ЛитМир - Электронная Библиотека

Подавив тяжелый вздох и превозмогая боль утраты дорогой сердцу вещи, хранившей память о покойной матери, Элизабет положила драгоценности в широкую ладонь Лича. Едва они коснулись его руки, как его пальцы мгновенно сжались в кулак. В следующую секунду ожерелье навсегда исчезло, очутившись в глубоком кармане Натаниэля. Элизабет пододвинулась ближе к Хью, освобождая место на скамье коляски и для Джейн.

– Ну, пока… счастливого, как говорится, пути, – неожиданно проговорил Лич, довольно улыбаясь во весь рот.

– А Джейн?! – воскликнула опешившая Элизабет, растерянно глядя на Хью. – Он же обещал освободить обоих…

– Не обещал я ничего такого, миледи. Скажите «спасибо» за этого пацана. А свою жену я отдавать и не подумаю – нет такого закона, чтобы отнять жену у мужа. Ведь так, ваше преподобие? – спросил Лич с откровенной издевкой, затем громко захохотал, довольный, что обвел священника вокруг пальца.

Глава четырнадцатая

– Миссис Сэмпсон! У меня потрясающая новость!

Эдвина, забыв про завтрак, выскочила из-за стола, торопливо вытирая рот салфеткой. Дворецкий был очень возбужден и тяжело дышал, будто бежал в столовую со всех ног.

– Что за новость? Ради бога, говорите скорее, Петтифер, или я умру от нетерпения! Вы забыли, сколько мне лет?

– Весь город взбудоражен слухами о дуэли… между виконтом Стрэттоном и графом Кэдмором! Как говорят, виконт вызвал графа на дуэль. Она состоялась сегодня на рассвете, на Уимблдонском лугу. Говорят, что граф выстрелил раньше времени, не дождавшись команды. Есть раненые. Я, как узнал об этом, сразу вернулся, чтобы рассказать вам. Если хотите, я попытаюсь узнать о дуэли более подробно…

Эдвина села за стол и начала мазать маслом ломтик поджаренного хлеба.

– Как вы меня испугали! Разумеется, дуэль! – уверенно проговорила она.

– Как вы догадались?! – Бархатный баритон Петтифера дрогнул от удивления.

– Что-то подсказывало мне, что Стрэттон вызовет этого негодяя. Я была уверена, что виконт оправдает мои ожидания. – Она улыбнулась дворецкому ликующей улыбкой победителя и с удовольствием принялась грызть тост.

– Есть раненые. Вы не боитесь, что виконт может умереть от смертельного ранения?

– Я уверена в способностях своего будущего зятя. Не сомневаюсь, что виконт своим ответным выстрелом отправит этого негодяя в могилу.

Гарри Петтифер покачал седеющей головой.

– Почему у вас такое страдальческое лицо? Кроме избавления от этого мерзкого Кэдмора, мы получим еще кое-что. Я тут поспорила с вашей новой хозяйкой, что не пройдет и месяца, как никто в Лондоне не станет принимать у себя графа. Вы поняли, что я выиграла?

– Понял, мадам. Хотя я не намерен оставаться у миссис Пенни дольше шести месяцев, согласно подписанному договору.

– Ну, теперь вам никуда не надо уходить. Я спасла вас от такой печальной участи. Вы все еще мой дворецкий…

– Я всегда и был им, миссис Сэмпсон, – ответил Петтифер едва слышно. – Такова уж моя судьба…

– Моя внучка все еще спит? – спросила Эдвина с набитым ртом.

– Должно быть, да. Лично я ее сегодня еще не видел.

Эдвина искоса посмотрела на своего дворецкого. Не слишком ли она строга с ним?

– Ваша новость может принести нам неожиданную пользу, – доверительно проговорила она. – Как только Лиззи узнает о дуэли, она сразу станет внимательнее относиться к виконту. Неспроста его дуэль совпала с объявлением в газете об их помолвке. – Эдвина развернула «Таймс», которая лежала у ее тарелки. – А сейчас принесите мне визитные карточки и приглашения с каминной полки.

Через пятнадцать минут Эдвина в прекрасном расположении духа поднялась наверх. Напевая, она вновь перечитала приглашение, в котором говорилось, что леди Риган надеется, что миссис Сэмпсон и леди Элизабет Роу посетят ее маленький салон на Брук-стрит сегодня во второй половине дня, где их ждут с распростертыми объятиями.

