ЛитМир - Электронная Библиотека

Пенкавр глубоко вздохнул.

– Я ее нашел, – сказал он. – Я ее нашел.

Карс сказал:

– Где?

– Неважно где. Я ее нашел. Она твоя – за маленькую цену.

– За маленькую цену, – улыбнулся Карс. – Маленькая цена за божью шпагу.

– Дьявольского бога, – пробормотал Пенкавр. – Ибо более чем миллион лет назад Марс называл его Проклятым.

– Я знаю, – кивнул Карс. – Рианон, Проклятый, Павший, один из восставших богов прошлого. Да, я знаю легенду. Легенду о том, как старые боги захватили Рианона и запрятали его в неведомую могилу.

Пенкавр смотрел в сторону. Он сказал:

– Я ничего ни о какой могиле не знаю.

– Ты лжешь, – спокойно возразил ему Карс. – Ты нашел могилу Рианона, иначе ты не смог бы найти шпагу. Каким-то путем тебе удалось найти ключ к самой старой проклятой легенде Марса. Сами камни этого места имеют цену золота для тех людей, кто их понимает.

– Я не находил никакой могилы, – с яростным упорством настаивал Пенкавр. Он быстро продолжал: – Но сама шпага стоит состояние. Я не осмеливался ее продавать – эти джеккериане вырвали бы ее у меня, как волки, если бы только увидели. Но ты можешь ее продать, Карс. – Воришка вздрогнул от обуревавшей его алчности. – Ты можешь переправить ее в Кахору и продать какому-нибудь землянину за целое состояние.

– Я так и сделаю, – кивнул Карс. – Но вначале мы добудем из этой могилы другие вещи.

Лицо Пенкавра перекосилось. Через некоторое время он прошептал:

– Остановись на шпаге, Карс. Этого достаточно.

Карс подумал, что чувствами, изменившими лицо Пенкавра, были алчность, смешанная со страхом. И вовсе не страх перед джеккерианами или кем-то еще подавлял алчность Пенкавра, но существовало нечто такое, что вызывало в нем подлинное благоговение.

Карс с презрением сказал:

– Ты боишься Проклятого? Боишься простой легенды, которой время окружило старого короля, обратившегося в прах миллион лет назад?

Он засмеялся, качнул шпагой и она вспыхнула в свете лампы.

– Не беспокойся, малыш. Я отгоню духов. Подумай о деньгах. У тебя может быть собственный дворец с сотней очаровательных рабынь, которые сделают тебя счастливым.

Он проследил за тем, как на лице марсианина вновь отразилась борьба страха с алчностью.

– Я кое-что там видел, Карс. Что-то такое, что напугало меня, сам не знаю почему.

Алчность отступила. Пенкавр облизнул сухие губы.

– Но, возможно, как ты говоришь, это всего лишь легенда. И там есть сокровища – и даже половина их могла бы дать мне такое богатство, о котором я даже не смел мечтать.

– Половина? – повторил Карс. – Ты ошибаешься, Пенкавр. Твоя доля составит одну треть.

Лицо Пенкавра исказилось яростью, и он подался вперед.

– Но могилу нашел я! Это мое открытие!

Карс пожал плечами.

– Если такой дележ тебя не устраивает, тогда держи свою тайну при себе. Держи… До тех пор, пока твои «братья» из Джеккеры не вырвут ее у тебя раскаленными щипцами после того, как я расскажу им, что ты нашел.

– Ты не сделаешь это? – выдавил Пенкавр. – Ты расскажешь им и позволишь убить меня?

Воришка в бессильном гневе смотрел на Карса. Тот стоял, выпрямившись во весь свой рост со шпагой в руке, с плащом, свисающим с обнаженных плеч. В Карсе не было никакой мягкости, никакого снисхождения. Пески и солнце Марса, его холод, жара и голод вытравили из него все это, сделав непроницаемым, как металл.

Пенкавр вздрогнул.

– Хорошо, Карс. Я отведу тебя за одну треть доли.

Карс кивнул и улыбнулся.

– Я так и думал.

Двумя часами позже они скакали по темным, изъеденным временем холмам, громоздившимся за Джеккерой и мертвым морем.

