A
A
1
2
3
...
105
106
107
...
115

Стоявший за её спиной Маррон задержал дыхание, но скорее не от удивления, а от осознания того, что было перед ним.

— Башня Королевской Дочери, — тихо, почти шёпотом, произнесла Элизанда. — Сюда Радель приведёт Редмонда и отсюда уйдёт наружу. А вместе с ними — и мы.

— Шарайцы зовут её «Башней Ходячего Мертвеца», — чуть слышно произнёс Маррон.

— Правда? — усмехнулась Элизанда. — Они могут.

Были в их словах какие-то намёки, непонятные для Джулианны. Впрочем, она спросила только:

— Как мы войдём туда?

— В этом-то весь вопрос. Я не знаю. Точнее, думала, что знаю, но ошиблась. Будем надеяться, что Радель осведомлён лучше.

Они притаились у выхода из коридора, не осмеливаясь выйти во дворик. Джулианна поглядела на окошки в массивных замковых стенах и спросила:

— Оттуда нас видно?

— Это комнаты рыцарей, госпожа, — ответил Маррон. — Сейчас там могут быть сами рыцари и их слуги. Они должны переодеться к молитве, так что нам лучше не высовываться. Вот когда зазвонит колокол, они уйдут.

И, изменившись в лице, добавил:

— Все, кроме одного. Сьер Антон всегда молится у себя в комнате. Но он в окно не посмотрит. Ой… Прошу прощения, я сейчас…

Не дожидаясь разрешения, юноша развернулся и побежал прочь.

— Куда это он? — забеспокоилась Элизанда.

— Не знаю…

— Может, в туалет решил сбегать?

— Элизанда, твои шутки…

— Это не шутки. Ещё немного, и я побегу туда же. Я боюсь…

— Того, что внутри? Маррон сказал, что оно может быть опасным…

— Хуже того, смертельным. Только я боюсь не этого, а того, что скажет Радель, когда увидит, что мы его тут поджидаем.

Это прозвучало как очередная шутка, но Джулианна восприняла слова подруги всерьёз.

Они замолчали и стали ждать. Вскоре в коридоре послышались быстрые лёгкие шаги, и девушки испуганно сжались. Однако это был всего лишь Маррон, одной рукой пытавшийся на бегу пристегнуть к поясу меч. Проникающий в коридор солнечный свет играл на ножнах белыми и золотыми отблесками.

— Маррон?

— Да, госпожа?

— Это твой меч? Очень красивый.

— Да, госпожа.

При этих словах Маррон вспыхнул, и Джулианна решила, что, по-видимому, он соврал — для простого оруженосца такое оружие было слишком уж нарядным.

— Мне его подарил хозяин, — задыхаясь после быстрого бега, продолжая Маррон. — Сьера Антона в комнате нет, но он недалеко от неё. А госпожа Элизанда сказала, что нам понадобится оружие…

— Понадобится, хотя от меча в башне толку будет мало. Тебя кто-нибудь видел?

— Конечно, госпожа.

Заметив, что юноша едва не добавил: «Ну и что с того?» — и едва удержался, чтобы не махнуть рукой, Джулианна улыбнулась. Он был бы прав. Оруженосец, бегущий по поручению господина, сначала с пустыми руками, потом с мечом, — что может быть обыденнее?

Мгновением позже Элизанда кивнула и произнесла:

— Не мог бы ты звать меня по имени? Эти церемонии меня из себя выводят, а позже они будут просто смешны.

Она явно имела в виду не то, что ждало их в башне, а гнев Раделя. Маррон задумчиво улыбнулся ей, словно размышляя о чём-то совсем постороннем, но через мгновение с видимым усилием отбросил прочь свои мысли или воспоминания, которые заставили его улыбаться.

Другого ответа Элизанда не дождалась, потому что в этот момент начал бить колокол. Несмотря на то, что укрытие было полностью защищено от взглядов из окон, что сквозь толщу камня они не могли слышать топот сапог и шорох сандалий, раздававшийся сейчас по всему замку, — несмотря на всё это, они вжались в стену, стараясь спрятаться от почти вертикальных солнечных лучей.

— Нас ведь будут искать? — как-то неуверенно прошептала Элизанда.

