ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Твоя новая жизнь за 6 месяцев. Волшебный пендель от Счастливой хозяйки
Тетрадь кенгуру
Список желаний Бумера
Кофейня на берегу океана
Семья мадам Тюссо
Смотрящая со стороны
Тайна нашей ночи
Танос. Смертный приговор
Девушка из Англии
A
A

Робин не хотела больше тратить время на размышления о бывшем муже и его поведении. Она задумалась над тем, что узнала о Раджане и Ахмеде.

Вея ее усталость исчезла. Мысленно разрабатывая способы написания статьи, Робин направилась по коридору к своему номеру. Она была рада, что позаботилась захватить с собой портативную пишущую машинку и немного писчей бумаги. После душа можно привести свои мысли в некоторое подобие порядка.

Робин открыла дверь и вошла в темный номер, с наслаждением думая о работе. Она решила посвятить одну из статей отношениям между арабскими мужчинами и женщинами, а также культурным различиям между арабскими и американскими женщинами.

Медленно она вошла в спальню и, включив свет, оторопела.

– Какого черта ты тут делаешь? – Она была разгневана тем, что Мэйс оказался в ее постели.

Мэйс фыркнул от смеха.

– Думал, что пытаюсь заснуть.

– Но не в моей же постели!

– В твоей постели? – он усмехнулся, изогнув темные брови. – Ты ошибаешься, дорогуша, – мягко продолжал Мэйс. – Это, – он похлопал по матрасу, – моя постель. По крайней мере на несколько последующих дней.

– О! – Она поняла, что произошла ошибка. Когда была регистрация в то утро в гостинице, она назвала только свою фамилию и по привычке сказала, что работает в «Кадаверас Сэнтинел». А администратор, очевидно, упустил, что в списке дважды встречается эта фамилия.

Робин судорожно вздохнула:

– Ты уверен, что находишься в своем номере?

Его глаза засияли.

– Так же, как в том, что лежу здесь в этой большой красивой кровати, – доброжелательно заверил он голосом, приводившим ее в бешенство.

Несчастная прислонилась к дверному косяку и ждала, наивно предполагая, что бывший муж уйдет из номера.

Чтобы спасти репутацию, можно сделать только одно. Она решительно расправила плечи.

– Думаю, мне придется поговорить с портье и узнать, как можно исправить создавшееся положение.

Мэйс медленно скользнул под одеяло, зная, что не сможет уснуть, пока не узнает, где она собирается провести ночь. Он хотел, чтобы любимая женщина осталась в номере, он не хотел сам покидать его. Они очень дорого заплатили за ее независимость.

Где она? Прошла почти вечность, но Робин не возвращалась.

Мэйс повернулся на бок, взял часы с ночного столика и посмотрел на светящийся циферблат. Было два часа. Он прислонился широкими плечами к спинке кровати, уставился в никуда, рассеянно потирая большим пальцем по циферблату часов.

Где же она!

Не в состоянии больше терпеть неизвестность, он скинул одеяло и, свесив с кровати длинные ноги, сел, минуту раздумывая, что делать дальше. Он хотел идти искать Робин. Но что будет, если ее найдет? Не рассердится ли?

Мэйс не слышал ни того, как открылась входная дверь, ни того, как Робин босиком вошла в спальню.

– Думаю, тебе придется меня потерпеть, – сказала женщина, глядя вниз, чтобы не смотреть на него. Как обычно, Мэйс спал нагишом.

С облегчением вздохнув, он тепло улыбнулся.

– Мне приходилось терпеть и худшее, – парировал он. Его чувственный рот изогнулся. – Готова принять ванну? – спросил он, великодушно улыбаясь.

Робин ответила не сразу. Женщина была слишком занята борьбой со своими чувствами. Она помнила каждый дюйм его тела и ощущение от прикосновений к нему.

«Что я делаю!» Робин сердилась на себя за то, что Мэйс все еще был для нее таким желанным.

Он улыбался, как будто знал, что она ощущала.

– Что ты собираешься делать, пока я принимаю ванну? – Ее большие зеленые глаза потемнели.

– Я мог бы войти и потереть тебе спинку, – мило предложил он.

– Нет! – в ее голосе зазвучали панические нотки.

– Эй! – Он вытянул руки ладонями вперед. – Не сердись. Я сказал, что мог бы войти и потереть тебе спинку, – продолжал он, посмотрев на ее покрасневшее лицо. – Но вместо этого, я думаю, что пойду поищу чего-нибудь выпить. – На его лице появилась слабая улыбка. Робин никогда не вынуждала его прибегать к холодному душу, поэтому она бы никогда не догадалась, что ему надо крепко выпить для получения того асе эффекта.

