ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дрожа от переполнявших его чувств, Мэйс пожал плечами и отвернулся. Он смотрел в окно до тех пор, пока не восстановил самообладание.

– А я и забыл, какая ты сильная, – решил он разрядить обстановку. Его рука легла на ее плечо.

– О, как все быстро забывается! – парировала она и засмеялась, чтобы скрыть свое волнение.

– Вот мы и приехали! – В голосе его послышалось облегчение.

Когда они выходили из машины, Мэйс что-то тихо сказал шоферу.

– О чем это вы?

Он слегка пожал плечами.

– Я отпустил его домой поесть, пока мы обедаем.

Робин затрепетала. Случайно или намеренно кончики его пальцев прикасались к полоске обнаженной спины?

Когда они в сопровождении официанта шли к столику, Робин не могла не почувствовать на себе оценивающих взглядов мужчин, но ее больше заинтересовали особы женского пола, которые чуть не свернули себе шею, пытаясь разглядеть Мэйса, особенно брюнетка, которую она узнала бы везде.

Моника Стивене была опять в красном, и, как ни странно, волосы ее были уложены так же, как у Робин. Единственное различие заключалось в том, что у этой женщины, блестящие черные волосы закреплялись за ухом гребнем, богато украшенным жемчугом.

Рядом с Моникой сидел великолепный красавец-мужчина с волосами песочного цвета. Он поймал взгляд Робин и улыбнулся.

– Ты знаешь этого парня? – потребовал ответа Мэйс низким, резким голосом.

Взглянув на него через плечо, Робин ответила, разыгрывая невинность:

– Вот это да! Я думала, он улыбается тебе, Мэйс. – Она быстро отвернулась, чтобы скрыть плутовской блеск в глазах.

– Выродок! – обругал его Мэйс. Когда они уселись, то оказались в прямой видимости Моники и ее кавалера.

– Если ты не против, я сделаю заказ, – предложил Мэйс, когда подали меню.

– Хорошо, – пробормотала она, но мысли ее были далеко.

В глазах Мэйса запрыгали озорные чертики, когда он заметил, что творится с Робин.

– Как насчет закуски из крылышек летучих мышей-вампиров с мармеладом?

– Я буду есть все, что ты закажешь.

– Ага! – ухмыльнулся Мэйс, его глаза искрились от смеха. – А на первое возьмем суп из вареных ящериц.

– Согласна.

– И надо не забыть заказать зеленый салат из муравьев и кузнечиков.

– Наверное, это вкусно.

Мэйс хотел предложить еще один «деликатес», но подошел официант и торжественно спросил, готовы ли они сделать заказ.

– Сначала мы хотели бы узнать, что вы можете предложить на десерт, – спокойно сказал он.

– На десерт? – удивленно переспросили официант и Робин вместе. Усмехаясь, Мэйс объяснил:

– За семь лет этой прекрасной леди ни разу не позволили после обеда перейти к десерту. – Он глазами указал на Робин и мягко продолжал. – Поэтому я решил, что сделаю все от меня зависящее, чтобы она получила свой десерт.

Щеки женщины предательски покраснели. Робин нервно закашлялась, но ничего не сказала.

К завтрашнему дню она увеличит свой вес на десять фунтов, по пять на каждое бедро.

После сытного обеда, наслаждаясь кофе, Робин бросила поверх чашки кокетливый взгляд на Мэйса.

– Отличный обед, но меня кое-что волнует, Мэйс.

Его суровая красота смягчилась от великодушной улыбки.

– Что случилось, любовь моя?

С маской невинности Робин промолвила:

– А что случилось с крылышками летучих мышей-вампиров с мармеладом, с супом из вареных ящериц и с зеленым салатом из кузнечиков и муравьев?

– С зеленым салатом из муравьев и кузнечиков, – мягко поправил он и стал сотрясаться от хохота, довольный собственным остроумием.

Смех привлек внимание Моники и ее дружка. Моника что-то сказала, он встал и помог ей подняться из-за стола.

Словно под гипнозом, Робин наблюдала, как Моника и ее красавец-дружок медленно приближались к ним.

– Не удивляйся, дорогой. Просто женщина-вампир из Сосалито, которая обещала устранить синдром Питера Пэна и все такое, собирается исполнить свое обещание. – Губы Робин улыбались, но в глазах ее сверкали ревность, и разочарование.

– Правда? – отозвался Мэйс. Ему очень захотелось, чтобы побыстрее подошел официант и рассчитал их.

– Еще раз здравствуйте, – промурлыкала Моника и свое приветствие обратила к Робин, но не спускала глаз с Мэйса.

