A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
28

В полудреме Робин почувствовала, что он отошел от дивана, и погрузилась в сон.

Следующее утро было полно неожиданностей, хороших и не очень.

Робин разбудил телефон. Сонно ворча, она подошла.

Отвратительно бодрый женский голос попросил передать трубку Мэйсу.

– Минуточку.

«Какого черта звонить в такую рань?» – подумала она и потащилась в спальню, чтобы разбудить Мэйса.

Но его там не было.

Она вернулась к телефону.

– Его нет.

– Вы уверены? – голос больше не казался оживленным.

– Если вы мне не верите, приходите и убедитесь в этом сами.

– Тогда не можете ли вы ему кое-что передать?

– Если это не очень сложно.

– Это несложно и приятно. Передайте, что звонила Моника из «Сосалито Курьер».

«Как я могла забыть?» – Ревнивица саркастически улыбнулась.

– Я передам. – Она бросила трубку, получив удовольствие от того, что сама прервала разговор.

Робин опять улеглась и на секунду задумалась, куда мог отправиться Мэйс в такую рань. Но ей слишком хотелось спать, чтобы тратить время на размышления.

Она проснулась от того, что опять звонил телефон.

– Да здравствует наша телефонная сеть! – Робин поднялась с дивана, про себя проклиная людей, которые не дают отдохнуть женщине. А ведь женщинам нужно пользоваться каждой минутой сна, чтобы поддерживать свою красоту. – Алло? – в голосе слышалось раздражение.

– О, должно быть, я ошибся номером. – Мужской голос казался знакомым, но Робин не могла определить, кому он принадлежит. – Мне сказали, что это номер Робин Чэндлер.

– Ричард? – Робин нахмурилась, и сон ее как рукой сняло.

– Робин, это ты? Недавно за ленчем я случайно встретил твою невестку Сьюзен, и она сказала, что вы с Мэйсом развелись. – Вслед за этим в трубке послышался легкий вздох удовлетворения. – Мне очень-очень жаль, Робби.

«А на самом деле тебе вовсе и не жаль», – подумала она; ее зеленые глаза весело заблестели.

– Спасибо, Ричард, у меня будет все в порядке. Как ты узнал, где я?

– Я позвонил в «Сэнтинел». Миссис Маркхам сказала, что и ты, и Мэйс в Сан-Франциско. Ты уже решила, куда пойдешь на ленч?

Ленч? Она отняла от уха трубку и уставилась на нее, сильно озадаченная.

– Ты где? Ричард рассмеялся.

– Я приехал сюда сегодня на съезд книготорговцев. Ну а теперь, ответь на вопрос: ты не против того, чтобы пойти на ленч со мной?

– Я не могу. Я условилась покататься на лодке с шейхом Абу Мариба.

Ей показалось, что Ричард тихо сказал, что она не теряет времени зря. Когда он заговорил опять, голос его звучал несколько озадаченно.

– В таком случае давай договоримся вместе пообедать.

Обдумывая ответ, Робин поняла, что Ричард – как раз тот, кто ей нужен.

– Это было бы замечательно.

– Тогда решено. Мне придется позвонить тебе немного позже и условиться о времени, ведь впереди у нас обоих очень напряженный день.

Они попрощались. Робин прошлась по комнате, раздумывая. Этот обед может дать толчок новым отношениям. Ричард никогда не приставал, но сейчас, когда она в разводе…

Была ли Робин к этому готова?

Нет. Она не готова связать себя обязательствами с кем-либо. Однако, если почувствует в себе силы вступить в новые взаимоотношения с мужчиной, то выберет человека, похожего на Ричарда. Теперь же она удовлетворена своим независимым положением.

Робин с тоской взглянула на диван, но решила туда не возвращаться. В десять часов за ней приедет шофер Раджана. У нее оставалось три часа, чтобы принять ванну и не спеша позавтракать.

– Ты сегодня рано встала. Ее напугал голос Мэйса.

– И ты тоже.

Он пожал плечами.

– Я не мог заснуть и поэтому решил совершить длительную прогулку. Я пытался дозвониться тебе из холла, но ты разговаривала по телефону. – Он посмотрел на телефон, а потом остановил взгляд на ее лице и без сомнения, ждал, что она расскажет, с кем вела беседу.

– Моника Стивене просила передать, чтобы ты ей позвонил. – Она не знала почему, но не хотела говорить, что Ричард Блам в Сан-Франциско.

