ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В нескольких шагах от джинна стоял мальчик лет десяти — двенадцати, одетый очень похоже на Элизанду, только его бурнус был изодран в клочья и залит ярко-красным. Мальчик стоял неподвижно и всхлипывал, но взгляд его был прикован не к джинну, а к собственной руке. Она бессильно и пугающе повисла, и ярко-белые кости держались на остатках связок — кожа и мышцы были с неё содраны.

Девушки застыли в неподвижности, так же как джинн и мальчик. Первой пошевелилась Элизанда — она отпустила руку Джулианны и рванулась вперёд, не обратив внимания на остерегающий жест Блеза. Добежав до мальчика, она схватила его за здоровую руку, повернула и повелительно крикнула сержанту:

— Заберите его, быстро! Уведите к огню и проследите, чтобы им занялись…

К счастью, Блез не стал задавать вопросов — здесь ситуация была ему понятна. Он поспешно принял у Элизанды мальчика, поднял на цуки и отдал одному из своих солдат, быстро распорядившись. Солдат побежал назад по дороге, прижав к себе ослабевшего ребёнка; когда он пробегал мимо Джулианны, она пошевелилась, сбросила оцепенение и медленно приблизилась к Элизанде и сержанту.

— Зачем… — Её голос оказался не громче надломленного шёпота; она откашлялась и заговорила снова: — Зачем тебе знать его имя?

— Это полезно, — слегка улыбнулась Элизанда.

— И что, ты просто спросишь его?

— Нет! — резко ответила она. — Задавать джинну вопросы опасно. Если ты не знаешь этого, просто помолчи.

Впрочем, сомкнувшиеся на рукаве Джулианны пальцы выдали, что Элизанда рада присутствию подруги — лишь бы она только молчала. Сама же Джулианна ничего иного делать не собиралась. С этого расстояния были видны клубы пыли, образовывавшие тело джинна. Они бешено крутились — вероятно, они и содрали кожу с мясом с руки мальчика, когда он сдуру сунул в вихрь руку, чтобы потрогать. Джулианна была перепугана до полусмерти; ей почти хотелось, чтобы Блез снова схватил её и утащил в паланкин, а Элизанда пусть себе беседует с этим кошмаром.

Почти хотелось…

Однако сержант застыл, оцепенел от такой близости чужеродной магии. Он не пытался спасать Джулианну, да и ей самой этого, честно говоря, не хотелось. Пусть её привело сюда любопытство, но рядом с новоявленной подругой удерживало чувство долга, какой бы страх ни поднимался в душе.

Элизанда подняла голову и возвысила голос, хотя и то, и другое потребовало видимого усилия.

— Мир тебе, о дух.

— И тебе, путник.

Голос шёл из самой сердцевины вращающейся башни. Он был странно звонким, почти женским, но совсем не человеческим. За ним не было тела, биения крови, намёка на смертность. Джулианна вздрогнула и краем, глаза заметила, что Блез дёрнулся, словно хотел броситься прочь, но не мог.

— Меня зовут Элизанда.

Ответом был смех, похожий на звон холодных колоколов, потом как ответный дар джинн сказал:

— А моё имя Шабан Ра-исс Халдор.

— Я слышала о тебе, джинн Халдор, — низко поклонилась Элизанда. Новый смешок.

— А я о тебе.

— Великий, о тебе рассказывают истории в Молчаливых Часах, но здесь о тебе не слышали.

— Это так.

— Наверное, очень важная цель привела тебя столь далеко.

Голос Элизанды подсел к концу фразы, упал ниже, чем было бы естественно, подчёркивая, что это всего лишь наблюдение, но не вопрос, ни в коем случае не вопрос.

Снова смех джинна, издёвка, и совсем не добродушная. Голос джинна упал на октаву, словно передразнивая Элизанду:

— Это совсем не далеко, малышка. Для джинна нет расстояний.

— Я слышала об этом. Но я также слышала, что джинны редко интересуются человеческими делами.

— И это тоже так.

— Ну тогда, великий… — Тут Элизанда отпустила рукав Джулианны, уселась, скрестив ноги, на песок и даже смогла улыбнуться, откинув голову и щурясь от солнца. — Тогда я не могу понять, почему вижу тебя здесь… — она обвела рукой дорогу и скалы, — …а рядом — людей, которые не могут пройти мимо тебя. Я не понимаю, почему ты не вернёшься в те земли, которые избрал своим домом. Я верю, что ты не собираешься чинить обиду таким слабым существам, как мы. Поэтому я и думаю, что твоё дело очень важно, хотя для меня оно по-прежнему покрыто тайной.