– Куда вы это несете? – вдруг прикрикнула она на Джози, которая быстро шла с тяжелым подносом в руках. От неожиданности служанка резко остановилась и пролила молоко на ковер. – Зачем вы несете столько еды в спальню моей внучки? Она хочет завтракать в постели? Элизабет заболела?

Джози кивнула, глядя на Эдвину испуганными глазами.

– Дай мне поднос, я все равно иду к Элизабет. – Эдвина потянула поднос к себе.

Джози, чуть не плача, опустила руки.

– Что все это значит? – Элизабет бросилась навстречу бабушке.

– Так, ничего, – ответила Эдвина, пристально оглядывая внучку.

– Спасибо, бабушка, – спохватившись, Элизабет взяла у Эдвины поднос.

– Я посижу с тобой, пока ты будешь есть, дорогая. У меня для тебя одна очень интересная новость. Но сначала скажи, что у тебя болит? – с тревогой спросила бабушка. – У тебя круги под глазами. Ты плохо спала?

– Да, плохо, – поспешно согласилась Элизабет. – Меня что-то мутит. Позволь мне немного отдохнуть, потом я спущусь вниз и ты расскажешь мне свою новость, – ласково проговорила внучка и улыбнулась. Успокоившись, Эдвина вышла из комнаты. – Джози! – позвала служанку Элизабет.

– Ты голоден? – ласково спросила Элизабет.

Мальчик молчал и только смотрел на нее грустными глазами. Элизабет обняла его за худенькие плечи.

– Давай, Джек, поешь немного, – уговаривала она, глядя в полные слез глаза. По дрожащим губам Элизабет поняла, что мальчик вот-вот разревется. Она тут же зажала ему рот рукой, испугавшись, что бабушка может услышать его плач. – Джек, это просто игра в прятки… выигрывает тот, кто сидит тихо, как мышка. Если ты будешь хорошо себя вести, я дам тебе пирожное.

– Не хочу пирожное, хочу к маме! – захлебываясь слезами, крикнул он.

– Я знаю, дорогой. Обещаю, что я приведу твою маму. – Элизабет подняла его с коврика и поставила на ноги.

Увидев поднос с едой, Джек потянулся за тостом. Потом взял ложку и съел весь омлет.

– Джози, нам нужно его вымыть. Он выглядит совсем как…

– … чумазый беспризорник, – закончила фразу Джози.

– Набери на кухне горячей воды и наполни ванну. Бабушка в это время всегда сидит в своей комнате, так что не бойся попасться ей на глаза.

Через пять минут Джози принесла первый кувшин горячей воды, через десять Джек съел все, что было на подносе, а еще через пять минут ванна была наполнена горячей водой.

Элизабет поняла, что взвалила на себя нелегкую задачу. Если бы Хью мог приютить у себя Джека, пока они не придумают, как быть дальше!.. Но священник целиком зависел от своей матери, женщины властной, которая относилась к Хью как к неразумному ребенку. Она ни за что не позволила бы ему взять Джека к себе. Можно было определить мальчика в приют для сирот, но Элизабет не хотела оставлять Джека в таком унылом месте и привезла его домой.

О том, что в доме появился ребенок, знали только двое – Джози и молодой конюх Питер. Они помогли Элизабет и Джеку незаметно проскользнуть в дом сегодня в семь часов утра…

Вымыв мальчика с помощью Джози, Элизабет уложила его в свою постель. Глядя на его худенькое тельце, она на минуту представила, как Лич избивал его, заставляя воровать.

Было ясно, что она не сможет долго держать его у себя в спальне, что рано или поздно все откроется, и есть только один человек, к которому она могла обратиться за помощью, – это Росс. Теперь она жалела, что вчера не рассказала ему о встрече с Личем. Он, разумеется, отчитает ее… но что делать? Она должна смириться и умолять его о помощи.

* * *

– Это просто чудо, что он остался жив.

– У него мгновенная реакция. Как вы думаете, с таким неугомонным характером ему удастся дожить до старости? – спросила Эдвина.

– Говорят, что Кэдмор так поторопился со своим выстрелом, что мог попасть ему в спину.

– Что вы делаете, Петтифер? – Появившись на пороге гостиной, Элизабет увидела, как их дворецкий стоит боком и, выставив одну руку вперед, делает вид, будто целится в противника.

Петтифер расправил плечи и одернул черную форменную одежду.

28
{"b":"4689","o":1}