– Мы официально не знакомы, – сказал Мэйс и встал. – Я – Мэйс Чэндлер.

Моника улыбнулась и протянула руку:

– Управляющий и редактор «Калаверас Сэнтинел», не так ли?

– И недавно прослывший Питером Пэном, – сказал он и взял Монику за руку.

– Здравствуйте. Я – Робин. – Робин протянула руку мужчине, которого Моника представила как Тэрри.

– Тэрри Уайз. – Он взял ее за руку и быстро отпустил.

– Вы не возражаете? – спросила Моника и деликатно кивнула на стул, стоящий напротив Робин. Прежде чем Робин успела ответить, Мэйс выдвинул стул и предложил присоединиться к ним.

– Похоже, нам не собираются принести счет, – сказал он, – поэтому устраивайтесь поудобнее. – Одного взгляда на Робин было для него достаточно, чтобы заподозрить, что она не довольна таким поворотом событий. Она ревновала.

– Тэрри сотрудничает с журналом для любителей путешествий, – разъяснила Моника, когда Тэрри сел рядом с Робин.

Робин сочувствовала Тэрри, но не настолько, чтобы нянчиться с ним, пока Моника развлекается с Мэйсом.

– Великолепно, – сказала она, придав своему голосу естественное звучание.

В их браке никогда не стояла проблема мужской неверности. Она привыкла к тому, что Мэйс был ей предан. До сегодняшнего дня не приходило в голову, что его может увлечь другая женщина. Особенно такая.

Но, судя по тому, как Мэйс улыбался Монике, как он внимал каждому слову, Робин заподозрила, что он достаточно серьезно заинтересовался этой женщиной.

Робин не могла справиться с ситуацией и оглянулась в надежде, что кто-нибудь подойдет и рассчитается с ними. Ее подмывало самой разыскать официанта и отдать деньги.

Тяжело дыша, она повернула смеющееся лицо к человеку, который, без сомнения, тоже ощущал одиночество.

– Давно в Сан-Франциско?

– Около месяца.

Робин кивнула. Она была унижена тем, что Мэйс был явно увлечен Моникой, и даже не смогла сделать вид, что ее заинтересовала работа Тэрри.

Почему именно ею? Робин чувствовала себя несчастной. Ее не должен заботить этот флирт. У нее нет права ожидать от него верности.

Она услышала смех Моники и повернулась.

Ее рука лежала на руке Мэйса.

– У вас есть моя карточка. – Моника, скромно улыбалась Мэйсу. – Можете звонить мне в любое время.

– Обязательно позвоню, – пообещал Мэйс. Робин взглянула на нож, случайно забытый на столе у ее кофейной чашечки, и некоторое время размышляла над тем, как его использовать, чтобы снять этот «нарост» с руки любимого. Еще ни разу в жизни она не чувствовала себя такой жалкой.

«Хорошо бы демонстративно уйти, – подумала она. – И пусть Мэйс останется здесь и с Моникой, и с ее кавалером».

Наконец они оплатили счет. Робин вскочила и стремительно направилась к выходу, слишком рассерженная, чтобы посмотреть, следует ли за ней Мэйс.

Глава 8

Охваченная гневом, Робин выскочила на улицу раньше Мэйса. Она осмотрелась в надежде увидеть ожидавшую их машину. У нее теснило в груди, и даже чистый ночной воздух, который она судорожно глотала, не мог помочь.

– Что все-таки с тобой происходит? – схватил ее Мэйс за локоть и развернул лицом к себе.

– Отпусти, Мэйс, – голос дрожал. Робин стиснула зубы. Она попыталась вырваться.

– Не пущу, пока не скажешь, что тебя так растревожило. Ты нагрубила Монике и Тэрри, а это совсем на тебя не похоже. – Обольститель не смог сдержать самодовольной улыбки. Он вспомнил сцену в ресторане, флирт с Моникой, но поступил так от отчаяния. К счастью, фокус удался: Робин была объята ревностью.

– А что, скажи на милость, похоже на МЕНЯ? – чуть не закричала она. – Ты хоть знаешь МЕНЯ?! – Женщина тряслась от гнева. Почувствовав отвращение к себе, Робин предприняла еще одну попытку освободиться. Но Мэйс не собирался ее отпускать.

19
{"b":"4690","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мир внизу
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости
Спасенная горцем
Варгань, кропай, марай и пробуй
Охотник на кроликов
Десерт из каштанов
Век живи – век учись
Сад бабочек
Смотрящая со стороны