— Так оно и должно быть. Впрочем, я ждал слишком долго. — Джинн завертелся ещё быстрее, и колонна его тела поднялась в небо подобно дыму. — Возвращайся в Шараи, Лизан из Мёртвых Вод. Воды даруют тебе вопросы.

Джулианна увидела, как Элизанда открыла рот, и поймала себя на том же. Возвращаться в Шараи? В Шараи?!

Но тут джинн заговорил снова, на этот раз обращаясь уже не к Элизанде:

— А что до тебя, Джулианна де Ране, поезжай туда, куда ты послана, и выйди замуж там, где должно тебе.

И второй раз за этот день осознание своего положения, диктуемая им гордость заставили Джулианну — даже у подножия этой башни, созданной из песка и магии, — заговорить ледяным голосом:

— А почему ты думаешь, что я не сделаю этого или что мне нужно, чтобы джинны указывали мне на мои обязанности?

Элизанда испуганно зашептала что-то и дёрнула Джулианну за юбку, но остановить уже не успела.

На этот раз смех джинна был громче.

— Я не думаю ни того, ни другого, дочь тени. Сейчас в твоей душе царит смятение, но вскоре, поверь мне, ты осознаешь свой долг. Твоё путешествие и замужество необходимы. И поверь ещё вот чему: имя твоего отца славно, однако твоё будет ещё славнее, если ты окажешься достойна его.

Раздался удар грома, от скал полетели камни, затряслась под ногами земля. Джулианна закрыла глаза от поднявшегося облака пыли; когда она открыла их, джинна не было, а дорога впереди была чиста до самого горизонта.

Элизанда всё ещё сидела, обхватив голову руками и бормоча что-то себе под нос. Когда Джулианна дотронулась до её плеча, она подняла глаза и произнесла:

— Я же тебе сказала! Я тебе говорила: не задавай ему вопросов!..

— Я совсем не хотела, — защищалась Джулианна. — И вообще, что тут такого?

— Что такого? Да он же тебе ответил! — Тут Элизанда заметила удивление Джулианны. — Да ты хоть что-нибудь вообще знаешь?

— О джиннах? Нет. — И узнавать не собиралась, если для этого необходимо было слушать туманные фразы явно перепуганного человека. — Он мне так ничего и не сказал. Интересно только, откуда он знает моё имя…

Элизанда застонала и осторожно встала на ноги. Возмущённая и сбитая с толку Джулианна всё же заметила, как опустошена эта маленькая девушка. Она протянула ей руку, и Элизанда благодарно оперлась на неё.

— Он знал твоё имя, — осторожно начала она, — потому что он ждал тебя. А может, и меня, то есть нас обеих, но тебя — наверняка. Поэтому он и прилетел сюда.

— Глупости!

— Он сам сказал это! «Я ждал слишком долго», помнишь? Он ждал, и мы пришли. Он сказал нам обеим что-то важное, но сказанное тебе было ловушкой, которую ты не заметила.

— Какая ещё ловушка? — не поняла Джулианна.

— Джулианна, теперь ты задолжала джинну. Как ты не понимаешь? Ты задала ему вопрос, хотя он тебе этого не предлагал. Он сослужил тебе службу, за которую придётся платить. Джинны всегда требуют свои долги, причём сами выбирают способ отдачи…

Нет, она не понимала. Чего захочет от неё джинн, что она сможет сделать для призрачного создания — что ему вообще может понадобиться?

Джулианна покачала головой, призывая на помощь упрямство: «Не буду об этом думать, чтобы от моих страхов это не стало правдой».

Вместо этого она спросила:

— А ты правда была в Шараи?

— Да. Однажды. Меня послал туда дедушка, он сказал, что это пойдёт на пользу моему образованию…

— Похоже, это действительно так, — заметила Джулианна, стараясь говорить обычным тоном. — В смысле, действительно пошло на пользу. У нас никто не знает, как говорить с джинном.

Элизанда скривилась.

— Это я впервые. В Шараи рассказывают много всяких историй, ну, вроде уроков о том, как надо жить в этом мире. И о джиннах там много говорят. Но я всё равно не знаю… — её голос надломился, хотя опасность была уже позади, — я не знаю, как спасти тебя. Ни в одной из историй не говорится, как увернуться от долга джинну. Это ещё никому не удавалось…

7
{"b":"4688","o":1}