ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так какую вы выбрали ткань?

– Женихам такие вопросы задавать не положено, – строго сказала она. – Вы должны умереть от восторга, увидев меня во всей красе идущей по церковному проходу… в чем бы я ни была.

– Обещаю, что я так и сделаю, моя дорогая… Умру от восторга… Только я удивлюсь, если платье будет не из белого шелка.

Элизабет поднесла журнал мод к глазам и стала изучать довольно заурядную шляпку.

– Пожалуйста, не настаивайте! Я все равно не скажу! – сказала она и весело рассмеялась.

Ее лукавый взгляд вызвал у него такую восторженную улыбку, что она снова спросила себя, а не рассказать ли ему о ее свидании с Личем? Не взять ли в сопровождающие именно Росса, а не Хью? Определенно этот плут Лич станет сговорчивее в присутствии могучего, воинственного Росса… Нет! Ни в коем случае! Он может прийти в неописуемую ярость, узнав об этом опасном предприятии, и снова запретить ей общение с обитательницами трущоб Ист-Энда.

– Почему вы так тяжело вздохнули? – спросил Росс.

Она метнула на него быстрый взгляд своих сиреневых глаз и прикусила нижнюю пухлую губку.

– Станьте моей женой…

– Разумеется… Не успеем оглянуться, как настанет день свадьбы, сэр…

– Нет, зачем ждать? Я хочу, чтобы вы стали моей женой сегодня.

Элизабет смотрела на него, ничего не понимая. Росс был серьезен, как никогда.

– Что… что вы предлагаете? Тайно сбежать? Но п-почему?! – прошептала она, заикаясь.

– Я хочу, чтобы вы стали моей женой сегодня… потому что завтра… кто знает, что произойдет завтра? Разве мы не можем стать мужем и женой сегодня?

Росс слишком поздно понял, почему она смотрит на него с нескрываемым ужасом. Лейтенант Хэверинг говорил ей те же слова, когда уговаривал тайно бежать с ним… Но Росс не мог ей открыться, не мог сказать, что завтра, если все сложится неудачно, она снова может стать жертвой какого-нибудь негодяя. При этой мысли он крепко стиснул зубы и поклялся, что добьется от Люка обещания: если случится непоправимое, тот всегда будет ее оберегать и защищать.

Элизабет была потрясена до глубины души. Ее мнение о нем как о порядочном человеке мгновенно рассеялось. Он сейчас поступил с ней не лучше, чем полковник-многоженец с ее подругой Джейн.

– То есть вы предлагаете мне согласиться на венчание, которое осуществит какой-нибудь шарлатан, чтобы получить право на мои деньги и на первую брачную ночь… а по прошествии некоторого времени окажется, что все это незаконно? – сдавленно проговорила она. – Зачем же вы разыграли комедию с помолвкой? Не проще ли было предложить мне стать вашей любовницей, как это делали другие мужчины? – гневно воскликнула она, вставая. – Уже поздно, милорд. У меня одно желание – как можно скорей заснуть и не просыпаться!

– У меня тоже одно желание… Я хочу, Элизабет, чтобы этой ночью мы слились в объятиях страсти и забыли обо всем на свете! Я люблю вас, Элизабет… – проговорил он дрожащим от волнения голосом.

У двери она остановилась и, резко обернувшись, смерила его пристальным взглядом. Под ее взглядом Росс дрогнул и горько рассмеялся от отчаяния.

– Это сущая правда, Элизабет… но что бы там ни было, идите спать. Я горько сожалею, что наговорил вам бог знает чего. Вот как вы на меня действуете, Элизабет, – в вашем присутствии я теряю голову и веду себя как круглый идиот.

Она уже взялась за дверную ручку, но что-то удерживало ее. Как зачарованная, смотрела Элизабет, как Росс медленно приближается к ней. Подойдя, он провел смуглой рукой по ее мертвенно-белой щеке.

– Никому не верьте, будто я – на редкость опытный дамский угодник. Рядом с вами я становлюсь неумелым желторотым птенцом. – Он наклонил голову и прижался губами к ее пепельно-русой головке. – Пожалуйста… – В его тоне смешались мольба и лукавство. – Один поцелуй… один от вас…

Она повернулась к нему, презрительно сжав губы, но оскорбление тут же забылось, когда она заметила подозрительный блеск в зеленовато-карих глазах. Ее хмурое лицо просветлело, и она взглянула на него с мольбой и тревогой. Он наклонил голову и прижал губы к ее холодным, плотно сжатым губам. Ее губы сразу раскрылись, руки обвились вокруг его шеи, и она доверчиво прижалась к нему. Вдруг он легко поднял ее, и они замерли в долгом, словно прощальном, поцелуе.

