ЛитМир - Электронная Библиотека

Она казалась невероятно миниатюрной и хрупкой Для взрослой женщины, но бесспорно была ею. На ней было очень оригинальное платье из какой-то легкой ткани, блестевшей на солнце, и то, что скрывалось под ним, имело удивительно привлекательную форму.

Кожа ее была идеально белой, как тонкий фарфор, на маленьком заостренном личике застыло обреченное выражение. Брови поднимались к вискам, как два изящных крыла.

Густые волосы аметистового цвета были уложены в высокую, замысловатую прическу и сияли всеми мыслимыми оттенками этого драгоценного камня, и каждый такой оттенок смешивался с другими в невообразимой гамме, одновременно существуя и сам по себе. Глаза под разлетающимися бровями были того же цвета, но более глубокого, ближе к пурпурному. Она с превеликим замешательством смотрела на этот чужой шумный мир.

— Она с Альтаира, — сказал Дэвид. — Ее зовут Эриан. Она моя жена.

Реакция на это последнее заявление была бурной, но смущенной и довольно деликатной. Прежде чем крики смолкли, прежде чем Бэт отвела изумленный взгляд от своей неожиданной невестки, мисс Люишем достойно удалилась. Ни один волосок ее замысловатой прически не сбился с определенного ему места. Что же творилось в ее душе — этого я не знаю.

Репортеры, предприняв отчаянный штурм, сокрушили живую цепь охраны и рассыпались вокруг платформы. Телевизионщикам тут же досталась неплохая пожива: Дэвид наклонился и поцеловал свою маленькую новобрачную с Альтаира.

— Полагаю, что теперь вас отсюда и силком не увести? — сказал я, взглянув на Марту.

Она молча кивнула, и я увидел, что журналистка слегка дрожит, как волк, увидевший спящую перед самым его носом жирную овцу.

— Женщина с Альтаира, — шептала она. — Это не заурядный очерк, это сенсация. Какой сюрприз для семьи! Бедное маленькое существо! Она, кажется, перепугана до смерти. Пожалуйста, не показывайте ей своих чувств, какими бы они ни были…

И тут, осененная внезапной догадкой, Марта обернулась ко мне:

— Кстати, а как у вашего брата с головой? Все в порядке?

— Начинаю сомневаться, — заметил я.

На платформе, в фокусе всеобщего возбужденного внимания, новоявленная миссис Макквари дрожала возле своего осчастливленного мужа и смотрела загадочными пурпуровыми глазами на неведомых хозяев чужого ей мира.

Глава 2. ЧУЖАЯ НА ЗЕМЛЕ

В мрачном настроении отправились мы домой. Я ухитрился оттащить Бэт в сторону и пригрозил ей, что отлуплю ее, если она не будет держать рот на замке. Дэвид в экзальтации от возвращения и сенсации, которую произвел своим драматическим извещением о межзвездном браке, парил в облаках и не обращал на нас внимания. Он обнял Эриан за плечи, словно ребенка, болтал с ней, успокаивая и показывая на те или иные примечательные объекты вдоль дороги.

Когда она смотрела на дома и деревья, на холмы и долины, на солнце и небо, я не мог удержаться от жалости и сострадания к ней. В дни своей юности я ходил как суперкарго на отцовском корабле на Венеру и Марс, а также за Пояс астероидов. Я знал, что значит ходить по чужой земле. А она оказалась так далеко от своего Дома, что даже ее родное солнце исчезло в пучине космоса.

Время от времени она поглядывала на нас с каким-то затаенным ужасом. Бэт дулась и краснела. Я старался улыбаться, а Марта гладила руку Эриан. Дэвид научил ее говорить по-английски, и она довольно сносно болтала, хотя и не без своеобразного акцента, который превращал наш родной английский язык в некое экзотическое наречие.

Голос у нее был мягкий, тихий и очень приятный, но говорила она мало. И мы тоже.

Дэвид почти не обратил внимания на присутствие в нашей машине посторонней девушки. Я туманно пояснил, что Марта моя приятельница, он понимающе кивнул и тут же забыл о ней, а я был даже рад, что Марта находилась рядом. Бывают случаи, когда родственникам противопоказано оставаться наедине друг с другом.

Жилище Макквари стояло на вершине холма. Дом был большой, построенный почти двести лет назад, когда старый Энсон Макквари только-только успел заложить основы будущего состояния, сорвав первый куш на перевозках лунной руды.