— Наверное. Имбер придёт за нами и найдёт лишь пустую комнату. Но на молитве ему придётся стоять вместе с рыцарями, он ведь год был одним из них, это такая элессинская традиция. Видела значки у них на одежде? А если он начнёт глядеть по сторонам — галерея высоко, поди разбери, кто там есть. Нет, нас не хватятся. И подумай сама: даже если Имбер заподозрит что-то неладное, не станет же он прерывать службу и требовать немедленных поисков?

— Его дядя может.

— Его дядя вообще узнает обо всём задним числом. — «Я надеюсь», про себя добавила она. — А к тому времени…

К тому времени, вероятно, уже появятся Радель и Редмонд, и беглецы окажутся в башне. По крайней мере Джулианна очень на это надеялась.

Башня Королевской Дочери… Башня Ходячего Мертвеца — над этим названием Элизанда посмеялась, но так, словно ей было нe слишком смешно.

Может быть, оба названия были даны в шутку. В конце концов, из того, в чём Джулианна была твёрдо уверена, проистекало, что у короля никогда не было дочери…

— Почему башню назвали так странно? — спросила она.

— Можно, я тебе отвечу, когда мы окажемся внутри? Пожалуйста!

Элизанда явно хотела сказать, что если они не попадут внутрь, Джулианне лучше оставаться в неведении, и что откровенность имеет свои пределам даже между друзьями, вместе прошедшими через такое множество опасностей.

Конечно, Джулианна могла надавить на подругу, но не стала этого делать. Она только перевела взгляд на коридор, из которого должны были появиться Радель с Редмондом.

Они наконец появились — Радель в наряде менестреля и свёртком за плечами и его еле плетущийся спутник в чёрной монашеской рясе. Впрочем, надел он её, вероятно, не для маскировки, а по необходимости. Идти в своих лохмотьях для него было бы всё равно что голышом.

Разумеется, Элизанда ни за что не стала бы отрабатывать на этой парочке свои фокусы, даже если бы и могла. И можно ли заколдовать колдуна? Этого Джулианна не знала. Радель же пребывал в полной уверенности, что никто за ними не проследит и не последует. Правой рукой он поддерживал Редмонда, наклонившись к нему и следя за его шагами, что позволило стоявшей в тени троице остаться незамеченной.

Но тут заговорила Элизанда:

— Радель, без меня ты в ворота не пройдёшь.

Она произнесла это негромко, специально, чтобы не испугать мужчин — хотя сами по себе её слова звучали достаточно вызывающе и сказаны были чисто по-женски. Мужчины не вздрогнули, а лишь глянули на беглянок и оруженосца. Наступила тишина. Редмонд спокойно глядел на неожиданных попутчиков, Радель просто поедал их глазами.

Его взгляд перебегал с Элизанды на Маррона и обратно, словно менестрель никак не мог решить, кто из этих двоих заслуживает колотушек в первую очередь. Джулианне подумалось, что, будь у него свободны руки, он весьма быстро и без колебаний свершил бы над ними правосудие, наставив синяков и шишек.

Когда Радель наконец заговорил, он обращался к Джулианне:

— Эти двое затеяли смертельно опасную игру, баронесса, но уж от вас-то я такого никак не ожидал.

Укол попал в цель. Джулианна надеялась, что выражение лица не подведёт её, однако сильно в этом сомневалась.

И всё же она сумела ответить спокойным голосом:

— Это не игра, мессир. Для нас — не игра. Думаю, все мы хотим, чтобы вы оказались в безопасности…

— Ну так идите, откуда пришли. Вы ж нас одним своим появлением выдадите! Вас же искать будут, неужели не ясно?

— Все мы хотим, чтобы вы оказались в безопасности, — как ни в чём не бывало повторила Джулианна, — и у каждого из нас есть свои причины, чтобы пойти с вами, если вы действительно знаете какой-нибудь тайный выход из замка.

— Мадам, — он произнёс это слово без малейшего намёка на почтение, — вы не представляете себе, чего просите. Я собираюсь ускользнуть незаметно, чтобы иметь фору хотя бы в один день. Моё исчезновение и пропажа Редмонда должны быть обнаружены никак не раньше. А из-за вас вся крепость будет поднята на ноги уже через час. Это если мы выживем в башне. Я и так рискую, собираясь войти в неё со стариком, пусть мудрым, но всё же калекой. А если за меня будет цепляться куча сопливых детишек, один из которых к тому же недавно ранен, я и гроша ломаного не дам за наши жизни.

106
{"b":"4688","o":1}