– Позвонить ей – зачем? – спросил он с легкой улыбкой.

– Чтобы рассказать все, что твоей душе будет угодно. – Зеленые глаза потемнели от обиды. – Я уверена, ей все равно.

– Вероятно, так это и есть, – небрежно согласился Мэйс. – Как насчет того, чтобы вместе позавтракать?

– Извини, не могу. Я собираюсь поплавать на лодке с Раджаном. Помнишь, я говорила? А вечером – обед с Ричардом.

– Я забыл тебе передать, – воскликнул он, щелкнув пальцами для большего эффекта. – Вчера вечером, когда ты принимала душ, секретарь Раджана отменил вашу встречу. Кажется, Раджану надо везти Мадхури в Лос-Анджелес. Их не будет до конца недели.

– Дьявол! Я хотела организовать на весь день «допрос с пристрастием».

Мэйс ухмыльнулся. Потеря Раджана была для него приобретением.

– Давай заключим сделку! Если ты будешь развлекать меня на съезде книготорговцев, я оплачиваю твой завтрак.

Вспомнив, что прошлой ночью Мэйс предпринимал попытки к примирению, Робин, естественно, но испытывала желания провести с ним целый день.

Подавляя желание ее уговорить, Мэйс сжал кулаки и стоя ждал, пока она сама примет решение.

– Хорошо, – согласилась Робин. – Договорились. Но сначала дай мне несколько минут, чтобы я могла принять душ и что-нибудь сотворить с волосами.

– Я почитаю журнал, – сказал он, ощущая радость и облегчение.

– Почему бы тебе пока не позвонить Монике? – предложила она.

Робин не теряла времени. У нее были опасения, что Моника Стивене принадлежала к типу женщин, которые будут разыскивать мужчину, вызвавшего их интерес. А Мэйс как раз и вызвал интерес. Она пыталась не обращать внимания на надоедливый голосок, который требовал от нее удержать Мэйса от когтей этого вампира и пыталась – но очень неубедительно – уверить себя в том, что уводит Мэйса из отеля только из настойчивого желания немного навредить Монике.

«Вероятно, Моника решит, что Мэйс не перезвонил ей, потому что я не передала ему ее просьбу», – подумала Робин. Слабая улыбка пробежала по ее губам. Ее так и подмывало не передавать просьбу Моники, но она ее передала. А сейчас у нее будет совесть чиста. И Мэйс будет с ней рядом.

Плутовка с наслаждением рассмеялась, смахнула со щеки крошку туши, еще раз посмотрела в зеркало и объявила самой себе, что готова отправиться… куда бы Мэйс ее ни повел.

Когда она вошла в комнату, Мэйс смотрел в окно. Некоторое время Робин стояла у двери спальни, рассматривая его. Можно подумать, что он расстроен.

Какие мысли придали ему такой мрачный вид? Робин и сама нахмурилась.

Повернувшись, он спросил, готова ли она. Его голос показался Робин натянутым.

– Я умираю от голода, – дерзко заявила она. Мэйс приблизился к ней с улыбкой, которая дурно влияла на ее эмоциональное состояние.

– Мне кажется, сегодня утром я забыл что-то сделать. – Он протянул руки, нежно обнял ее за плечи и без всяких усилий притянул к себе.

– Что?

– Вот что. – Теплые руки скользнули вниз, обхватили ее, все ближе и ближе притягивая. Робин пришлось расслабиться. Она так тесно прижималась к нему, что могла под легким летним костюмом ощутить, как напряглись его мускулы.

Поддаваться его желаниям было так хорошо и естественно, но Робин не будет этого делать.

– Пусти меня, пожалуйста, Мэйс. Он неохотно раскрыл руки и позволил отойти. Теперь было ясно, что он совершил ошибку, так сильно увлекшись вчера флиртом с Моникой. Казалось, Робин еще больше укрепилась в желании держать его подальше.

– Думаю, что нам пора бы позавтракать, – проговорил он.

– Позавтракать? – глуповато повторила Робин.

– Если ты не можешь предложить что-нибудь получше. – Его чувственный рот, казалось, приглашал к чему-то, а темные глаза непристойно блуждали по ее скрытому под одеждой телу.

– Тебе не удастся отказаться от обещания оплатить мой завтрак, – заметила она, стараясь придать непринужденность голосу.

21
{"b":"4690","o":1}