Робин отвернулась, когда Мэйс начал вылезать из кровати. Как жаль, что все места в гостинице были забронированы! Чего бы она не хотела, так это находиться рядом с бывшим мужем. Сексуальная сторона их жизни была восхитительной. Как не вспомнить замечательные ночи, проведенные в его объятиях?

Если бы и другая часть их жизни была так же великолепна, подумала она и глубоко вздохнула.

– Робби!

Робин замерла и смотрела в его лицо, которое все ниже и ниже опускалось к ее лицу.

– Я знаю теперь, в чем я был не прав. – слова были мягкими, дыхание ласкало, как ласкает обнаженную кожу легкий ветерок. – Я хотел владеть тобой. Я хотел поглотить тебя, сделать тебя неотделимой, неотъемлемой своей частью.

Я думал, что если буду удерживать тебя не очень крепко, ты выскользнешь от меня, поэтому я так сильно зажал, что просто выдавил тебя из своих рук. Развод явился для меня ударом. Когда же я увидел тебя в программе Тэтчера, то был сражен наповал. Твои слова заставили меня взглянуть на себя со стороны. Спасибо. – Эти слова он сказал шепотом. – Никогда опять я не совершу ошибки. – Мэйс говорил, а сам поднял прядь ее светлых волос со щеки и нежно заправил за ухо. – Прости меня за горе, которое я тебе причинил, Робби. – С улыбкой глядя в ее затуманившиеся зеленые глаза, он пальцем легко коснулся ее дрожащих губ, а потом отступил.

Он не просил получить еще один шанс, зная, что этот шанс уже есть.

Робин тихонько засопела. Если Мэйс умышленно решил ее растрогать, то ему это прекрасно удалось. Переполненные эмоциями глаза следили за ним, а он с легкой непринужденностью направился к стенному шкафу, чтобы вытащить оттуда рубашку.

– Я выйду на час. – Он говорил и надевал рубашку. – Надеюсь, тебе хватит времени принять ванну.

– Спасибо, – мягко сказала она, а голос был на удивление холоден. – Я попытаюсь не занять больше времени.

Он вышел, даже не взглянув напоследок.

Робин расслабилась. Тепло и пульсирующая сила воды были для нее бальзамом, придававшим легкость телу, измученному после нескольких минут, проведенных наедине с Мэйсом.

«Эта ночь будет очень долгой и беспокойной». Она выключила воду и ступила на плюшевый коврик.

Звук закрывающейся входной двери заставил женщину быстро схватить полотенце и обернуть им мокрое тело. Она оцепенела и не-, подвижным взглядом смотрела на ручку двери ванной.

– У тебя все в порядке? – голос Мэйса донесся немного раньше, чем она услышала резкий, нетерпеливый стук в дверь.

– Час еще не прошел, – отозвалась Робин. Можно было догадаться, что он говорит ей, что, купаясь, она всегда теряет счет времени.

Мэйс был прав. Робин смотрела на дверь и вспоминала старые времена. Если она задерживалась в ванной слишком долго, он приходил «помочь».

Такой помощи ей не надо. Не теряя времени, она быстро вытерлась насухо, а потом потянулась за халатом. Но там, где она – как предполагала – его оставила, ничего не было.

Мэйс?

Нет. Она, вероятно, забыла захватить халат. Что можно сделать, чтобы не звать Мэйса? Ей не хотелось надевать грязную одежду даже для того, чтобы добраться до импровизированной спальни. Робин расправила плечи и пошла к двери.

– Мэйс?

Ответа не последовало. Она подумала, что он, возможно, спит. В отличие от нее Мэйс засыпал с завидной легкостью.

Улыбаясь, женщина взяла другое полотенце и обернула его вокруг стройного тела. Получилось нечто вроде сари. Очень осторожно открыв дверь, она изо всех сил всматривалась в темноту, чтобы понять, лежит ли в постели Мэйс.

– Можешь не стараться. Я все равно не сплю, – тоже едва сдерживаясь от смеха, произнес Мэйс где-то сзади.

Крадучись, как кошка, он пересек всю комнату и теперь спокойно стоял перед Робин, отрезав все пути к бегству.

– Что ты будешь делать завтра? Вопрос застал ее врасплох. А когда она ощутила прикосновение к своей щеке его руки, ее охватила дрожь. Робин дернулась. Скорее прочь от его рук!

16
{"b":"4690","o":1}