ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка пробормотала проклятия. Ее маленький подбородок дрожал от сдерживаемого гнева и обиды.

Робин чувствовала себя очень неловко, пытаясь продолжить явно мучительный для них разговор. Она надеялась, что такт и умелый подход помогут уговорить Раджана рассказать о болезни Ахмеда. Однако молодой шейх оказался мастером в деле увиливаний и отговорок, и после нескольких неудачных попыток подольститься к нему и войти в доверие Робин отказалась вести эту игру. Но только на время. У нее осталось твердое намерение разузнать правду, даже если для этого ей пришлось бы пробраться в Абу Мариб.

Вот здорово было бы раскрыть тайну восхождения Раджана на трон!

Робин готовилась задать вопрос о том, где Ахмед поправляет свое здоровье, но услышала решительные шаги и обернулась, ожидая увидеть еще одного репортера, на этот раз из Сан-Франциско.

В дверях появился Мэйс собственной персоной. Как и полагалось, он был одет в черное; выглядел так, как будто только что шагнул со страниц какого-нибудь мужского журнала мод. В руках он держал ярко упакованный сверток.

«Ты никогда не переменишься», – подумала она. В ее глазах появились слезы от переполнявшего ее чувства гнева, смешанного с унынием.

– О, мой старый друг Мэйс, – сказал хозяин, быстро поднимаясь с подушки. Он протянул руну и поприветствовал гостя. – Давно мы не встречались, не так ли?

– Слишком давно, – согласился Мэйс и пожал руку шейху, улыбаясь обеим женщинам. – Помню, как когда-то вы сказали, что очень бы хотели побегать босиком по нашим паркам и позапускать бумажного змея, – сказал Мэйс Раджану.

Улыбаясь от счастья, шейх взглянул на сверток в руке Мэйса:

– Вы принесли бумажного змея?

– Жаль, что мне не пришло в голову принести двух, – сказал Мэйс и, как бы извиняясь, улыбнулся принцессе.

Раджан сделал вид, что не слышит. А Мадхури, казалось, очень понравились слова Мэйса.

«Слишком любезен», – подумала Робин, пристально глядя на Мэйса. Он подмигнул ей. Охваченная волнением, она отвернулась.

Мэйс знал, как мучительно Робин переживает происходящее. Она считает, что он пришел сюда, чтобы проконтролировать ее интервью с Раджаном. Когда Раджан занялся распаковыванием бумажного змея, Мэйс наклонился к Робин и прошептал:

– Могла ли ты себе представить, что встретишь здесь меня!

– Очень удивлена, – холодно сказала Робин, внимательно разглядывая, как он поудобнее усаживается на лежащей рядом подушке. Она была взбешена тем, что он грубо вмешивается в ее интервью. И чем быстрее он поймет, что она не собирается по-дружески относиться к нему – даже ради хозяев дома, – тем лучше.

– Ты великолепно выглядишь сегодня, – тихо проговорил он, по-видимому, не обращая внимания на ее холодность.

– Мэйс, что ты здесь делаешь? – прошипела она, крепко вцепившись руками в колени, чтобы справиться с охватившим ее желанием чем-нибудь в него запустить.

Раздался сдавленный смешок.

– Меня пригласили на обед, – заявил он. Его прекрасное настроение сводило ее с ума. Кончиками пальцев он прикоснулся к ее стиснутым рукам, его палец погладил ее большой палец, потом запястье.

Робин отбросила его руку.

– Как ты думаешь, что ты делаешь? – потребовала она ответа.

– Наслаждаюсь. Ты же знаешь, что я всегда испытывал наслаждение от прикосновения к тебе, от ощущения тебя. – Он продолжал мучить ее воспоминаниями о том, что было в их лучшие времена.

Робин чувствовала себя марионеткой, а веревочками были те ласковые слова, которые он ей шептал. Но ведь кукла может не выдержать и сломаться!

Терпение кончилось, и Робин повернулась к Мэйсу спиной. Она наблюдала, как хозяин забавляется бумажным змеем, испытывая одновременно чувство зависти и восхищения Мэйсом. Он все взвесил, выбирая свой подарок. Довольный подарком, Раджан сиял от радости. Словно маленький ребенок, он прикасался к цветным целлофановым узким лентам, ощупывал всего змея длинными темными пальцами. Наконец он заметил, что в комнате стало слишком тихо.