Вокруг дома росли старые деревья и имелась тысяча акров земли. Все вокруг — и земля, и деревья, и дом — насквозь пропахло деньгами.

Эриан взглянула на дом и покорно произнесла:

— Он очень красив.

— Не очень-то похоже на альтаирские жилища, — заметил Дэвид, — но она полюбит его.

Я в этом не сомневался.

Мы вышли из машины, и Марта замешкалась.

Она настолько погрузилась в изучение Эриан, что вряд ли задумывалась о собственном положении, но теперь вид нашего родового замка, похоже, привел ее в чувство и несколько смутил.

— Мне, наверное, лучше уйти, — заметила она. — Я и так надоела вам, а у меня еще куча дел. Я очень хотела бы взять у вас обоих настоящее интервью, но сейчас не время для этого.

— Ну, нет, — ответил я многозначительно, — вы останетесь. — Бэт непременно захочет обсудить с кем-нибудь создавшуюся ситуацию, а я для этого — кандидатура неподходящая. Вы ее давняя, школьная подруга, ведь так?

Марта поглядела на разъяренное лицо Бэт и нерешительно кивнула.

Эриан, державшаяся несколько позади, вдруг вскрикнула. Дэвид злобно окликнул меня.

Я отправился узнать, в чем дело.

— Это только Бек, — сообщил я.

— Ну-ка, убери его отсюда. Он напугал Эриан.

— Ей придется привыкнуть к нему, — заявил я и схватил Бека за ошейник. Это был крупный дог, один из лучших, какой у меня когда-либо жил. Ему не понравилась Эриан. Я чувствовал, как он дрожит, ощетинившись под моей рукой.

Дэвид принялся было брюзжать, попрекая меня чрезмерной любовью к собакам, но Эриан сказала:

— Я никогда не видела такого создания Он не собирается вредить. Он просто встревожен.

Она заговорила с Беком на своем родном, мягко лившемся языке. Постепенно мускулы собаки расслабились, шерсть улеглась, уши обмякли. Он осторожно подошел к Эриан и положил морду прямо в ее руки, глаза его смотрели с недоумением. Эриан засмеялась:

— Видите? Вот мы и подружились.

Я посмотрел на собаку и не заметил радости в ее глазах. Как только Эриан убрала руку, Бек резко развернулся и поспешно умчался.

— Мне надо многому учиться, — мягко заметила Эриан.

— А ты будь осторожен со своей проклятой скотиной, — обернулся ко мне Дэвид.

Дверь была открыта, и Дэвид сделал то, что, по его мнению, полагалось сделать в данной ситуации: поднял Эриан на руки и торжественно внес в дом.

— Скажу только одно, — проворчала Бэт. — Надеюсь, что они не смогут… Я хочу сказать, что не вынесу племянника с лавандовыми волосами!

Она решительно последовала за братом, но споткнулась и едва не упала. Я взял Марту под руку.

— Не беспокойтесь. Бэт подберет вам подходящий наряд.

— Наряд? С какой стати?

— Сегодня у нас обед в честь Дэвида, официальный, разумеется. Будет много народу.

— Замечательно!

Тяжко вздохнув, она побрела к дому.

Не знаю, насколько замечательным вышел этот обед, но уж скучать на нем не пришлось никому. Обширные помещения были заполнены теми, кого Дэйзи Эшфорд назвала бы ценными людьми. Все они пребывали в состоянии полной растерянности. Эриан, сидевшая за изысканным столом на месте мисс Люишем, казалась статуэткой дрезденского фарфора. На ней было платье бледно-золотого цвета, а ее волосы — воистину неземной красоты — казались огромной причудливой короной.

Растерявшиеся женщины не знали, как себя с ней вести. Мужчины были очарованы, но тоже чувствовали себя не в своей тарелке. Дэвид не замечал общего замешательства и даже счел уместным попросить свою жену спеть. У нее нашелся любопытный музыкальный инструмент, и под его тихую музыку она исполнила песни своего родного мира, очень нежные и очень странные. Они рассказывали о том, что лежит за горами, о тайном знании океанов, о долгих спокойных думах пустынь. Но эти горы, океаны и пустыни не были земными. Под конец на глазах Эриан выступили слезы.

2
{"b":"4687","o":1}