть щеки Гельмара.

– Теперь я понимаю твое беспокойство, Гельмар. Плохо, если он уничтожит Защитников до того, как наступит твоя очередь.

– Что ты хочешь этим сказать. Дочь Скэйта?

– Вы действительно не знаете? – она повернулась к Старку и Геррит. В ее развратных глазах было искреннее изумление. – Вы действительно не знаете? Лорды Защитники – это состарившиеся Бендсмены.

У Старка сердце подскочило в груди.

– Они люди?

– Как Гельмар. Именно поэтому они должны оставаться невидимыми здесь, на крайнем севере, за своими туманами и мифами и под защитой своих демонов, Северных Псов. Невидимость – главное свойство божественности.

Если люди увидят их, они будут знать правду, и Лорды Защитники потеряют свою божественность. Но они достаточно умны и предпочитают проводить остаток жизни в Цитадели, закутанные в белые мантии. В этих мантиях они принимают дары своих преданных слуг. И этих даров очень много.

Старк засмеялся.

– Люди, – сказал он и посмотрел на Гельмара.

Выражение лица Гельмара было ужасным.

– Ты зря насмехаешься. Дочь Скэйта. Мы служим народу и делаем больше, чем делают Дети, которые служат только себе. Во времена Великого Переселения вас не раз просили дать убежище здесь в Доме Матери тем, кто умирал от холода, но вы всех прогнали отсюда.

– И поэтому мы выжили, – сказала Келл а Марг. – Скажи, сколько страдальцев нашли свой конец в когтях Северных Псов, когда хотели найти убежище в Цитадели? Они ведь хотели спасти свои жизни.

– Цитадель – священное место…

– И Дом Матери тоже. Дети жили здесь еще до того, как была построена Цитадель.

– Это только ваша традиция.

– …и все мы собираемся жить здесь, когда исчезнет все и вся. Давай вернемся к нашей беседе. Существует простой способ покончить с мятежом раз и навсегда – отослать корабли прочь со Скэйта.

Гельмар процедил сквозь зубы:

– Неужели ты полагаешь, что мы не думали над этим. Дочь Скэйта. Это ничего не изменит, потому что…

– Потому что, – прервал его Старк, – он уже не может сделать этого.

Разве не так, Гельмар? Разве не правду сказала Мудрая женщина, что корабли еще здесь, на юге?

Снова Келл а Марг жестом остановила Гельмара, который пытался что-то сказать. Рука ее была узкой с закругленными ногтями. На ней не было никаких украшений. Ладонь розовая и голая. Женщина жестом позвала Старка подойти поближе, подняться по ступеням. Охранник пошел рядом.

– Ты действительно из другого мира?

– Да, Дочь Скэйта.

Она дотронулась до него и до его щеки. Все ее тело, казалось, отпрянуло назад от этого прикосновения. Она вздрогнула и сказала:

– Скажи мне, почему Гельмар не может отослать корабли прочь?

– У него нет власти. Корабли прилетают на Скэйт, потому что здесь уже побывали другие корабли, уже есть порт и склады товаров, есть рынок, где идет торговля. Это просто и удобно. И Бендсмены стараются контролировать это. Но они видят, к чему все это ведет и ничего не могут поделать.

Она вроде бы поняла. Она кивнула головой и резко сказала Гельмару:

– Если Скэг закроют для кораблей, то капитаны могут сесть в любом месте Скэйта. Они будут прилетать на Скэйт, потому что хотят получать выгоду от торговли. Бендсмены не могут уследить за ними, они не могут везде держать свои своры фареров.

31
{"b":"4679","o":1}