ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А как насчет завтрашнего дня. Роб? Есть планы?

Поразмыслив мгновение, Робин сказала, что договорилась встретиться с двумя своими старыми друзьями.

– Я их знаю? Робин кивнула.

– Джэн и Мел Хуперы сейчас в городе на съезде. Я обещала встретиться с ними в баре. А потом, в три часа, я собираюсь встретиться с Кэлли Харрис.

Это были издатели журналов. Один журнал издавался в Южной Калифорнии, другой – в Нью-Йорке. У Мэйса неприятно засосало под ложечкой.

– С такими темпами ты сопьешься, – поддразнил он.

– Нет. Ты меня знаешь. Я могу часами потягивать из одного бокала.

– Думал, что знаю тебя. – Печаль на мгновение затуманила его глаза.

– А ты? – На губах играла искренняя улыбка, но в глазах была тень печали. Она изучающе смотрела и ждала ответа.

Мэйс задумался на мгновение.

– Я собираюсь побывать на съезде, а потом, думаю, сам загляну к некоторым моим старым друзьям.

Хотя в его тоне ничто не могло вызвать подозрений, Робин почувствовала, что «старые друзья» были представительницами женского пола. В ней вспыхнула ревность, и она немедленно отвернулась, разочаровавшись в себе самой. Мэйс был свободен и имел полное право встречаться с кем пожелает, где и когда хочет.

Пора переменить тему разговора. Робин притворно закашлялась, а немного погодя просияла, так как придумала безопасную тему.

– Как ты думаешь, что случилось с Ахмедом? Когда мне звонили, Раджана назвали Его превосходительством шейхом Раджаном аль-Амиром, но у меня не было возможности поинтересоваться его отцом.

Мэйс пожал плечами.

– Кто знает? О его смерти не сообщалось. Может быть, он уступил место Раджану из-за своей болезни.

– Возможно, – голос Робин был обманчиво небрежным.

За тем, что говорилось о внезапном «уходе в отставку» Ахмеда, скрывалось нечто большее, и она собиралась выведать всю правду. Знает ли он больше того, чем поделился с ней? Робин решила проверить.

– Как бы ни был мал Абу Мариб, все-таки странно, что во главе его стоит Раджан, не так ли? – Она осторожно наблюдала, подозревая, что Мэйс уйдет от разговора, если что-нибудь скрывает от нее.

Мэйс приподнял плечи, показывая свое безразличие.

– Если старый шейх еще жив, Раджан не будет полностью самостоятелен.

Хотя ее ситуация и была другой, она знала, что это такое, когда кто-то тобой всегда руководит.

– Сколько лет сейчас Раджану?

На последней фотографии, которую она видела, тот был застенчивым неуклюжим подростком. Ахмед ревностно охранял свою семью: мало что было известно о его нескольких женах и бесчисленных детях.

– Сколько лет ему было, когда ты его видела, восемнадцать? – А когда Робин пожала плечами, Мэйс продолжил с излишней сдержанностью. – Сейчас ему двадцать четыре. – Он взглянул на бывшую жену и, крепко стиснув зубы, поклялся, что не предоставит Раджану возможности разыграть перед Робин какое-либо представление.

Глаза Робин сузились. Она размышляла: если правильно все устроить, то можно написать две статьи. Одна будет посвящена первому визиту Раджана в качестве нового шейха в Соединенные Штаты, а другая – отставке Ахмеда. Единственно, что ей было необходимо, – час или два побыть наедине с Раджаном.

– Вот такие дела, – голос Мэйса вторгся в ее мысли и вернул к настоящему.

Мэйс всегда чувствовал ее настроение.

– Все в порядке, Робби? Она кивнула.

– Я думала о будущем, об обеде с Раджаном.

– Беспокоишься о том, как общаться с молодым шейхом?

Рот ее соблазнительно изогнулся, а глаза заблестели от удовольствия.

– Ты тоже был когда-то таким же молодым. О чем говорят мальчики… э-э-э… мужчины в таком возрасте?

Его ответ был быстр, а голос звучал очень оживленно:

– Девочки. Машины. Девочки. Спорт. Девочки.

– Ясно!

Робин быстро шагнула ко входу в отель. Мэйс за ней. Она остановилась, и он многозначительно взглянул.

– Похоже, ты хочешь идти в гостиницу, да? Робин кивнула.

– Ну, желаю хорошо провести время с новым шейхом.