– Спокойной ночи… – прошептал он, нехотя оторвавшись от нее. – Утро вечера мудренее, – торопливо проговорил он, осторожно поставил ее на пол и быстро вышел из комнаты.

Росс был прирожденным искателем приключений. Он хладнокровно преодолевал любые препятствия и был непревзойденным мастером своего дела. Вот и теперь… в это туманное сентябрьское утро… он был спокоен и предельно собран.

Люк видел, как дуэлянты дошли до отметки и стали сходиться. Лайнус Сэвидж со свирепым выражением лица вскинул руку, нажал курок… раздался выстрел.

Росс покачнулся, но устоял. Доктор, побледнев, рванулся вперед. Секунданты Кэдмора переглянулись и с негодованием покачали головами: граф выстрелил раньше положенного, не дождавшись команды. Люк прикусил губу, когда увидел на белоснежной рубашке брата темно-красное пятно. Кивком головы Росс велел доктору оставаться на месте и сосредоточил все свое внимание на графе Кэдморе, который стоял, дрожа всем телом, с еще дымившимся пистолетом в руке.

Медленно-медленно Росс переложил оружие из раненой правой руки в левую, поднял ее и, прицелившись Кэдмору в голову, нажал курок.

– Вам не холодно? Возьмите этот плед, вам станет теплее.

– Хью, мне тепло, – улыбнулась Элизабет, но плед все-таки взяла и закуталась в него – ее била нервная дрожь, на лбу выступил холодный пот. – Сколько времени, Хью?

– Половина шестого…

Элизабет кивнула и стала с затаенной тревогой вглядываться в промозглый, холодный туман. Она нащупала в кармане плаща тяжелые драгоценные камни, проверяя в сотый раз, не потеряла ли она их.

– Я вам так благодарна, Хью, что вы любезно согласились сопровождать меня.

– Не стоит благодарности. Вы же знаете, что я готов для вас на все. – Он посмотрел на Элизабет печальными карими глазами. – Почему вы мне сами не сказали? Почему я должен был узнать о вашей свадьбе от Софи, а не от вас? Боже мой! Стать невестой такого человека, как этот Трилоуни!

– Он… виконт… хороший человек… – вступилась она за Росса. – Я хотела вам сказать, Хью, но все было так запутано… Прошу вас, не требуйте от меня никаких объяснений… я сама еще толком не знаю…

Все, что произошло вчера вечером, потрясло ее. Ей нужен только он. И неважно, что он нравится многим женщинам.

– Если бы я был полностью уверен, что вы будете счастливы с виконтом, то сам бы молился дни и ночи напролет за ваш союз с ним, – вывел Элизабет из задумчивости голос Хью. – Но я столько слышал о его феноменальной распущенности… Конечно, вы можете закрыть глаза на его недостатки… – Он неожиданно замолчал и стал прислушиваться, вглядываясь в густой утренний туман. Элизабет услышала приближающийся стук колес.

Через минуту показался наемный экипаж. Прежде чем он остановился, из него выпрыгнул Натаниэль Лич и, засунув руки в карманы, с важным видом подошел к коляске Хью. Приглядевшись, Элизабет увидела в глубине экипажа два бледных лица: мать и сын тоже пристально всматривались в ее лицо.

– Ваше преподобие… миледи, – приподняв шляпу, приветствовал их Лич. Со стороны могло показаться, что он приехал не продавать Джейн и ее сына, а, как добропорядочный прихожанин, пришел на воскресную службу.

Хью едва кивнул Личу.

– Подведите миссис Силби и мальчика поближе, – приказал ему Хью.

Натаниэль Лич поманил пальцем сидящих в экипаже, а сам не спускал глаз с Элизабет.

– Миледи принесла обещанное? – спросил он.

Элизабет вынула ожерелье из кармана, но Личу не отдала, а держала его в кулаке. Лич нетерпеливо поманил своих спутников. Элизабет ждала, когда мать с сыном подойдут к коляске.

Наконец Лич поднял Джека и посадил рядом с Хью.

– Вот так. Будь хорошим мальчиком и слушайся эту леди… – сказал он, одновременно протягивая руку за ожерельем.

27
{"b":"4689","o":1}