Теперь было уже поздно. Карс любил это время за то, что Марс был в эти часы хорош, как в никакие другие, и напоминал ему об очень древних воинах, завернутых в черные плащи и держащих сломанные шпаги, о таинственных временах, закрытых для настоящего, о звуках барабанов, смехе и силе…

Песок на древних холмах тихо шелестел под вечным светом Фобоса, а звезды казались холодными бриллиантами. Огни Джеккеры и громадная слепая чернота мертвого марсианского дна лежали теперь гораздо дальше и ниже их. Пенкавр поднимался все выше и выше по сужающимся расщелинам, чьи стены умели подстраивать ловушки с удивительной ловкостью.

– Вот так я и нашел это место, – сказал Пенкавр. – На уступе моя скотина сломала себе ногу в одной и таких дыр, а песок, хлынув в нее, расширил эту дыру и там оказалась могила, выдолбленная прямо в камне утеса. Но вход был забит, когда я ее нашел.

Он обернулся и бросил на Карса злобный подозрительный взгляд.

– Я нашел ее, – повторил он. – И я все еще не понимаю, почему должен отдать тебе львиную долю.

– Потому что я – лев, – весело ответил Карс.

Он несколько раз взмахнул шпагой, глядя, как блестит клинок в свете звезд. Сердце его учащенно билось от волнения, и это было волнением как археолога, так и грабителя.

Он лучше Пенкавра осознавал важность находки. Марсианская история настолько обширна, что корни ее уходят в полный мрак, из которого до настоящего дошли лишь неясные легенды о человеческой и получеловеческой расах, о забытых войнах, о исчезнувших богах.

Самыми великими из этих богов были Куири, боги-герои. Они были людьми, но не простыми, а суперлюдьми, обладавшими гигантской мудростью и силой. Но среди богов оказался повстанец – темный Рианон, Проклятый, чья греховная гордость стала причиной нескольких таинственных катастроф.

Куири, говорят легенды, решили за эти грехи поймать Рианона и запереть его в спрятанной могиле. И более миллиона лет люди искали могилу Рианона, ибо верили, что в ней таится секрет силы Рианона.

Карс слишком хорошо разбирался в археологии для того, чтобы всерьез принимать старые легенды. Но он верил в то, что действительно существовала какая-то невероятно древняя могила – источник всех этих легенд. И это самая старая на Марсе реликвия и то, что в ней находилось, должно было сделать Мэтью Карса самым богатым человеком трех миров, если он выживет.

– Сюда, – резко бросил Пенкавр. Он долго ехал молча, о чем-то размышляя.

Они находились на одном из самых высоких холмов Джеккеры. Карс следовал за воришкой вдоль узкого уступа крутого холма.

Пенкавр спешился и откатил большой камень, открыв за ним дыру, которая была настолько большой, что в нее мог пролезть человек.

– Ты – первый, – сказал Карс. – Бери лампу.

Пенкавр неохотно повиновался, а Карс последовал за ним.

Вначале вокруг не было ничего, кроме полной темноты за тем кругом света, который давала криптоновая лампа. Пенкавр дрожал и трясся как испуганный шакал.

Карс отобрал у него лампу и поднял ее высоко над головой. По узкому проходу они выбрались в коридор, уходивший в глубину скалы. Стены его были гладкими, без всяких украшений, но прекрасно отполированными. Он пошел по коридору. Пенкавр следовал теперь за ним.

Коридор оканчивался большой комнатой. Она была квадратной и очень скромно отделанной, насколько мог видеть Карс. В одном ее конце находилось возвышение с мраморным алтарем и над ним были выгравированы те же самые символы, что на эфесе шпаги – уборос в форме крылатой змеи. Но кольцо было разомкнуто, и голова змеи поднималась, как будто смотрела куда-то в бесконечность.

Голос Пенкавра за спиной прошептал:

– Вот здесь я и нашел шпагу. В комнате есть и другие вещи, но я их не трогал.

Карс уже и сам увидел, что вдоль стен большой комнаты стоят какие-то предметы, тускло мерцая во мраке. Он прикрепил лампу к поясу и принялся их изучать.

Да, это действительно были сокровища! Здесь были кольчуги прекрасной работы, разукрашенные неведомыми драгоценными камнями. Здесь были странной формы шлемы, сделанные из незнакомого металла. Тяжелый, наподобие трона, золотой стул, инкрустированный темным металлом со множеством рыжевато-коричневых камней, сверкающих в каждой ручке.

Все эти вещи, как понял Карс, были невероятно древними. Они, должно быть, пришли сюда из самых древних времен Марса.

2
{"b":"4681","o":1}