Мэйс легко коснулся губами ее щеки. Он почувствовал, как напряглись ее плечи, и понял, что пора уходить.

– Только не позволяй этому парню сбить тебя с толку, – предупредил он охрипшим от волнения голосом.

– Не буду, – невнятно сказала она.

– Ну и молодец! – подбодрил Мэйс. Он принял ее неловкость за робость и чувствовал, что это его и взволновало, и позабавило одновременно. Слегка приподняв двумя пальцами ее подбородок, он заставил ее взглянуть на него. Его губы расплылись в ленивой, по-мальчишески обаятельной улыбке.

«О, мне надо избавиться от тебя!» Робин все еще чувствовала на своей коже следы его прикосновения. Она знала, что, если не установить дистанцию, можно потерять контроль над собой и броситься в объятия Мэйса. Быстро попрощавшись, она поспешила в отель.

Войдя в вестибюль, Робин увидела, что Мэйс тоже вошел. Он стоял задумчиво около дверей, сложив руки на широкой груди.

– Что теперь? – Робин глубоко вздохнула, чтобы вернуть самообладание.

Мэйс медленно подошел и остановился. Робин заставила себя улыбнуться.

– Ты что-нибудь забыл? Он кивнул.

– Я забыл предупредить, чтобы ты не надевала брюки, когда будешь встречаться с Раджа-ном. – Глаза его неистово сверкали. – Ты так сексуальна в них, что он не сможет…

Робин с трудом хватала воздух.

– Опять ты за старое! Перестань говорить мне это! Я еще не окончательно свихнулась, Мэйс. Я знаю, как вести себя в обществе высокопоставленных лиц.

Мэйс стоял довольно долго, глядя на ее разъяренное лицо, потом пожал плечами.

– Извини, Роб. Думаю, некоторые привычки очень трудно ломать.

Да, именно так. К своему большому неудовольствию, Робин обнаружила, что придвинулась к нему, по привычке ожидая крепкого объятия, как это обычно бывало после размолвок такого рода, но осознав, что делает, быстро отпрянула. Прочь от рук, которые предлагали тепло и безопасность, но по слишком высокой цене.

– До свидания, Мэйс.

– Пока, любовь моя. – Мэйс остался на месте, наблюдая, как Робин шла к лифту. В его глазах можно было прочитать смесь восхищения с гордостью за нее.

Она сердита, и все-таки в ней нет той порывистости, которая так часто выдает женские эмоции. Шаги Робин были спокойны, а движения тела мягки и грациозны.

После продолжительного отдыха в ванне, которая чудесным образом сняла напряжение, охватывавшее ее шею и плечи, Робин тщательно вытерлась, надела короткий махровый халат и стала приводить в порядок волосы.

Она отделяла пальцами мокрые пряди волос, а фен творил с ними чудеса. Одновременно Робин готовила себя к встрече с Раджаном. Необходимо выяснить, что случилось с Ахмедом, но к этому разговору надо подойти особо.

Робин замерла с поднятым феном – в голову пришла ужасная мысль. А вдруг шейх решил обращаться с ней так же, как с женщинами Абу Мариба? Она рассердилась.

Надо освободиться от плохого настроения. Убедить себя совладать со своими чувствами.

Улыбка появилась в глазах, она тихо засмеялась. То, что она задумала, было подло и очень нечестно. Но она сделает это! Если Раджан будет вести себя высокомерно, пользуясь положением представителя мужского пола, она воспользуется этим и добьется, чего хочет. Легче всего воздействовать на мужчину, который ставит себя выше всех женщин.

Просматривая свою одежду, Робин вспомнила слова Мэйса и почти подчинилась соблазну надеть брючный костюм, чтобы поступить ему наперекор.

«Но это же ребячество. Его там не будет». Напомнив себе, что собирается очаровать молодого шейха, она решила надеть длинную юбку из черного бархата и кружевную блузку с высоким воротником и пышными рукавами, заканчивавшимися высокими, плотно прилегающими манжетами. Ее узкую талию стягивал тонкий, украшенный серебром пояс. Завершала весь ансамбль миниатюрная камея.

Обувая кожаные босоножки на высоком каблуке, Робин услышала, что звонит телефон. Она напряглась, предположив, что это может быть Мэйс. Но взгляд на часы успокоил ее: было почти семь.

10
{"b":"4690","o":1}