– Вы покорили меня своим подарком, – сказал он Мэйсу, застенчиво улыбаясь. – Много лет я мечтал втайне о такой игрушке, а мой отец всегда мне говорил, что такие вещи…

Мадхури издала негромкий звук и прервала его высказывание. Повернувшись, он обратился к ней низким гортанным голосом. Что сказал Раджан, останется между ними, потому что говорил он на их родном языке. Высказавшись, шейх повернулся к гостям, а принцесса в угрюмом молчании опустилась на свою подушку.

Если Мэйс и чувствовал себя так же неловко, как Робин, то она не могла об этом догадаться ни по выражению его лица, ни по его позе. Он смеялся и, казалось, был, как всегда во время интервью, раскован. Она почувствовала, что завидует.

Робин всегда восхищалась талантом бывшего мужа. Нигде она не видела ему равных. Он умел выкапывать самые интересные факты, умел превращать самые трудные задания в легкие.

Робин подумала, что держится он замечательно. Он старался не замечать ощутимой напряженности между братом и сестрой.

Шейх игриво дотронулся лентами бумажного змея да щеки Робин. Она посмотрела на него, а ј улыбнулся.

– Может быть, завтра мы с вами?.. – удерживая хвост змея в руке, он приподнял самого змея вверх, и тот как бы проплыл в воздухе. Робин поняла, что он хочет пригласить ее запускать с ним змея.

И Мэйс тоже понял. И ему это не понравилось.

– Возможно, как-нибудь в другой раз, Ваше превосходительство. – Он улыбнулся, чтобы смягчить удар. – На завтра у Робин намечено несколько встреч.

«О, Боже! Дай мне терпения!» Робин заскрежетала зубами, глубоко вздохнула и, заставив себя улыбнуться, возразила Мэйсу:

– Можно и завтра, если вы согласитесь отправиться к вечеру. Я встречаюсь с друзьями в три, но к четырем буду свободна.

– О, дорогая, я забыл тебе сказать, – вставил Мэйс, прежде чем шейх успел согласиться. – Мэл и его жена пригласили нас завтра вечером вместе пообедать. – Женщина дернулась. Он пояснил:

– Это наши старые друзья. Они обидятся, если Робин не придет.

– Понятно! – казалось, шейх смутился. – Простите меня, мой друг. Я сначала не понял. – Он по-мальчишески улыбнулся. – Я должен был это понять. Чэндлер и Чэндлер.

Только за то, что Мэйс выглядел таким довольным, Робин бы его с радостью убила. Он внушал ей отвращение.

– Мэйс и я больше не женаты. Мэйс заставил себя улыбнуться.

– Она оставила мое имя, но избавилась от меня.

– Вы в разводе? – сказала Мадхури, нервно рассмеявшись. Раджан сверкнул глазами в ее сторону и что-то проговорил, но, казалось, Мадхури предпочла не повиноваться. – И вы остались друзьями? – продолжала она, переводя взгляд с Робин на Мэйса.

Робин улыбнулась.

– Иногда, когда женитьба не удается, стороны все-таки остаются друзьями, – согласилась она. Но по ее тону можно было понять, что к ним с Мэйсом это не относится. Она вызывающе посмотрела на Мэйса, а тот, к ее глубокому огорчению, подмигнул ей.

– Робби и я остались хорошими, хорошими друзьями, – сказал Мэйс и, воспользовавшись ситуацией, взял Робин за руку.

– Здорово! – воскликнула она так тихо, что только он мог расслышать. Некоторое время Робин позволила удерживать руку, но потом под предлогом, что ей надо взять чашку, освободилась от него.

Мадхури хотела было что еще спросить, но шейх опередил ее; хлопнув в ладоши, он позвал слуг. Те, как будто поджидая сигнала у комнаты, быстро вошли, каждый держа по блюду или по вазе. Затем двое слуг принесли тарелки и столовые приборы.

Девушка наполняла тарелки разными кушаньями, а Раджан подробно объяснял, что им подают: крылья колибри, маринованные в апельсиновом соке, коричневый рис, баклажаны в смеси с кусочками моркови, тушеные бараньи отбивные и пирог с начинкой из нарезанного кусочками мяса и различных специй и трав.

Когда слуги ушли, хозяин перевел взгляд на гостей.

– В моей стране не должно быть разводов. – Он улыбнулся, но взгляд казался жестким. – Вас бы держали под усиленной охраной до тех пор, пока вы не одумались бы. Может быть, даже хлестали до тех пор, пока вы не стали бы повиноваться.

13
{"b":"4690","o":1}